Горное эхо

Новая концепция горного курорта Кок-Жайляу встречена экоактивистами по-старому — сопротивлением. Агрессивное продвижение нового проекта только увеличивает число защитников урочища

Назначить общественные слушания по «Предварительной оценке воздействия на окружающую среду» к ТЭО строительства горного курорта Кок-Жайляу (предОВОС) на пятничное утро в микрорайоне «Алгабас» и объяснить выбор времени и места тем, что эксперты и представители СМИ не захотят участвовать в слушаниях в свой выходной день, — не самое изящное решение со стороны организаторов. Пришлось перенести мероприятие на нерабочий день и в центральную часть города, что могло бы добавить положительных очков к имиджу инициаторов проекта горного курорта на плато Кок-Жайляу, но впечатление испортила явка на общественные слушания приличного количества мало заинтересованных в теме людей. Использование административного ресурса при обсуждении экологических вопросов в конкретном случае с Кок-Жайляу демонстрирует намерение власти скорее противостоять экологически ориентированной части населения, нежели конструктивно сотрудничать. С другой стороны, общественные слушания проявили способность активных граждан отстаивать свою позицию конвенциональным способом. И с точки зрения формирования гражданского общества в Казахстане  это хороший знак.

Финишный выкат

Идее превратить урочище Кок-Жайляу в горнолыжный курорт — не два-три года, как можно подумать, а четвертый десяток: проект начали обсуждать еще в советское время. Руководитель управления туризма и внешних связей акимата Алматы Максат Кикимов начинает с исторической справки: «В 1978 году по заказу комитета по делам спорта был разработан проект строительства спортивной базы и первого роликодрома на плато Кок-Жайляу… В 2006 году привлеченные зарубежные эксперты также единодушно определили Кок-Жайляу как наиболее удачное во всех отношениях место для строительства нового горного курорта».

В 2014 году на Кок-Жайляу чуть было не реализовали проект, предполагавший активную застройку плато коттеджами, гостиницами и прокладку более 60 километров горнолыжных трасс, были уже выделены средства на начало строительно-монтажных работ. Но из-за дороговизны проекта (450 млн долларов из бюджета плюс частные инвестиции) и негативной реакции общественности проект приостановили.

Теперь у курорта Кок-Жайляу — новая концепция и бюджет в 230 млн долларов из городской казны, частные инвестиции не предусмотрены. Затраты на строительство курорта уменьшились, поскольку и сам проект потерял в размахе: площадь жилой застройки стала меньше в 32 раза с 208 тыс. кв. метров до 6,3 тыс. кв. метров, в 33 раза сократилось количество спальных мест — с 6,5 тыс. до 194; 65 км лыжных трасс превратились в 24,5 км, их площадь сократилась с 155 га до 67 га, от 16 канатных дорог осталось шесть. Пропускная способность курорта тоже, соответственно, снизилась — с 10 тыс. человек в день до 5 тыс. «Кроме того, нынешняя концепция курорта полностью исключает проектирование и строительство частных, индивидуальных коттеджей и застройки», — гарантирует г-н Кикимов, давая вводную информацию для участников общественных слушаний. К числу преимуществ нового проекта его инициаторы относят и сокращение количества деревьев, которые попадут под вырубку — вместо 22 тыс. лишь 1,3 тыс. «Если в прежнем проекте под вырубку попадали 27 гектаров территорий, то сейчас общая цифра, включая участки, где растет только трава, — не более шести гектаров, то есть в четыре с половиной раза меньше, чем было предусмотрено проектом 2014 года», — успокаивают общественность защитники проекта.

Главный довод в пользу курорта — его туристический потенциал. Курорту прочат роль одного из драйверов роста экономики Алматы за счет наплыва туристов из Индии и Китая. В то же время Кок-Жайляу обещают сделать недорогим и доступным для всех: «проектируемый курорт ориентирован в первую очередь на казахстанцев», надо исправлять ситуацию, при которой «в Австрии 90 процентов населения стоит на лыжах, а в Алматы эта цифра едва дотягивает до 1 процента» — это цитаты из выступления г-на Кикимова.

