Меньше кэша — светлее бизнес

Включить МСБ в формальную экономику и увеличить спрос со стороны населения на проведение безналичных платежей — такую задачу ставит НПП «Атамекен»

«Втени находится 70–90 процентов оборота магазинов у дома. При обороте в пять-шесть миллионов в месяц магазин в лучшем случае показывает миллион, а то и триста тысяч. Об этом все знают, включая комитет госдоходов» — фразы примерно такого содержания в разных вариациях можно услышать от участников ритейл-рынка. Вывести бизнес из тени за счет предоставления поддержки и улучшения бизнес-климата предлагает Национальная палата предпринимателей (НПП) «Атамекен». Председатель правления НПП Аблай Мырзахметов на недавнем форуме Almaty Invest оптимистично сообщил: «Сейчас идет пакет изменений в налоговое законодательство, чтобы стимулировать сферу торговли применять ERP-систему, простую, понятную; улучшать свои доходы, платить налоги. Там все заложено. Надеюсь, эта работа начнется и принесет свои плоды».

Вывести из сумрака малых и средних предпринимателей собираются за счет повсеместного введения онлайн ККМ (контрольно-кассовая машина), ERP-систем и POS-терминалов. Превращать оборот МСБ из «серого» в «белый», а также значительно стимулировать рост безналичных платежей планируется традиционными методами — кнута и пряника. Первый подразумевает усиление административно-контрольных мер, а вот пряников, можно сказать, целый мешок. Для МСБ предусмотрена компенсация за установку необходимого оборудования, снижение налоговой нагрузки и минимизация проверок добросовестных организаций. Продуманы даже стимулы для граждан, использующих безналичные способы оплаты. Также запланированы меры по совершенствованию процессов со стороны государства. Но пока многие предприниматели не видят выгод от работы «в белую», расценивая любые изменения как дополнительную нагрузку на бизнес. Фактически государству еще предстоит «продать» пряники-нововведения малым и средним предпринимателям, показав реальные плюсы от прозрачной работы.

Дукен обычный, казахстанский

Пакет рекомендаций по вовлечению МСБ в формальную экономику был разработан на основе масштабного исследования от НПП, Палаты налоговых консультантов РК, Форума предпринимателей Казахстана и Центра стратегических инициатив. Исследование включало в себя и кабинетную, и полевую составляющие. Приведем здесь лишь некоторые факты из исследования: доля МСБ в ВВП РК — 27%, при этом в Астане и Алматы доля сектора малого и среднего предпринимательства в ВРП — 57% и 34% соответственно. Магазины у дома — самый распространенный тип субъектов МСБ в Алматы, салонов красоты и кафе-ресторанов как минимум на треть меньше. Поэтому дальше данные как раз для сферы торговли в Алматы и Алматинской области. Только 7% торговых точек формата «магазины у дома» имеют POS-терминалы в кассовой зоне, у 35% есть ККМ в кассовой зоне, при этом чеки выдают опять же только 7%; только 14% магазинов у дома имеют элементы автоматизации учета (см. график).

При этом доля индивидуальных предпринимателей в розничной торговле — 75%. Аналитики отметили, что большинство ИП, занимающихся продуктовыми магазинами, указали при регистрации другой вид деятельности. Основной вывод полевой части работы — 90% оборотов магазинов у дома находятся «в тени», причем основная часть предпринимательства в розничной торговле представлена именно магазинами у дома.

По оценке исследования, реальная экономика в розничной торговле (без учета услуг) в 2017 году составила более 15 трлн тенге, хотя, по данным комитета по статистике Министерства национальной экономики, эта цифра не превышает 8,8 трлн тенге, из которых только 4 трлн декларируются (это данные комитета госдоходов Минфина РК). И опять же по оценке КС МНЭ РК, 80% объема розничной торговли составляет малый бизнес.

Еще немного цифр, теперь уже по безналичным платежам. В 2017 году доля безналичных платежей физлиц в объеме розничной торговли была меньше 11 процентов, а если учитывать объем и розничной торговли, и услуг, то даже меньше 7%. На Астану и Алматы приходится 69% объема безналичных платежей и три четверти от их количества. Если резюмировать, то получится, что безналом платят больше всего в Алматы и Астане, и даже там не так уж много. А именно безналичные платежи являются драйвером сокращения пассивной части теневой экономики. Более того, исследователи отметили, что Алматы и Астана на лидерских позициях благодаря Kaspi bank и Казпочте, а вовсе не за счет POS-терминалов в магазинах у дома: как уже упоминалось, проникновение безнала в сферу потребительских расчетов в реальной экономике не выше 7%.

