Линейка экспорта: от говядины до смородины

Спрос на финансовые услуги Аграрной Кредитной Корпорации превышает предложение

Потребности сельхозпроизводителей и переработчиков сельхозпродукции в инвестициях растут, свидетельством чему служит увеличившийся вдвое за последние два года ссудный портфель Аграрной Кредитной Корпорации (АКК). Институт развития лидирует в кредитовании агропромышленного комплекса Казахстана: объем поддержки экспортных направлений АПК составляет более 80 млрд тенге. АКК рассчитывает наращивать объемы финансирования проектов, предполагающих производство экспортно ориентированной сельхозпродукции. О тех, кто входит в пул проектов, ожидающих финансирования, и тех, кто его уже получил — в интервью с председателем правления АО «Аграрная Кредитная Корпорация» Нармуханом Сарыбаевым.

Оператор развития

— Нармухан Калмаханович, как бы вы оценили роль АКК в развитии экспортного потенциала казахстанского сельского хозяйства?

— Мы участвуем в реализации госпрограмм, направленных на развитие экспортного потенциала сельского хозяйства. Например, АКК выступила одним из крупных операторов проекта по развитию экспортного потенциала мяса КРС, создавая инфраструктуру: откормочные площадки и репродукторы. Плюс кредитный продукт «Сыбага» на приобретение небольшими фермерскими хозяйствами крупного рогатого скота с целью его воспроизводства и последующей продажи на откормочные площадки. Сегодня мы уже видим результаты нашей деятельности и продолжаем работать в этом направлении. Построенная в Костанайской области откормочная площадка Terra на восемь тысяч голов сейчас расширяется с нашей помощью до 20 тысяч голов единовременного содержания. Профинансированные нами откормочные площадки и мясокомбинаты экспортируют продукцию в Россию, большие объемы мяса как крупного, так и мелкого рогатого скота уходят в Узбекистан, Иран, в Объединенные Арабские Эмираты.

— А как это выглядит в цифрах, с точки зрения статистики?

— Шесть лет назад у нас экспорт красного мяса был практически нулевой, а импорт составлял около 10–20 тысяч тонн. В прошлом году было экспортировано 5–6 тысяч тонн красного мяса, с начала нынешнего — уже 10 тысяч тонн, и год еще не завершен. Задача стоит экспортировать в 2018 году 15 тысяч тонн мяса крупного и мелкого рогатого скота. Сейчас видно, что мы свою задачу выполняем: откормочные площадки получают от нас финансирование на приобретение откормочного контингента, фермеры — на приобретение маточного поголовья, чтобы поставлять сырье на эти откормочные площадки, мясокомбинаты — чтобы покупать, забивать и экспортировать. Есть вся цепочка кредитных продуктов, доступная для всех участников этого рынка.

— Как обстоят дела с другими направлениями аграрного сектора?

— Если говорить об участии в развитии других направлений, то это новые для нас проекты в плодоовощеводстве и садоводстве, которые реализуются с прошлого года. Уже есть результаты и по вводу таких проектов, и по получению продукции как для внутреннего потребления, так и на экспорт. Большая работа идет с проектами по выращиванию овощей в закрытом грунте: мы профинансировали строительство 19 теплиц, которые могут произвести порядка 36 тысяч тонн плодоовощной продукции в год. Эти теплицы практически полностью ориентированы на экспорт. Только незначительные объемы тепличной продукции продаются в Казахстане, в основном они идут в Россию. Отмечу, речь идет об индустриальных теплицах. Кроме того, мы реализуем 12 проектов садов, это сады и косточковых, и семечковых плодовых: яблочные сады, абрикосовые, персиковые, сливовые. Восемь проектов будут завершены и введены в эксплуатацию в этом году, остальные — весной следующего года.

Спецпредложение экспортерам

— В конце 2016 года начала действовать программа «Агроэкспорт». Каковы ее результаты на текущий момент?

— Эта программа оказалась достаточно востребованной, в целом ее бюджет около 80 миллиардов тенге. И на сегодняшний день у нас в работе 82 проекта, которые полностью закрывают бюджет этой программы. 63 проекта на 40 млрд тенге уже профинансированы, по уже одобренным заявкам мы до конца года выдадим еще 25 миллиардов тенге. К тем направлениям, о которых мы уже говорили, стоит добавить масложировое и комбикормовое направления, товарное рыболовство, мясное бройлерное птицеводство. Приведу в пример значимый для Казахстана проект — Phoenix Global DMCC, это транснациональная компания со штаб-квартирой в Дубае, строит завод по производству кормов в СЭЗ «Хоргос». Завод будет перерабатывать наше сырье — пшеницу, кукурузу, сою, ячмень, другие зерновые культуры и производить корма, необходимые для КНР. Внутри Казахстана эта продукция при потребности тоже может быть реализована, но в первую очередь речь идет именно об экспорте. У компании есть и опыт соответствующий, и китайские клиенты. В этом году завод уже вводится в эксплуатацию.

