Повседневная жизнь большого сектора

В третьем квартале 2018 года в банковском секторе Казахстана продолжился рост банков с иностранным участием. Значительно укрепили свои позиции китайские фининституты

Повседневная жизнь большого сектора

Expert Kazakhstan (EK) подготовил очередной ренкинг банков второго уровня (БВУ) по итогам деятельности за июль-сентябрь текущего года. Результаты вписываются в тренды, которые мы наблюдаем, начиная с 2008 года, то есть с глобального финансового кризиса. Крупные казахстанские фининституты уступают в динамике прироста банкам из второго-третьего десятка БВУ по размеру активов, среди которых немало игроков с иностранным участием. Впрочем, высокие количественные показатели — не всегда свидетельство качественного роста, в чем мы не раз убеждались в последнее время. Некоторые быстрорастущие банки, которые входили в топ-10 институтов по этому показателю в ренкингах Expert Kazakhstan в 2015–2017 годах, впоследствии испытывали проблемы и нуждались в помощи со стороны государства; сразу несколько БВУ лишились банковской лицензии и были вынуждены прекратить свою деятельность. Такова обратная сторона быстрого роста при низком качестве активов.

Ушли, не попрощавшись

От года к году и от квартала к кварталу сокращается число БВУ. В третьем квартале 2016 года их было 34, по итогам того же периода 2017‑го — уже 33, в нынешнем ренкинге — лишь 28: за два года мы потеряли шесть игроков, и только один из них — Казкоммерцбанк — влился в состав Халык банка, остальные ликвидированы или будут ликвидированы. Причем три из них — Qazaq Banki, Банк Астаны и Эксимбанк — в нынешнем году. В 2017 году лишился лицензии Delta Bank, в 2016‑м — Казинвестбанк.

Один из основных факторов неустойчивости банка — быстрый рост активов, который не сопровождается адекватным увеличением капитала, при ухудшении качества ссудного портфеля. Но это правило не всегда действует. В ренкинге EK по итогам девяти месяцев прошлого года (expertonline.kz/a15208) первое место по приросту собственного капитала занял Qazaq Banki: показатель СК вырос более чем на 32% и достиг 48 млрд тенге, а неработающие кредиты (90 дней +) снизились с 11 до 3,8% (по сектору 12,8%); в первом квартале 2018 года их доля выросла до 4,4% — это вдвое ниже, чем в целом по сектору по состоянию на 1 апреля (10%). И все же регулятор признал, что состояние банка не позволяет ему привлекать депозиты населения (действие соответствующей лицензии было приостановлено 31 июля), и меньше чем через месяц лишил его лицензии на проведение банковских операций.

Банк Астаны уже в этом году в ренкинге по итогам первого квартала занял шестое место по приросту капитала, попав по этому показателю в топ-10 БВУ, да и портфель у него был чище, чем у других игроков (NPL — 6,6%), но он также лишился лицензии вместе с Эксимбанком и Qazaq Banki. Получается, что перечисленные выше факторы устойчивости банков уже не действуют? Но, очевидно, прав заместитель председателя Национального банка Казахстана (НБК) Олег Смоляков, говоря о том, что «все прошедшие годы мы жили в ситуации, когда портфель был замаскирован», ликвидность, денежный поток — «нарисованы». «Нельзя решить только активную сторону или пассивную часть баланса или капитализацию, нужно решать все в совокупности. На конце должен быть честный баланс с достаточной ликвидностью и достаточным капиталом», — заявил он на панельной дискуссии во время банковской конференции рейтингового агентства Standard & Poor’s в сентябре этого года.

Одной из причин банкротства Delta Bank НБК назвал резкое ухудшение его ссудного портфеля — на 1 октября 2016 года NPL составляли 0,3%, через год — уже 99,7%, примечательно, что доля просроченных займов 90+ буквально за месяц — с 1 июня по 1 июля 2017 года — увеличилась с 4% до 98%. Напомним, что лицензия на прием вкладов физических лиц была приостановлена НБК 22 мая 2017 года, а лишился лицензии банк 3 ноября. Напрашивается такой вывод: банк скрывал, «маскировал» свое финансовое состояние, что выявилось только после проверки регулятора, и это стало поводом для принятия мер по отношению к нему. Но возможно и другое: сразу после приостановления лицензии руководство начало выводить деньги из банка. Говоря о причинах лишения Delta Bank лицензии, глава НБК Данияр Акишев подчеркнул, что на момент принятия решения «остатки денег на корреспондентских счетах и в кассе банка составили 215,1 млн тенге, в то время как сумма просроченных обязательств перед депозиторами и кредиторами составила порядка 79,8 млрд тенге».

