Перевес качества над количеством

Инвестиционная стратегия РК переходит в иное качество: от механического накачивания экономики деньгами к финансированию только высокопроизводительных инвестпроектов. В частности, эту цель намерен таргетировать крупнейший в стране институт по развитию несырьевой экономики — Банк развития Казахстана

Перевес качества над количеством

Проблему замедления экономического роста в Казахстане обсуждают как на уровне экспертного сообщества, так и в государственных структурах. Если вывести за скобки колебания нефтяных котировок, что является циклическим фактором, спорят о том, какая из структурных причин больше всего замедляет рост казахстанской экономики. Низкий ли уровень человеческого капитала, плохие ли институты или недостаточный объем внутреннего рынка — от ответов на эти вопросы зависит экономическая стратегия, призванная дать экономике РК новый устойчивый драйвер.

Свой вклад в эту дискуссию внес Всемирный банк (ВБ), опубликовав в конце ноября исследование «Казахстан. Преодоление стагнации производительности». Аналитики ВБ считают низкую производительность ключевой структурной проблемой экономики РК несмотря на усилия, предпринимаемые правительством для ее роста.

Экскурс в историю экономики

В общих чертах казахстанская экономическая модель, как ее понимают специалисты ВБ, выглядит следующим образом. После продолжительного сокращения ВВП в 1995 году правительство РК сосредоточилось на привлечении прямых иностранных инвестиций в нефтяной сектор. Благодаря этой стратегии накопление основного капитала, под которым понимаются инфраструктура, оборудование и машины, происходило намного быстрее, чем в странах со схожей экономической базой.

Но бум в отдельной отрасли — в нашем случае нефтяной — поразил экономику «голландской болезнью». Резкий рост сырьевых доходов укрепил реальный обменный курс тенге, обеспечил дополнительный спрос на неторгуемые товары и услуги, то есть на то, что нельзя экспортировать — строительство, торговлю; если конкретнее, например, установка пластиковых окон — совсем простая услуга, которая не повышает производительность экономики, не помогает воспитать инженерные кадры, не приносит экспортную выручку.

Сильный тенге и спрос на неторгуемые товары и услуги, соответственно, усилили переток трудовых ресурсов из отраслей среднего и высокого спектра производительности в неторгуемые сектора с низкой производительностью. Условно говоря, не выдержав конкуренции с дешевым импортным товаром, казахстанские обрабатывающие предприятия сжались, а некоторые и вовсе закрылись. Люди — от простых рабочих до высококвалифицированных инженеров — начали терять работу и переезжать в быстрорастущие города, как правило, в Алматы и Астану. А там занятость главным образом обеспечивалась за счет неторгуемых секторов. Кто-то устанавливал импортные кондиционеры, другие запустили производство пластиковых окон, третьи занялись продажей недвижимости. Все эти товары и услуги не только нельзя экспортировать, здесь главная беда — низкая производительность. Пока нефтяные котировки били рекорды, эти искажения были незаметны.

С другой стороны, в начале 2000‑х частные банки вышли на пик своего роста, обеспечивая население и бизнес кредитами. Активы, в том числе в нефтяной сфере, все больше аккумулировались в госфондах, что позволило правительству произвести масштабные инвестиции. Положительно на экономике отразился отток рабочих в начале 2000‑х из отраслей с низкой производительностью (сельское хозяйство) в отрасли с чуть большей производительностью (строительство, телекоммуникации). Перечисленные факторы вместе с высокими нефтяными котировками маскировали недостатки казахстанской экономики.

Повышай производительность

Но в 2009 году цены на нефть рухнули. И было бы не так плохо, если бы негативное влияние низких нефтяных котировок ограничилось сокращением экспортной выручки. Низкие цены на нефть ударили и по другим драйверам: уменьшились инвестиции в нефтянку; кроме того, начали сжиматься неторгуемые сектора, которые поддерживались за счет сырьевых доходов и банковского кредита. Аналитики ВБ посчитали, что сдвиги в динамике инвестиций и занятости, связанные с колебаниями нефтяных цен, способствовали ослаблению потенциального ВВП в 2000–2016 годах на 1,5–2 процентных пункта.

Но более важный для Казахстана результат исследования в другом: последние 20 лет падают темпы роста совокупной производительности, то есть сумма вклада в экономику образования, технологий, квалификации работников и прочее. Источники производительности, по расчетам ВБ, были сильными в начале 2000‑х — на уровне 6%, к началу 2010‑х совокупная производительность факторов снизилась до 2–3%, в 2014–2016 годах этот показатель стал вовсе отрицательным.

Поэтому экономический рост Казахстана, по мнению специалистов ВБ, всецело зависит от роста совокупной производительности, а не от дальнейшего наращивания инвестиций. Во-первых, потому что в стране накоплен такой запас капитала (инфраструктурные сети, оборудование и машины), что предельная отдача от него впредь будет только снижаться, поскольку перестанет действовать эффект низкой базы. Во-вторых, чтобы подушевой доход прирастал ежегодно на 2,5%, Казахстану нужно довести объем инвестиций до 50% ВВП, а это вряд ли возможно, учитывая, что в 2017 году этот показатель чуть превысил 16%. Но и достижения этого показателя уже недостаточно, чтобы попасть в тридцатку самых развитых стран. Место в этом списке Казахстану может обеспечить беспрерывный четырехпроцентный рост подушевого дохода до 2050 года. «Если повышения производительности не будет, инвестиции должны будут вырасти до неосуществимых размеров: более 60% от ВВП за 20 лет», — говорится в исследовании ВБ.