Противников застройки Кок-Жайляу не устраивает и более компактная версия курорта. Они лучшим вариантом развития событий видят отказ от ведения интенсивной хозяйственной деятельности на плато. Среди доводов «против», прозвучавших на общественных слушаниях, несогласие с утверждением, что Кок-Жайляу — самое лучшее место для горнолыжного курорта в Алматинском регионе. Директор общественного фонда «Тауасар фонд» Ажар Джандосова напомнила: в 2014 году на международной туристической ярмарке в Берлине проекту «Горнолыжному курорту Кок-Жайляу» был вручен приз «Ржавый гвоздь» как самому неустойчивому проекту. У специалиста по транспортной стратегии и планированию Елены Ерзакович были вопросы по оценке выбросов от транспорта и транспортной доступности в целом, кроме того, она озвучила заключение независимого эксперта по водным ресурсам Ажар Тлеулесовой о возможных негативных воздействиях на водные объекты на выделяемой под курорт территории, результатом чего станут непредвиденные чрезвычайные ситуации и истощение водных ресурсов на источниках. Журналист Вадим Борейко говорил про неоднократные нарушения, допущенные при разработке проекта курорта, селевую опасность и яблони Сиверса, которые будут вырублены. Представитель экологического общества «Зелёное спасение» Светлана Спатарь акцентировала внимание на том, что предОВОС умалчивает об удалённых эффектах воздействия, кумулятивных эффектах и о рисках для населения Алматы. Это даже не краткий пересказ того, что происходило на общественных слушаниях, которые собрали более полутысячи человек, и выступали там далеко не пять названных выше спикеров. Это скорее информация для понимания того, что история с застройкой Кок-Жайляу вызвала чувствительный резонанс, вышла в публичное пространство и объединила вокруг себя большое количество людей, в том числе тех, кто в экологическом движении до сих пор не участвовал.

По собственному желанию

Экологические движения идентифицируют себя с гражданским обществом и делают это абсолютно справедливо. Быть в оппозиции к власти для экологических движений как института гражданского общества тоже нормально: одна из функций последнего — контролировать деятельность органов государственной и муниципальной власти и оценивать законность и эффективность этой деятельности. Но в движение против строительства курорта на Кок-Жайляу включились не только НПО. «Алматы я сейчас называю городом гражданской активности, — рассуждает председатель экофорума общественных организаций Казахстана Вадим Ни. — Раньше такими кампаниями занимался узкий круг людей, можно их назвать “зелеными”. Сейчас присоединились другие, и я рад, что кампания приобрела такой масштаб, что в ней участвуют профессионалы из различных секторов, и не потому, что им кто-то заплатил, а потому, что возникла такая внутренняя потребность». История с Кок-Жайляу показала: экологическая повестка достаточно актуальна, чтобы подтолкнуть граждан к самоорганизации, и это четкий признак формирующегося гражданского общества. «В Казахстане долгое время были две доминирующие тенденции: создание НПО под иностранное финансирование, то есть под приоритеты иностранных доноров, и вторая тенденция — создание НПО под приоритеты государственного финансирования. На мой взгляд, ситуация с Кок-Жайляу — яркий и редкий пример самоорганизации граждан», — так оценивает общественную значимость кейса Кок-Жайляу политолог Адиль Нурмаков.

История с застройкой Кок-Жайляу вызвала чувствительный резонанс, вышла в публичное пространство и объединила вокруг себя большое количество людей, в том числе тех, кто в экологическом движении до сих пор не участвовал

Известный казахстанский журналист Вадим Борейко присоединился к самоорганизованной инициативной группе «Сохраним Кок-Жайляу» не так давно — с появлением обновленного проекта курорта. «Когда был старый проект, я работал в Forbes и знал его в дальнем приближении. Установка от учредителя была “мы за курорт”. Я говорю: “Это вы за курорт, а мне свое имя дорого и репутация сайта дорога, поэтому буду делать как полагается — на нейтрали”. Я сам чувствовал какой-то блок, что не поучаствовал в этом». Проект горнолыжного курорта реанимировали, и журналист начал свое расследование — что происходит вокруг Кок-Жайляу и почему власти так бьются за реализацию проекта. Сейчас в расследовании 80 глав. «Интересный вопрос — должен ли журналист быть в этой ситуации беспристрастным? Я долго над этим думал и нашел себе такое оправдание — беспристрастным должен быть новостник, а я свое мнение выражаю довольно давно. Тем более я постоянно опираюсь на факты, и я их не интерпретирую, хотя иногда позволяю себе некоторые эмоции», — Вадим Борейко уверен, что есть ситуации, когда журналист должен выражать свою гражданскую позицию. На сайте ratel.kz просмотры у текстов расследования переваливали за сто тысяч, на странице автора в Facebook их заметно меньше, лайки исчисляются сотнями. Но прекращать расследование журналист не собирается, говорит: «Там еще копать и копать…»

Таких, как Борейко, готовых оппонировать представителям власти напрямую, в лучшем случае десятки. Но подписали петицию в защиту Кок-Жайляу более 19 тыс. человек.