Вот уж не ждали

Осенью этого года проблемы начались у Цеснабанка, второго фининститута в нашем ренкинге по размеру активов. При этом, согласно статистике НБК, по сравнению с третьим кварталом прошлого года у банка выросли показатели собственного капитала и прибыли (таблица 1). В прошлом году вместе с другими крупными банками, участвующими в программе оздоровления БВУ, Цеснабанк получил поддержку Национального банка: в капитал второго уровня был влит субординированный заем в размере 100 млрд тенге. Заместитель директора направления «Финансовые институты» S&P Global Ratings Аннет Эсс в интервью Expert Kazakhstan предположила, что банки, у которых накоплен больший, чем по системе в целом, объем валютных кредитов, могут пострадать от девальвации тенге, которую мы наблюдаем, начиная с августа. Дело в том, что капитал номинирован в тенге, а значительная часть активов банковского сектора — в валюте. В частности, это корпоративные кредиты экспортерам. В результате роста объема валютного портфеля при переоценке по более высокому курсу доллара уровень достаточности капитала снизится. По мнению аналитика, Нацбанк в этой ситуации окажет краткосрочную поддержку крупным и жизнеспособным банкам.

В этом контексте она назвала Цеснабанк, который на тот момент как раз только начал испытывать проблемы (интервью состоялось во время конференции S&P в сентябре 2018 года). «Его [Цеснабанка] капитал К1–1 приближается сейчас к минимуму. Банк объявил о том, что акционеры планируют влить дополнительный капитал. Мы считаем, что основной фактор “проседания” коэффициента капитализации — переоценка кредитов по новому курсу. К2 у банка на лучшем уровне, благодаря субординированному займу Нацбанка, полученному в 2017 году в рамках программы оздоровления банковского сектора: суборды регулятор включает в расчет капитала второго уровня К2», — сказала Аннет Эсс.

На 1 октября по сравнению с девятью месяцами прошлого года у банка выросла доля просроченных кредитов 90+ с 4,1 до 6,7%. По мнению аналитиков Ассоциации финансистов Казахстана, рост задолженности связан с тем, что по программе оздоровления НБК Цеснабанк взял на себя обязательства улучшить свой ссудный портфель и начал с признания проблемных кредитов. Но, если посмотреть на статистику этого года, портфель NPL буквально за сентябрь увеличился с 3,9 до 6,7%.

В августе банку пришлось занять у НБК 150 млрд тенге на пополнение запаса ликвидности. По словам Данияра Акишева, Цеснабанк столкнулся с дефицитом ликвидности из-за оттока средств клиентов, и в этой ситуации регулятор решил поддержать банк, поскольку оценивает ситуацию как контролируемую. Банк уже 5 сентября отчитался, что погасил 100 млрд из этой суммы, но 19 октября стало известно, что сумма долга банка финрегулятору увеличилась до 200 млрд.

У Цеснабанка в третьем квартале 2018 года по сравнению с тем же периодом 2017‑го действительно сократились депозиты физических лиц (–24%), компании вывели больше 460 млрд тенге, или 35,9% средств. Только с июня по сентябрь нынешнего года депозиты юрлиц уменьшились на 380 млрд тенге. Хотя принято считать, что наиболее подвижными являются вклады населения, в последнее время основным барометром состояния банка стали корпоративные депозиты. Так было с банком RBK в прошлом году: почти вдвое снизилась сумма средств юрлиц за 12 месяцев. По итогам девяти месяцев нынешнего года она упала на 76% к показателю третьего квартала 2017‑го (таблица 7).