Что в сухом остатке? В республике широко распространен формат магазинов у дома. Вот данные Nielsen Казахстан согласно переписи торговых точек: на один гипер- или супермаркет приходится 102 традиционных магазина, то есть магазина старого формата с типом обслуживания «за прилавком». Таких традиционных торговых точек в РК более 47 тысяч, и, если экстраполировать на страновые масштабы данные исследования, 90% их оборота находится в тени.

Заинтересованность государства в выводе таких предпринимателей в формальную экономику очевидна — потенциал в части сбора налогов огромен. Еще одна сторона, которая с энтузиазмом такое развитие событий будет приветствовать, — крупный ритейл-бизнес, потому что, как минимум, он заинтересован в честной конкуренции. «Если говорить в целом о развитии отрасли, то однозначно это является одним из барьеров, особенно для развития ритейла в северных и западных регионах. Их близость к границам России подразумевает контрабандный импорт продуктов питания, что усложняет работу официальным дистрибьюторам тех или иных брендов. Возникают “сливы” — перетоки с различных приграничных регионов, что уменьшает наличие постоянного качественного ассортимента официальной продукции на полках», — объясняет Азамат Османов, председатель правления Magnum Cash&Carry. Он уверен, что вывод этого рынка из тени позволит не только увеличить сборы в бюджет, но и обеспечить стандарты качества продукции — поскольку это подразумевает соблюдение санитарных норм, сертификацию, контроль. Кроме того, при выводе этой сферы из тени поменяются в лучшую сторону не только качество и ассортимент товаров, но и цены. «Сейчас из-за нестабильности цен и непрозрачности этого рынка ритейлеры, которые являются драйверами этого рынка, не хотят заходить в эти регионы, а дистрибьюторы, соответственно, работают с очень узким ассортиментом, не развивается складская логистика. И маленькие магазины, завозя “серый” импорт, получают экстрамаржу за счет наценки. И это все несистемно, нестабильно, и страдает в первую очередь покупатель: он получает переоцененный товар без гарантий качества. Причем для малого и среднего бизнеса это не является угрозой, а наоборот, им самим было бы удобнее работать по правилам, иметь доступ к ценам и ассортименту от официальных представителей тех или иных брендов — сегодня для развития ритейла одного ценового преимущества недостаточно», — резюмирует г-н Османов.

Сменить тетрадь на ERP

Идея автоматизации МСБ не нова. Предложения перейти от тетрадей, в которых ведется учет (даже Excel здесь далеко не всегда в ходу), к более современным вариантам владельцам магазинов у дома делали и вендоры международного уровня — дорого, и более дешево — отечественные разработчики, которые при создании продукта концентрировались именно на проблемах казахстанских дукенов. Предприниматели энтузиазма не проявили, их устраивала тетрадь — дешево и без заморочек.  

Новая попытка вывести из тени магазины у дома не будет ограничена обязательной автоматизацией управленческого учета. Плюсом идут POS-терминалы — долю безнала нужно увеличивать, и онлайн ККМ. Наличие всех трех элементов с 1 июня 2019 года должны продемонострировать розничные реализаторы алкогольной и табачной продукции, остальная розничная торговля обязана дооснаститься к 1 января 2020 года, а еще через год — к 1 января 2021 года — к ним присоединятся и оптовая торговля, и услуги. Инициаторы пакета предложений подсчитали: повсеместное внедрение связки POS/ERP/онлайн ККМ может принести государственному бюджету до 248 млрд тенге в год. На этом фоне предполагается малых предпринимателей поддержать и разработать механизмы по принятию стоимости POS-терминалов, онлайн ККМ, ERP-системы и оборудования на вычет из подоходного налога, а в сельской местности ввести госсубсидии на приобретение необходимого оснащения. Рекомендация для Миннацэка — разработать простой механизм регистрации предпринимателями POS-терминалов, онлайн ККМ и автоматизированных систем учета. Еще ряд рекомендаций касается работы оператора фискальных данных. Речь идет в том числе о демонополизации услуги для увеличения количества участников рынка и увеличения разнообразия предоставляемых решений.

Снабдить МСБ техническими решениями — это только часть работы, нужно сделать так, чтобы ими активно пользовались. Для тех, кто требования выполнил и обзавелся всем необходимым, предполагается создать «благоприятный режим» налогообложения. Среди вариантов, например, установление пониженной ставки для доходов, полученных по безналичным расчетам. Кроме того, индивидуального предпринимателя, у которого есть набор из ERP-системы, POS-терминала и онлайн ККМ, предполагается освободить от обязательств по ведению бухгалтерского учета. Также бизнес получит возможность преддекларирования налоговой отчетности налоговым органом при наличии ККМ с передачей данных. И это далеко не весь перечень. Часть предлагаемых мер направлена на легализацию наемных работников, которые получают оплату без отчислений. Их существование — одна из причин общего теневого оборота и оборота наличности: по данным исследования, на ИП сейчас чаще всего зарегистрирован только один сотрудник, хотя на практике заняты 3–4 человека.

