Урановый листинг

«Казатомпром» планирует IPO на двух биржах: Астанинской и Лондонской.

Урановый листинг

Активы вызовут интерес у инвесторов несмотря на то, что урановый рынок все еще не вышел из сложного периода. 

«Казатомпром» не стал компанией полного цикла. Зато на IPO выходит как крупнейший производитель самого дешевого урана в мире: за последние два года компания и ее зарубежные партнеры защитили и продолжат защищать запасы на крупнейших месторождениях страны. Если такой актив понравится инвесторам, «Самрук-Казына» сможет собрать на первичном размещении до 600 млн долларов. Сам «Казатомпром» денег от размещения не получит. 

В среду 31 октября в преддверии своего IPO крупнейший производитель урана в мире, казахстанское АО «НАК «Казатомпром», начала презентации для инвесторов Лондонской фондовой биржи и определилась с параметрами размещения.

Новый инструмент на новой площадке 

Единственный акционер «Казатомпрома», фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», намерен выставить на IPO до 15% от общего количества акций общества. Предполагается, что котироваться они будут на основной площадке Лондонской фондовой биржи в форме GDR, а также на фондовой бирже международного финансового центра Астаны (AIX). На AIX, по закону о рынке ценных бумаг, будет предложено 20% от общего объема размещения (3% акций АО). Предполагается, что более детальная информация о размещении будет включена в проспект эмиссии, который будет опубликован в ближайшие недели. 

Большого спроса на локальной площадке участники рынка не ждут. "Пока непонятно, как пойдет IPO в Астане. Подготовки не было никакой, объявили об этом за месяц до окончания размещения. Как минимум, можно быть уверенным в том, что сейчас никто не планирует организовывать народное IPO. У нас есть стойкое ощущение, что все решили сделать, как всегда. Вот и будет все, как обычно бывает. Как было с Kcell, например - основной объем ликвидности ушел в Лондон", - объяснил гендиректор УК «Фридом Финанс» Тимур Турлов

Отсутствующая информация для размышления 

В конце октября компания объявила, что ценовой диапазон размещения составит 11,6 – 15,4 долларов за одну GDR или акцию. Капитализация компании, таким образом, составит 3-4 млрд долларов. С учетом параметров размещения, на IPO "Самрук-Казына" сможет привлечь до 600 млн долларов. Около 10% этой суммы, вероятно, будет потрачено на обслуживание размещения. 

Много это или мало? Для ориентира можно взять капитализацию канадской Cameco (объемы производства обеих компаний примерно сопоставимы): по данным на 2 ноября 2018 года она составляла 6,86 млрд долларов. Если соотнести данные по производству за 2017 год (10,8 тыс. тонн у Cameco и 12,1 тыс. тонн у «Казатомпрома»), то "Казатомпром" мог бы стоить 7,69 млрд долларов. Таким образом, дисконт составил около 42%. 

Впрочем, доверять цифре в 12,1 тыс. тонн желтого кека надо с осторожностью -  это не данные самой компании, а расчеты консалтинговой фирмы UxC. Информации от "Казатомпрома” по ее объему производства в 2017 году нет. Парадокс, если исходить из того, что IPO обязывает компанию раскрывать все существенные данные о себе.  

Финансовую отчетность “Казатомпрома” тоже следует читать внимательно, акцентируясь на неувязках. Например, известно, что 100-процентный собственник «Казатомпрома» - это «Самрук-Казына». Но в годовом отчете за 2017 год прибыль относится не только на собственников, но и на неконтролирующую долю, которой компания платит дивиденды. Что подразумевается под «неконтролирующей долей», компания не уточняет. В релизе от 22 октября 2018 года говорится, что «консолидированная выручка Группы за 2017 год - 336,5 млрд тенге». В годовом отчете компании за 2017 год указывается, что поступления от покупателей составили 435,2 млрд тенге, а потоки денежных средств от операционной деятельности (после выплат поставщикам, работникам, вознаграждений и подоходного налога) - лишь 23,36 млрд тенге (в 2016-м – 66,88 млрд). Таким образом, рентабельность операционной деятельности компании составила неполные 5,4%. Для сравнения - это в 2,5 раза меньше, чем в 2016 году. 