Вернемся к Цеснабанку. Правительство и Нацбанк объявили о своем решении выкупить пул займов сельхозпроизводителям на сумму 450 млрд тенге. Как объяснил глава Нацбанка в интервью изданию «Деловой Казахстан», на долю Цеснабанка приходится 65% кредитов отрасли. «Это [выкуп займов] позволит обеспечить финансовое оздоровление предприятий агропромышленного сектора — заемщиков банка, а также усилит финансовую устойчивость Цеснабанка», — полагает г-н Акишев. Как можно понять из слов главы НБК, в структуре ссудного портфеля АПК большая доля приходится на валютные займы. Кроме всего прочего, как сообщалось, с банка хотят снять ограничение по целевому использованию средств Национального фонда, выданных через ФРП «Даму».

Все идет к тому, что драматического развития событий в Цеснабанке не допустят — и банк крупный, и люди большие за ним стоят. Основным бенефициаром банка является бывший глава администрации президента Адильбек Джаксыбеков, который вместе со своим сыном владеет более чем 70% акций контролирующего акционера банка АО «Финансовый холдинг “Цесна”. На прошлой неделе пресс-служба банка сообщила о стабилизации ситуации и обновлении состава правления.

Смотрите, кто пришел

По итогам первого и третьего кварталов в ренкинге топ-10 банков по динамике активов первые места занял новый банк — First Heartland Bank. Появился он не на пустом месте. История этого банка похожа на матрешку. Сначала в Казахстане был открыт АBN АМRО Банк Казахстан. Материнский банк летом 2008 года вошел в группу RBS (Royal Bank of Scotland), а в Казахстане появился дочерний банк RBS, на конец 2008 года занимавший 11‑е место по размеру активов.

Когда глобальная группа RBS приняла решение оптимизировать сеть своих дочерних банков, казахстанский RBS купил российский бизнесмен Игорь Ким, после перерегистрации юрлица он стал называться АО «Банк ЭкспоКредит» (31‑е место по активам в ренкинге EK по итогам третьего квартала прошлого года). В конце 2017‑го г-н Ким продал банк, как сообщалось, брокерской компании АО «ZIM Capital», которая переименовала его в First Heartland Bank. На сайте банка говорится, что в ноябре 2017 года банк стал частью инвестиционной холдинговой компании Pioneer Capital Invest, в которую также входят брокерская компания First Heartland Securities и компания по управлению активами First Heartland Capital. С тех пор его активы выросли более чем в 8 раз, и сегодня банк занимает 18‑е место по этому показателю (таблицы 1, 2). Банк лидировал по темпам прироста активов и в ренкинге по итогам первого квартала 2018 года. Но это не единственное достижение «первого» банка. Он на первом месте по динамике ссудного портфеля, который вырос с 92 млн тенге до 1,2 млрд; росту депозитов юрлиц, их объем увеличился в 26 раз при сокращении вкладов физлиц на 10%; занимает пятое место по темпам роста прибыли. Кроме того, банк вошел в топ-10 БВУ по приросту капитала, правда, заняв скромное 10‑е место (таблицы 3, 6, 7, 8). В абсолютных цифрах банк, конечно, уступает лидерам рынка.

First Heartland Bank — типичный корпоративный банк: небольшая доля вкладов физлиц — 99% приходится на корпоративные депозиты, и даже труднопроизносимое название — все это говорит о том, что целевая группа клиентов — юридические лица, возможно, даже клиенты самой брокерской компании.

В список банков — лидеров по приросту активов в основном вошли «дочки» иностранных банков. Казахстанские фининституты представлены АТФ Банком, ForteBank, ЖССБ.

Сразу два китайских института — ТПБ Китая в Алматы и ДБ «Банк Китая в Казахстане» — заняли, соответственно, вторую и четвертую позиции по динамике активов, они также входят в топ-10 по темпам прироста капитала, а ТПБ занимает второе место еще и по росту ссудного портфеля. В общем списке БВУ они улучшили свои позиции: ТПБ Китая переместился с 27‑го места на 17‑е, Банк Китая в Казахстане — с 20‑го на 16‑е (таблица 1).

Не стоит забывать еще об одном игроке с китайским участием — Алтын Банке, где 60% капитала принадлежит китайским инвесторам: China CITIC Bank Corporation Limited и China Shuangwei Investment Co., Ltd. Он также показывает хороший рост, хотя вошел в топ-10 только по приросту ссудного портфеля.