Нюанс протестной направленности объединения — одна идея собрала людей самых разных взглядов, вплоть до явно анархистских. В результате действия отдельных защитников дают негативную проекцию на все движение в целом.

Поговорили — и хватит

Кейс Кок-Жайляу продемонстрировал тенденцию формирования в РК гражданского общества и одновременно обнажил проблему ограниченных возможностей активистов отстаивать свою позицию, притом что вариантов для этого у них и так немного: по большому счету они могут апеллировать к населению и власти через средства массовой информации и использовать конвенциональные методы — переговоры, общественные слушания, общественные экологические экспертизы.

Прошедшие 4 ноября общественные слушания назвать особенно удачными для защитников Кок-Жайляу сложно (сами они и вовсе настаивают на нелегитимности мероприятия). Три минуты, в которые должен быть уложиться специалист, чтобы раскрыть спорные, с его точки зрения, положения предОВОС и аргументировать свою позицию, выглядели в чистом виде имитацией возможности дать слово всем. Точно так же дискредитировала саму идею общественных слушаний та самая массовка, часть которой мирно дремала на задних рядах. Правилами проведения общественных слушаний предусмотрено участие заинтересованной общественности, а не статистов. Начавшийся двумя днями позже сбор подписей в вузах в пользу строительства курорта и вовсе напоминал советское «одобрямc».

Использование административного ресурса при обсуждении экологических вопросов в конкретном случае с Кок-Жайляу демонстрирует намерение власти скорее противостоять экологически ориентированной части населения, нежели конструктивно сотрудничать

Для стороннего наблюдателя ситуация выглядит так: при появлении любых спорных вопросов представители власти готовы хвататься за привычные инструменты борьбы, заодно пытаясь дискредитировать противника. Эффект от такого подхода в случае Кок-Жайляу получился спорным. Благодаря скандальным общественным слушаниям число защитников курорта, если судить по растущему числу подписей «против», только увеличивается. И во многом эта форма протеста не только против строительства курорта, но и против способов, которыми власти ведут взаимодействие с инакомыслящими.

Сомнительно, что при существующей в Казахстане ситуации экологические движения приобретут политический вес, но при сопротивлении власти цивилизованному диалогу и открытой дискуссии число сторонников таких движений с большой вероятностью будет продолжать расти — во многом просто из чувства противоречия. В августе аким Алматы Бауыржан Байбек пообещал: «Мы проведем общественные слушания, ответим на все вопросы. Еще раз подчеркну, открытость и подотчетность — ключевые принципы в работе акимата. Важно, чтобы все стороны придерживались здравого смысла, опирались на аргументированные факты, а не популистские лозунги. Все решения должны быть осмысленными. Но еще раз заявляю, если общественность нас не поддержит, мы откажемся от проекта!» Чуть позже было объявлено и о том, что вся информация с общественных слушаний, а это доклады разработчиков проекта, выступления экспертов, специалистов, вопросы, замечания и предложения, будут сформированы секретариатом в протокол и переданы в РГП «Госэкспертиза» Миннацэка РК. И уже эксперты, рассмотрев в течение 45 дней все ТЭО, в том числе и раздел предОВОС с приложением протокола общественных слушаний, вынесут либо положительное, либо отрицательное заключение по ТЭО горного курорта Кок-Жайляу.

Но уже через четыре дня после резонансных общественных слушаний г-н Байбек на межрегиональном форуме в Петропавловске рассказывал о потенциале горнолыжного туризма в Алматы президентам России и Казахстана. И упомянул, что бизнес-план круглогодичного курорта Кок-Жайляу будет завершен до конца года. Похоже, что заключение «Госэкспертизы» ему уже известно.