Чистая прибыль в 2017 году, по данным релиза, составила 139,2 млрд тенге. Получить столь высокий результат компания смогла благодаря “реализации опциона “пут” (173,72 млрд тенге). Напомним, в декабре 2017-го “Казатомпром” продал японской Toshiba принадлежащие ему 10% компании Westinghouse Electric. За свои акции казахстанская компания получила 522 млн долларов. Тот факт, что чистая прибыль оказалась меньше размера опциона, показывает, что без него финансовые показатели компании по итогам года оказались бы далеко не такими положительными. 

Развернутую финансовую отчетность за первое полугодие «Казатомпром» не предоставил, ограничившись четырьмя цифрами. В частности, выручка за первое полугодие 2018 года составила 145 млрд тенге, чистая прибыль - 115 млрд. Сопоставление показывает, что компания получила чистую прибыль на 164% больше, чем "средняя за полугодие" в 2017 году, хотя выручка составила лишь 86% от "средней за полугодие" в 2017-м. Как компания добилась таких впечатляющих результатов – вопрос, который, вероятно, должны задать квалифицированные инвесторы организаторам на презентациях перед размещением. Снижение выручки в первом полугодии 2018 года может быть связано как с графиком поставки и оплаты продукции (большая часть приходится на второе полугодие). Но гораздо вероятнее, что оно отражает общерыночное сокращение доходов урановых производителей. Об этом отчитались и Cameco (выручка упала на 10% по итогам первого полугодия 2018 года), и австралийский Paladin Energy (падение - 24% по итогам года).

Также обращает на себя внимание тот факт, что скорректированная EBITDA "Казатомпрома" и за 2017 год (96,7 млрд тенге), и за первое полугодие 2018-го (38,8 млрд) меньше, чем чистая прибыль (вторая цифра - почти втрое). Впрочем, компания объяснила, что скорректированный показатель EBITDА – это EBITDA "за вычетом разовых операций, без учета результата от объединения бизнеса, за минусом восстановленных убытков от обесценения активов, плюс убытки от обесценения". Но о каких именно сделках и деньгах идет речь, не уточнила. 

Убытки от обесценения надо оговорить отдельно. За последние три года они составили в сумме около 81 млрд тенге. Сюда вошли депозиты в «Казинвестбанке» и банке RBK, а также обесценение для рудников Уванас, Канжуган, Южный Моинкум, Карамурун, Семизбай и Заречное (данные по Семизбаю, несмотря на заявленное обесценение, представлены не были). Сильнее всего обесценились активы, связанные с производством фотоэлектрических пластин (почти на 33 млрд тенге). Вероятно, резкое обесценение для фотоэлектрического бизнеса было сделано для того, чтобы продать его в рамках программы трансформации компании. Но сделать этого пока не удалось. «Возможный смысл такой очистки баланса – снизить капитализацию и дать компании пространство для роста. Только делать переоценку надо было раньше: цены на уран падают с 2011 года, а переоценка рудников была сделана только в 2017 году», - объяснил глава одной из публичных компаний на условиях анонимности. «Если цена будет хороша для инвесторов, будет хорошая переподписка», - подтвердил и Тимур Турлов. 

Понятная урановая компания 

В 2000-х - начале 2010-х годов «Казатомпром» строился как вертикально интегрированная компания с активами на каждом переделе создания ядерного топлива от урана до топливных сборок. Для этого были подписаны соглашения о строительстве предприятий или доле участия в существующих. Но из-за ухудшения ситуации в атомной отрасли после аварии на Фукусиме и в мировой экономике в целом, а также из-за внутренних проблем у сторон соглашений проекты далеко не продвинулись. Конверсионное производство на базе Ульбинского метзавода не дошло до ТЭО. В предприятии по производству сборок сменился партнер (вместо французской Areva (сейчас – Orano) им стала китайская CGNPC). Более того, по некоторым данным, «Казатомпром» и к этому проекту охладел. Для АЭС власти РК не подобрали даже площадку. 

На IPO компания выходит, прежде всего, как горнодобывающая компания: «Миссия Группы - разработка урановых месторождений… Группа стремится достичь непрерывного роста и укрепить свои позиции в качестве ведущей компании в урановой промышленности посредством применения следующих стратегий: сосредоточенность на добыче как на основном виде деятельности…», - говорится в релизе компании. 