Косвенный подход

Следует ли из доклада, что в Казахстане не работают на повышение производительности? Вовсе нет. Производительность труда, например, ключевой индикатор как первой, так и второй программ индустриализации (ГПФИИР-1, ГПИИР-2), а ключевой инвестор казахстанской индустриализации — Банк развития Казахстана (БРК), «дочка» НУХ «Байтерек» — учитывает этот показатель, когда кредитует инвестпроекты.

«С самого начала своей деятельности БРК косвенно способствовал и продолжает способствовать развитию производительности в РК, выбирая проекты с наиболее эффективными технологическими решениями и с наиболее оптимальным человеческим капиталом», — говорит управляющий директор БРК Сандугаш Кенжебаева.

Институт развития оценивает, насколько современны и распространены в мире оборудование и технологии, которые собираются применить в будущем проекте. «Банк производит сравнительную оценку технических характеристик с аналогичным оборудованием. Сравниваются коэффициент полезного действия, материальные, временные и трудовые затраты во время эксплуатации, уровень капзатрат на приобретение и монтаж, — продолжает г-жа Кенжебаева. — Выбирается наиболее современное, эффективное оборудование или технология по соотношению цена/качество».

БРК, кроме того, производит институциональную оценку инвестпроекта. То есть в своей экспертизе учитывает квалификацию, профессионализм инициаторов проекта и ключевых сотрудников, обеспеченность квалифицированными трудовыми ресурсами, даже такую опцию, как наличие в контракте о поставке технологии или оборудования пункта об обучении персонала. «Все эти требования косвенно направлены на отбор проектов с высокой производительностью, насколько в будущем заявитель проекта будет способен правильно эксплуатировать современное оборудование и производить качественную, конкурентную продукцию», — говорит Сандугаш Кенжебаева.

Мало произвести продукцию, ее надо еще успешно продать. БРК также оценивает проработанность проекта с точки зрения маркетинговой стратегии заявителя; учитываются предполагаемые рынки сырья и сбыта, наличие законодательных или иных ограничений, которые могут помешать выйти на экспортные рынки, и прочее.

Как следствие, производительность труда выше на предприятиях, являющихся клиентами БРК, если сравнивать со среднеотраслевыми значениями по РК. Более того, профинансированные институтом развития предприятия еще не вышли на полную производственную мощность, соответственно, когда они это сделают, результаты будут намного лучше (см. график).

Проиндексировать производительность

Согласно докладу ВБ существующая в РК система по повышению производительности труда требует перестройки. Со следующего года, собственно, это должно начаться. В начале текущего декабря правительство РК приняло концепцию индустриально-инновационного развития на 2020–2025 годы; этот документ закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии. Из концепции следует, что производительность труда, как и прежде, остается одним из главных индикаторов индустриализации. Более того, чтобы экономика РК производила больше сложной продукции, предлагается при финансировании объектов в рамках третьей индустриализации учитывать такие критерии, как экспортный потенциал, выявленные конкурентные преимущества (RCA) и технологическая сложность продукции (PCI). Все эти показатели высоки, если высока производительность.

С учетом этих настроек в сентябре 2018 года НУХ «Байтерек» принял новую редакцию инвестиционной политики, согласно которой в приоритете государственной поддержки так называемые «качественные инвестиции». Эту цель намерен таргетировать в своей работе БРК, крупнейший в стране институт по развитию несырьевой экономики, чтобы при отборе инвестпроектов и распределении кредитных средств, частично фондируемых из государственных источников, учитывались такие показатели, как экспортный потенциал и производительность труда. Для этого вместе с упомянутыми выше критериями будет учитываться Индекс развития, который позволит устанавливать приоритетность проектов, оказывающих наибольшее положительное влияние на экономику РК.

«Индекс развития рассчитывается с учетом шести показателей, — объясняет Ержан Исабаев, директор департамента отраслевого анализа БРК. — Это увеличение объема выпуска продукции в экономике, повышение производительности труда, повышение экспортного потенциала (не применяется для инфраструктурных проектов), развитие частного сектора, соответствие проекта инвестиционным интересам государства и влияние на устойчивое социальное развитие». По его словам, сейчас в институте развития вносят изменения во внутренние нормативные акты, чтобы в 2019 году начать использовать Индекс развития в своей экспертизе.

Проекты будут квалифицироваться по уровню Индекса развития — низкий, средний или высокий. Ключевой момент — проекты с низким уровнем развития не будут финансироваться из государственных источников — республиканского бюджета или Нацфонда РК. Это  нововведение. И то, что в основе трех первых показателей лежит вполне рыночный подход, значит, что исключаются проекты, которые продиктованы политической логикой, а не экономической целесообразностью.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Господдержка раскручивает ВИЭ

Вес возобновляемой энергетики в энергосистеме страны рос бы более высокими темпами, если бы не дефицит проектного финансирования

Культура

Падающее яблоко и боливар с секретом

Энциклопедия русской моды? Ироничный деревенский карнавал? Трагедия, драма? В Алматы юбилеи А.С. Пушкина и КГАТОБ им. Абая отметили постановкой оперы «Евгений Онегин» в современной эстетической трактовке

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Тема недели

Требуются середняки

Качество казахстанской индустриализации повысится, когда вырастет вес средних проектов. Пока доминируют проекты-гиганты, процесс будет недостаточно устойчив