Читайте так же редакционную статью: Летняя лыжная сказка

Голос туриста

Мой номер — 584. Представляюсь журналистом, и аккредитационную карточку участника общественных слушаний мне дают без проблем буквально за 15 минут до их начала, хотя чуть позже окажется, что многие из тех, кто пришел раньше, ее не получили — не хватило. Организаторы объяснили: предусмотрено было 500 регистрационных карточек, и именно этой цифрой при голосовании по регламенту общественных слушаний оперировал модератор Ержан Сулейменов, удивляя всех держателей карточек 500+. Цифра в полтысячи появилась, поскольку зал, отведенный для общественных слушаний, рассчитан на 400 человек. В итоге запустили всех желающих, но не все получили право голоса — правда, не «за» или «против» Кок-Жайляу, а по процедурным вопросам.

Зал ожидаемо заполнен, готовлюсь пару-тройку часов слушаний провести стоя. Правда, мне везет: выбирая точку, с которой все будет видно и слышно, замечаю друзей и получаю предложение занять стул в рядах противников проекта. В ожидании начала успеваем познакомиться с соседями. Сзади сидит директор НИИ туризма и профессор университета «Туран» Владимир Вуколов. Спрашивает, почему мы против строительства на Кок-Жайляу, и говорит, что очень хочет сегодня выступить сам. «Вот вы говорите, что деньги украдут при строительстве, а если не украдут? — мы посмеиваемся, а Вуколов продолжает: — И что животные, растения пострадают — тоже еще доказывать надо. А то, что на северном склоне Кумбеля постоянно сходят лавины — доказывать не надо. Лавина выкатывается туда, где тропа проходит, где основные горнолыжные маршруты должны быть». В отличие от Владимира Вуколова, сидящая впереди пара явно бывалых туристов выступать не собирается. Обернувшись и слушая наши разговоры, женщина в возрасте, но в отличной физической форме неожиданно спрашивает: «А вы сколько дней в году в палатке ночуете?» Немного теряюсь — были времена, когда палаточных ночей у меня набиралось больше месяца в год, но сейчас — от силы две, и, судя по всему, такой ответ засчитан не будет. А собеседница тем временем рассказывает, что ходит в горы не первый десяток лет, и если в молодости ей не составляло труда выйти в два часа ночи, чтобы с рассветом быть, например, на Талгарском перевале и двигаться дальше по маршруту, то сейчас годы не те. И возможность подняться на Кок-Жайляу на подъемнике кажется очень привлекательной. «Я поначалу тоже была против строительства на Кок-Жайляу, — говорит она, — но меня убедили, что экологическое воздействие этого проекта будет минимальным, зато сколько людей смогут увидеть эту красоту! Я летом возила группу детей на Талгарский перевал. Разве без канатки они смогли бы туда добраться и увидеть наши горы так близко?» Часть аргументов кажется мне спорной, мои дети первый раз дошли до Кок-Жайляу, когда им было три и шесть лет (младший часть пути проехал на шее у отца), но возразить я уже не успеваю — общественные слушания начинаются.

После презентации проекта курорта на Кок-Жайляу руководителем управления туризма и внешних связей акимата Алматы Максатом Кикимовым нужно проголосовать за регламент слушаний и выбрать председателя. И вот тут оказывается, что голубые карточки все-таки имеют вес. По планам организаторов, сначала должны пройти три двадцатиминутных выступления проектировщиков и настроенных «за» экологов, потом сессия вопросов-ответов и только после этого общественность получит слово, причем ее представителям придется уложиться в три минуты. Общественность, которая «против», возмущена. Нарастают выкрики с мест — предлагают давать одинаковое время всем выступающим. Процесс голосования в итоге затягивается, предпочитающие более цивилизованный подход защитники Кок-Жайляу не кричат, а голосуют против регламента, но большинством голосов он утвержден. Сидящая впереди нас большая группа молодежи тоже голосует за предложенный регламент, причем поначалу явно сомневается — в какой момент поднимать голубую карточку. В разговоры эти люди не вступают, а активность проявляют только в начале слушаний, во время манипуляций с карточками. Расшевелить молодежь пытается девушка примерно того же возраста. Получив утвердительный кивок на вопрос: «Вы же студенты?» и еще один на «Вы же за Кок-Жайляу?» — она предлагает рассказать о своей позиции на камеру, но ни один не соглашается. Участники общественных слушаний, которые не готовы ни аргументировать свою позицию, ни даже просто ее озвучить, вызывают закономерное удивление: зачем они вообще пришли? Я поневоле вспоминаю появившиеся в сети еще часа за полтора до начала слушаний сообщения, что в гостиницу «Казахстан» пригнали студентов, чтобы обеспечить численный перевес сторонников строительства курорта.