Стимулируй это

Еще одно направление предложенных мер связано с увеличением доли безналичных платежей. Перечень предложений большой, и их тоже можно разделить на несколько частей. Начнем с организационно-правового обеспечения: планируется установка верхнего предела по оплате наличными; увеличение видов деятельности, обязанных иметь в наличии POS-терминал; перевод заработной платы на банковские счета работников; уменьшение комиссии эквайринга при использовании POS-терминала.

Если вспомнить, что комиссия формируется из процента платежной системы, interchange fee и стоимости транзакции для банка, то в последнем предложении речь, по-видимому, идет о законодательном регулировании стоимости транзакции для банка. Следующий пакет мер для все того же стимулирования оплаты безналом посвящен финансовой грамотности как продавцов, так и покупателей, причем особый акцент делается на повышении грамотности и обучении применению различных безналичных форм платежей при расчетах в регионах с фокусом на сельскую местность. И еще одна серия предложений призвана вызвать у людей желание платить безналом: например, предлагается государственное субсидирование кэшбэка от 0,5% до 1% от суммы платежа на счета покупателей-физлиц (в том числе электронные кошельки) при проведении электронных розничных платежей. Помимо кэшбэка предлагается разработать и другие стимулы, например, налоговые вычеты при безналичных платежах. Подобное решение реализовано в Южной Корее: при подаче деклараций по подоходному налогу налогоплательщики могли вычитать из дохода 10% сумм, уплаченных при помощи карточек. Развитие альтернативных карточкам вариантов оплаты также включено в перечень мер. Возможно, недалек тот день, когда в магазине клиент предложит заплатить безакцептным списанием со своего текущего счета, подтверждая свои действия кодом, полученным посредством СМС из банка.

В числе мер по увеличению доли безналичных платежей — развитие банковской и платежной инфраструктуры, преимущественно в регионах республики, расширение спектра услуг по проведению платежей и ограничение увеличения числа банкоматов. По мнению авторов рекомендаций, для увеличения доли безналичных платежей следует ограничить установку новых банкоматов, особенно в крупных городах. Зато предлагается вариант выдачи наличных через торговые точки. Магазинам предоставят статус платежного агента, и они смогут выдавать наличные, но только как сдачу с безналичного платежа, то есть после проведения безналичной покупки.

Целый ряд мер связан с модернизацией инфраструктуры муниципальных исполнительных органов и центрального аппарата для реализации эффективных мер поддержки. Предполагается цифровизация МИО за счет создания Единой базы предпринимателей с широкими аналитическими возможностями (сейчас с объективными данными даже по числу МСБ — субъектов торговли есть заметные сложности); ускоренная модернизация информационной системы КГД и egov, что позволит усовершенствовать работу системы управления рисками; цифровизация контроля товарооборота. Есть и предложения, которые звучат не первый раз, но не теряют актуальности, об усилении антикоррупционных мер в таможенных и налоговых органах.

Как продать слона

Из предложений на более отдаленную перспективу — рекомендация Нацбанку РК проработать возможность вывода из обращения купюр некоторых номиналов с 2022 года для сокращения наличной денежной массы. В пример приводится опыт Индии, где исключение из оборота купюр в 500 и 1000 рупий, которые составляли 86% всех купюр в стране, привело к увеличению налоговых поступлений на 48% за 6 месяцев 2017 года. Другая рекомендация: чековые лотереи государством должны проводиться как часть налогового администрирования. Периодичность их следует увеличить, вывести на республиканский уровень и обеспечить выигрыши за счет бюджетных средств, а не спонсоров. Как вариант, возможно проведение чековых лотерей только по безналичным операциям.

Стимулировать покупателей использовать безналичные платежи, безусловно, важно, но все же в первую очередь к этому должны быть не просто готовы, а принять с энтузиазмом представители малого бизнеса. Вариант, который может их заинтересовать, — финансирование субъектов малого бизнеса в сфере торговли через факторинговые компании. Используя данные учета, финансовая компания получит клиента, чье финансовое положение и способность обслуживания долга ей известны. В конечном счете это должно привести к снижению рисков и более дешевому кредиту, который напрямую пойдет на погашение задолженности перед поставщиком товара. Предлагаемая эффективная ставка вознаграждения по факторинговым услугам — не более 3% в месяц. В рекомендации отмечено, что для финансирования факторинговых сделок малого бизнеса, занятого в сфере торговли, необходимо разработать и утвердить условия финансирования факторинговых компаний, которое будет осуществляться через АО «ФРП “Даму”».