Усиление банков из Поднебесной в Казахстане говорит о расширении присутствия китайского бизнеса. Из истории банковского сектора известно, что иностранные банки обычно заходят на местные рынки вслед за своими компаниями, прежде всего для операционного обслуживания и финансовой поддержки локальных проектов. В структуре депозитов всех перечисленных банков с иностранным участием превалируют вклады юрлиц, что характерно для банков, которые в основном работают с корпоративными клиентами, в то время как структура фондирования универсальных БВУ более или менее сбалансирована между юрлицами и физлицами (таблица 8). По таблице 9 мы видим, что у банков, работающих в основном с населением (Жилстройсбербанк и Kaspi bank), розничные вклады составляют львиную долю депозитной базы.

Честный баланс

Главной проблемой банков остается качество активов. За год — с 1 октября 2017‑го по октябрь нынешнего года — доля NPL в совокупном портфеле БВУ снизилась с 13% до 8,5%. Почти у всех игроков, согласно статистике НБК, необслуживаемые займы не превышают 10%. Исключение составляют банк RBK, у которого доля NPL больше 25%, и занимающий 28‑е место по размеру активов ДБ «НБ Пакистана в Казахстане» — почти 34%. У Народного банка кредиты с просрочкой 90+ превышают 12%, причем резкий рост NPL — больше чем на 5 п.п. — произошел в июле. По словам заместителя председателя правления Народного банка Мурата Кошенова, после объединения Халыка с Казкоммерцбанком на стороне Казкома было списано более 300 млрд проблемных займов, все они были полностью покрыты провизиями. «Но все же на консолидированном балансе находится более 10 процентов проблемных займов, большая часть из них тоже спровизована», — сказал он, выступая на конференции S&P. Г-н Кошенов также отметил, что «казахстанское законодательство не позволяет эффективно списывать даже полностью запровизованные кредиты на внебаланс».

Нацбанк требует, чтобы все проблемные займы были запровизованы. Увеличение провизий, по мнению аналитиков S&P, может привести к давлению на прибыль, к дальнейшему давлению на капитал и снижению капитализации. Как считает Олег Смоляков, программа оздоровления банковского сектора снизила остроту недостаточности капитала и недопровизованности портфеля. По его словам, до 2016 года по сектору был отрицательный капитал, причем в отчетности банков это никак не отражалось: БВУ реструктуризировали проблемные кредиты, в отчетности показывали их как стандартные, не требующие создания резервов, что позволяло им формально выполнять требования пруденциальных нормативов. Эта проблема особенно актуализировалась в 2016 году. В настоящее время, по данным г-на Смолякова, объем провизий по ссудному портфелю составляет порядка 90%. «Все последние годы мы планомерно косвенно боремся с процессом реструктуризации, в том числе, требуя доформирования провизий». Как утверждает зампредседателя НБК, на сегодня банковский сектор в целом имеет положительный капитал, а баланс БВУ стал «более честным».

По сравнению с прошлым годом у банков выросла совокупная прибыль. В октябре прошлого года банки получили чистый убыток, за девять месяцев 2018‑го доходы сектора превысили 500 млрд тенге (см. график 1) в основном за счет процентных доходов. Непроцентные доходы и расходы, то есть не связанные с получением или выплатой вознаграждения, главным образом складываются из расходов на переоценку и доходов, связанных с переоценкой, и традиционно составляют примерно одинаковую сумму (см. графики 2, 3).

Выгодным стало для банков сокращение процентных расходов, что связано со снижением ставок вознаграждения по депозитам. И если за розничные вклады банки платят пока достаточно дорого, то деньги юрлиц обходятся им все дешевле (см. графики 4, 5). При этом на депозиты населения и компаний приходится основная доля фондирования БВУ.

Статьи по теме:
Казахстан

Форум партнеров-2018

АТФБанк и его клиенты пишут свою формулу успеха

Спецвыпуск

Рейтинг годовых отчетов

Годовой отчет АО «Аграрная кредитная корпорация»

Спецвыпуск

Специальное приложение

Годовой отчет-2018: новые ориентиры коммуникации

Тема недели

В фокусе — физическое лицо

Основной тренд современного казахстанского банкинга — нишевой бизнес, цифровизация и сервисы, связанные с использованием информационных технологий