Мои соседи (исключая группу студентов) активно реагируют на отдельные тезисы из выступлений докладчиков. Руководитель компании-генпроектировщика «ГеоДата Плюс» Людмила Кузнецова заявила со всей ответственностью: «Никакой опасности от искусственного водоема на 80 тысяч кубов для города нет». Искусственный водоем на Кок-Жайляу, прямо над городом, из-за селе- и сейсмоопасности вызывает много сомнений, но Людмила Кузнецова предложила голословно этот вопрос не обсуждать: «Если вы верите тем специалистам, которые проектировали, которые строили, которые обслуживают плотины на Медео и Большом Алматинском озере, так я вам скажу, что они были консультантами по этому вопросу». По привычке все прикидывать в цифрах, порадовалась за долгую трудовую жизнь проектировщиков и строителей «Медео». Более кровожадные участники слушаний парой рядов сзади интересуются: кого, если что, посадят, просят пофамильный список.

Член палаты экологических аудиторов Ахан Омирбеков удивил заявлением, что фактор беспокойства для животного мира при строительстве будет максимально снижен за счет того, что на рассвете и закате, то есть в период активности животных, работы вестись не будут. В целом же, по его оценке, негативные факторы влияния на экологию, возникающие при строительстве и эксплуатации курорта, будут иметь низкую и среднюю значимость, а самый большой вред экологии будут наносить непосредственно катающиеся лыжники зимой и профилирование склонов летом, но это не повод отказываться от строительства. Закончил эколог неожиданно — эмоциональным заявлением о том, что за свои 68 лет в Алматы он ни разу не катался на курорте «Шымбулак» — дорого, а на Кок-Жайляу сможет за 90 тенге добраться. Поэтому те, кто против строительства народного курорта, — они против народа. Туристы впереди — «за», но формат заявления явно вызывает у них легкую оторопь.

Нелогичные и взаимоисключающие утверждения пришлось услышать не единожды. Так, студентка-активистка свой спич в сессии вопросов-ответов начала с того, что она за строительство курорта, потому что молодежь хочет заниматься спортом, а негде. И ей очень интересно, правда ли стоимость посещения курорта Кок-Жайляу будет недорогой, не то что посещение «Шымбулака»: «Вот тут только что прозвучала цифра в 90 тенге»… В ответ девушку, с одной стороны, разочаровали, сообщив, что никаких подтверждений цифре в 90 тенге нет, потому что стоимость посещений еще не рассчитана, но и порадовали, пообещав, что будет дешевле, чем на Шымбулаке (несмотря на отсутствие соответствующих расчетов).

Организаторское «давайте признаемся себе, что людьми плато уже давно и, к сожалению, бесконтрольно осваивается… В 2017 году количество посещений плато составило около 40 тысяч, а до конца 2018 года Кок-Жайляу, по прогнозам, посетит более 100 тысяч человек. И популярность плато среди пеших туристов растет каждый день» — явно диссонировало с группой, поддерживающей строительство курорта под рефрен «мы хотим отдыхать в горах, но на Кок-Жайляу невозможно добраться». На последнее жаловались инвалиды-колясочники, мамы с маленькими детьми и блогеры с пожилыми родителями. Общественные слушания длились пять часов, сопровождаясь криками, перепалками, попытками прорваться к микрофону… Соседи — бывалые туристы успели не раз достать термос и почаевничать. Владимир Вуколов выступить так и не смог.


Статьи по теме:
Казахстан

Форум партнеров-2018

АТФБанк и его клиенты пишут свою формулу успеха

Спецвыпуск

Рейтинг годовых отчетов

Годовой отчет АО «Аграрная кредитная корпорация»

Спецвыпуск

Специальное приложение

Годовой отчет-2018: новые ориентиры коммуникации

Тема недели

В фокусе — физическое лицо

Основной тренд современного казахстанского банкинга — нишевой бизнес, цифровизация и сервисы, связанные с использованием информационных технологий