Нет сомнений, что в случае выхода малого бизнеса из тени свои варианты предложит рынок. Несколько банков сейчас ведут разработку продуктов для сегмента малого и микропредпринимательства. Они готовы выдавать кредиты на оборотку и под оборотку при условии, что счета, например, магазина у дома находятся в том же банке. Имея подтверждение по безналичному обороту, банки готовы выдавать кредиты до 30% от этого оборота легким нажатием кнопки через онлайн-сервис. «Где сейчас берет оборотные деньги владелец магазина у дома? Просит в долг у родственников, ведь такой бизнес часто начинается как семейный. Получить кредит у банка можно только в том случае, если ты можешь показать работающую бизнес-модель и фактические цифры. Чтобы показывать фактические цифры, предпринимателю необходимо их легализовать. Не будет кредита, особенно под оборотку, без подтверждения этих самых оборотных средств, — объяснял один из представителей фининститута. — Сейчас микробизнес не хочет использовать безнал просто потому, что не понимает, зачем ему это надо».

Механизмы, предложенные в рекомендациях по повышению автоматизации и выводу МСБ из тени требуют детальной проработки, но в виде концепции большей частью выглядят жизнеспособно. И все же продвижение и популяризация использования безнала станут краеугольным камнем при реализации рекомендаций с учетом того, что в том же исследовании в интервью с представителями малого и среднего предпринимательства постоянно звучали жалобы на отсутствие семинаров и разъяснений для МСБ, в регионах отмечали отсутствие возможности получить консультации как по Налоговому кодексу, так и по другим вопросам.

Все там будем

Создать условия, при которых предпринимателю выгодно работать «в белую» — это единственный беспроигрышный способ перевести экономику в формальное русло. Именно поэтому сама по себе идея внедрения ERP в свое время у малого бизнеса энтузиазма не вызвала. Комплексный подход, стимулирующий автоматизацию и использование безналичных платежей, может оказаться успешнее. Тренд на цифровизацию небольших торговых точек рынок уже уловил: помимо банковских продуктов, которые выйдут на рынок в ближайшее время, появилась, например, франшиза продуктового минимаркета Besh, одним из преимуществ которой владельцы как раз называют наличие ERP-системы, и франчайзи получает право на ее использование. Кроме классических плюсов автоматизированной системы учета, таких как правильный учет движения товаров в магазине, что существенно экономит время на ревизию магазина и передачу товаров продавцами; снижение числа недостач и краж (в первую очередь самими продавцами), здесь добавляют, что все равно государство этого от вас потребует — если не с 2019 года, так с 2020‑го. Может, взять и начать работать по-новому прямо сейчас?

Пока в рекомендациях пряников, которыми МСБ будут выманивать из сумрака, хватает. Вопрос, конечно, какие меры, в каком объеме и как именно будут реализованы. Из последних аналогий: при внедрении системы медицинского страхования обошлись одним кнутом — организации, которые не платили взносы в фонд ОСМС, и штрафовали по-крупному, и пеню им начисляли. А потом взяли и перенесли внедрение системы на 2020 год. «У нас манера такая — ввести, потом начать бешено штрафовать за неисполнение; потом сказать: да ладно, раз люди не хотят, тогда мы или отложим, или отменим… Если все будет делаться постепенно, с возможными отсрочками — все будет нормально. А не так, что завтра ввели и послезавтра всех оштрафовали — конечно, в таком случае возможно большое недовольство», — описывает президент общественного фонда «Центр социальных и политических исследований “Стратегия”» Гульмира Илеуова расклад, при котором малый бизнес начнет возмущаться. Протестная активность возможна только при жестком государственном внедрении безналичных платежей, и хочется верить, что несмотря на все плюсы безнала, мы до этого не дойдем. Пока же пусть очень медленно, но к cashless society Казахстан двигается и без глобальных стимулирующих мер со стороны государства. Если в 2017 году жители республики сняли налички через банкоматы в три раза больше, чем заплатили с помощью карточек, то в этом году между снятыми в банкомате суммами и оплаченными через карточку разница уже в два раза. Осталось решить — всего или только.

Читайте так же редакционную статью: За прозрачной витриной

Статьи по теме:
Культура

Место в контексте

Что нам делать с фотографией и что она делает с нами

Общество

Мусорная политика

На помощь переполненному мусорному полигону Алматы приходит новый сортировочный комплекс, он должен решить проблему «бутылочного горлышка» — системы утилизации отходов

Экономика и финансы

Задание на завтра

С 1 января 2018 года казахстанский банковский сектор начал жить и работать по новым стандартам финансовой отчетности — МСФО 9 «Финансовые инструменты». Знаковое для банков событие прошло почти незамеченным

Казахстанский бизнес

Старый новый рынок связи

Увеличение концентрации на рынке сотовых операторов вряд ли повлияет на ценовую политику игроков и скорость внедрения 5G