— Можно сказать, что АКК выполняет поручение президента о привлечении в сельское хозяйство транснациональных корпораций…

— Да, это так. Мы помогаем транснациональным корпорациям с финансированием — около 40 процентов общих инвестиций они самостоятельно вкладывают, 60 процентов мы. Благодаря проекту Phoenix Commodities будет расти экспорт сельхозпродукции, не только зерно будем продавать, но и переработанную продукцию для животноводов соседнего государства. Такие значимые проекты у нас есть во всех направлениях, есть крупная теплица площадью 10 гектаров, которая будет введена в эксплуатацию в индустриальной зоне близ Алматы. Проекты расширения откормочных площадок, о которых мы уже говорили, тоже относятся к значимым проектам.

И деньги, и консалтинг

— Растет ли число желающих участвовать в программе «Агроэкспорт», увеличивается ли число заемщиков АКК?

— Рост нашего ссудного портфеля четко показывает — да. По состоянию на 1 сентября 2018 года ссудный портфель составлял 335 миллиардов тенге, хотя на начало года был только 231 миллиард. А еще годом ранее — 161 миллиард. То есть по сравнению с 2016 годом у нас в два раза ссудный портфель увеличился, растет и число наших прямых заемщиков, 3–4 тысячи конечных заемщиков — такие показатели получены во многом благодаря массовой программе занятости «Енбек».

— Что может стать причиной отказа в кредите экспортно ориентированному сельхозпроекту?

— Аграрная Кредитная Корпорация — не просто финансовый институт, это институт развития.

Ряд проектов, которые мы финансируем, новые для рынка Казахстана в плане, например, технологий, их имплементации. У нас есть департамент технической экспертизы, специалисты которого могут оценить, насколько проект, разработанный сельхозтоваропроизводителем, качественный, адекватный в отношении цены, подбора технологий, выстроена ли вся технологическая цепочка корректно и правильно. На основе этого анализа мы даем рекомендации для корректировки проекта. Можем отказать по критериям технологической состоятельности. Еще один важный момент — сбытовые показатели. Недавно рассматривали проект по производству смородины на 300 гектарах. Посмотрели проект, его маркетинговую составляющую, оценили статистику. С последней, кстати, проблема: ягоды в статистике идут одной строкой — там и клубника, и клюква, и смородина, и малина. Мы не обнаружили никаких статистических данных, подтверждающих возможность успешного экспорта, поэтому предложили клиенту сократить проект почти в два раза и начать не так масштабно. Первый этап покажет, насколько востребована такая ягода с точки зрения экспорта, и если все будет хорошо, он может через год-два прийти к нам с проектом на расширение.

— В президентском послании идет речь о 500 миллиардах тенге на поддержку несырьевого экспорта, о ежегодных 100 миллиардах тенге в течение трех лет на увеличение экспорта переработанной продукции сельского хозяйства. Можно ли ожидать роста финансирования по линии АКК?

— Да, мы рассчитываем, что станем операторами. У нас уже есть пулы проектов на 300 миллиардов и на 600 миллиардов тенге, которые нуждаются в финансировании в последующие годы. Все они предполагают производство экспортно ориентированной сельхозпродукции как в сыром виде, так и в переработанном. Мы очень заинтересованы в своевременном поступлении этих средств, потому что проекты идут, в том числе достаточно проработанные проекты транснациональных компаний. Например, компания ТОО Phoenix Fruits обратилась с проектом интенсивного садоводства на площади более чем в тысячу гектаров в Алматинской области. В этом случае мы будем сотрудничать с Международной финансовой корпорацией, «дочкой» Всемирного банка, она софинасирует этот проект. В пуле зрелых — живые, конкретные проекты от компаний, имеющих опыт в аграрной сфере. Есть проекты по свиноводству, рыбоводству с участием американской компании AGCO, есть проработанный проект по свиноводству в Акмолинской области с голландскими инвестициями…

— Использоваться будут не только бюджетные средства, но и привлеченные кредитные ресурсы?

— Естественно. Я уже говорил, что ссудный портфель у нас 335 миллиардов тенге. Уставной капитал — 158 миллиардов. То есть только половина ссудного капитала у нас — бюджетные средства, остальное — привлеченные. Мы активно работаем по привлечению, у нас подписано рамочное соглашение с Европейским инвестиционным банком на 100 миллионов евро. Сейчас идет активная работа с Азиатским банком развития (АБР), который заинтересован в реализации мясной программы, а также проектов по цепочке поставок, по инфраструктурным проектам — оптово-распределительным, логистическим центрам, потому что это один из краеугольных камней для экспорта. На сегодняшний день АБР готов рассматривать вопрос вливания порядка двух миллиардов долларов в пятилетней перспективе. И одними из главных партнеров они видят «КазАгро», и в частности АКК.

Статьи по теме:
Казахстан

Нужный учебный курс

15 ноября 2018 года РК отметила 25-летний юбилей своей национальной валюты

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Тема недели

Шымкентская история «X»

На Шымкент и Юг Казахстана оказывает экономическое влияние город Ташкент. От того, как мы его используем, зависит то, будет ли развиваться Шымкент, или превратится в периферию узбекской столицы

Тема недели

Признаки жизни казахстанской экономики

Рост доходов казахстанских компаний в 2017 году в немалой степени был связан с улучшением внешнеэкономической конъюнктуры, но можно говорить лишь о некотором оживлении в экономике, которая только-только оправляется от кризиса