Чтобы обеспечить себе лидерство в отрасли, компания пролоббировала  изменения в законодательстве в сфере недропользования и перезаключила соглашения с ключевыми партнерами, которые обеспечили прирост запасов. Так, в 2017 году «Казатомпром» добился поправок в принятый в декабре Кодекс о недрах, которые дают компании право на главную [AVG5] долю (не менее 51%) в любом проекте по добыче урана на территории Казахстана. В том же году компания подписала с французской Areva соглашение о продлении работы в Казахстане еще на 20 лет. Соглашение было связано с утверждением запасов в размере более 30 тыс. тонн урана. Подобное соглашение «Казатомпром» подписал в 2017 году и с Cameco. Канадская компания нарастила запасы до 104 тыс. тонн закиси-окиси и получила право удвоить годовую производительность рудника Инкай до 4,5 тыс. тонн в год. Но взамен она сократила свою долю в СП и объеме производимого желтого кека с 60 до 40%. С «дочкой» «Росатома» Uranium One «Казатомпром» перезаключил соглашения по СП «Акбастау» и СП «Каратау». По новым правилам, каждая сторона может учитывать свою выручку от продажи приходящейся на ее долю продукции. Себестоимость производства на этих проектах – самая низкая в мире (в 2012 году – 11 долларов за фунт). Uranium One также планирует защитить новые запасы на Харасане и Южном Инкае по итогам геологоразведочных работ, завершенных в 2018 году. Предполагается, что полная информация о приросте будет опубликована в годовом отчете компании.

«Казатомпром» также около двух лет ведет собственную разведку на участках 6 и 7 месторождения Буденовское. Права недропользования принадлежат ТОО «Буденовское» (СП со Степногорским горно-химическим комбинатом). Прогнозные ресурсы составляют около 40 тыс. тонн закиси-окиси, но утвержденных запасов по более высоким категориям пока не было. 

Перспективы роста 

Компания в своем релизе заверяет, что рыночные перспективы благоприятны: "В ближайшие десятилетия ожидается устойчивый спрос на урановую продукцию, в первую очередь благодаря масштабным программам строительства новых атомных электростанций на развивающихся рынках, в частности, в КНР". Но из-за запрета на поставки автоматизированных систем управления из США в КНР, введенного в октябре 2018 года, строительство реакторов может замедлиться. "С проектом CAP-1400 все теперь ясно. Он либо станет полностью китайским - или хотя бы полностью независящим от американских поставок - либо его вообще не будет", – говорится в публикации на профильном портале atominfo.ru. Также наверняка застопорится строительство китайских реакторов в Великобритании. "По данным UxC, к 2030 году ожидается рост мирового производства в атомной энергетике на 11% (до 432 ГВт/ч) по сравнению с 388 ГВт/ч в 2017 году", – говорится в релизе "Казатомпрома". Но это означает, что мировое потребление закиси-окиси будет расти примерно на процент в год, то есть в лучшем случае, примерно на 600-700 тонн в год. 

Компания полагает, что "на рынке урана происходят структурные изменения на стороне предложения после продолжительного периода низких спотовых цен и избыточного предложения вследствие преобладания долгосрочных контрактов, большинство из которых было заключено в 2005-2012 годы… Поскольку срок действия значительной части таких контрактов истекает в начале 2020-х годов, многие энергетические компании, вероятно, вернутся на рынок в ближайшей и среднесрочной перспективе, чтобы обеспечить свою потребность в топливе путем заключения среднесрочных и долгосрочных контрактов". Но, если наблюдения верны, это также означает, что у "Казатомпрома" впереди примерно семь лет для роста. 

"Рынок урана не “бумит”, ситуация на нем сложная, несмотря на то, что "Казатомпром" - одна из самых эффективных компаний в отрасли в мире", - выразил сомнения Тимур Турлов. Вероятно, успех IPO будет зависеть от того, на чем сделают акцент инвесторы, на рыночной ситуации или на самой компании.

Статьи по теме:
Казахстан

Казахстан увеличил экспорт домашнего текстиля

Компания из Шымкента увеличила производство экспортной продукции в семь раз

Культура

Старый фестиваль в новом формате

Задача обновленного кинофестиваля Шакена Айманова — продвижение фильмов тюркоязычных стран

Казахстанский бизнес

Закинуть сети в интернет

Государство намерено обязать онлайн-продавцов публиковать полные данные о себе и товаре. Но этого недостаточно для защиты прав потребителей

Казахстанский бизнес

Железная рыночная власть

Государство приняло доводы металлургических заводов о том, что стране грозит дефицит лома. На четыре года был ограничен экспорт лома в страны, не входящие в ЕАЭС, что нанесло серьезный удар по ломозаготовителям