Птицеводство расправляет крылья

В долгосрочной перспективе у наших птицефабрик есть шансы встроиться в глобальную цепочку добавленной стоимости, для этого нужно осваивать сложную продукцию — желатин, коллаген, лецитин и лизоцим

Птицеводство расправляет крылья

Экспортный потенциал птицеводческой продукции базируется на обеспеченности собственным относительно недорогим кормом и на соседстве с крупными рынками сбыта. Поэтому экспортный потенциал отрасли значителен, но пока не реализован. Тут надо действовать тактикой «маленьких побед», шаг за шагом устраняя недостатки.

Возьмем, к примеру, мясное птицеводство. Доля импортной курятины очень высокая: мы ввозим половину от потребностей страны. Сначала нужно решить задачу замещения импорта и только потом думать об экспорте. В этом направлении уже много сделано.

Во-первых, строится крупнейшая в Центральной Азии птицефабрика: в конце сентября введена первая очередь Макинской птицефабрики (МПФ) годовой мощностью 25 тыс. тонн мяса, что закроет более 7,3% потребностей РК в курином мясе. В 2020 году запланирована вторая очередь МПФ, а мощности увеличатся до 50 тыс. тонн. В итоге птицефабрика удовлетворит 14,7% от существующей потребности в курятине. Не исключается строительство третьей очереди с доведением мощности до 100 тыс. тонн.

Во-вторых, наши птицефабрики научились делать охлажденное мясо, ценность и безопасность которого намного выше замороженного, поставляемого из других стран. Кроме того, «охлажденка» исключает инжектирование, когда массу накачивают водой, бывает что и гелем, не обходится без различных добавок.

В-третьих, именно крупные мясные птицефабрики, поскольку тут действует эффект масштаба, научились правильному маркетингу и брендированию. В качестве примера можно привести опыт Усть-Каменогорской птицефабрики (УКПФ). Expert Kazakhstan уже писал о том, как УКПФ решала одну из больших проблем отрасли — накрутку цен перекупщиками. Продукция птицефабрики под брендом «Кус-Вкус» развозилась по собственным торговым точкам, оборудованным специальными холодильниками, обеспечивающими соответствующий температурный режим хранения. А своих торговых партнеров УКПФ ограничивала в сроках реализации (максимальный срок годности у «охлажденки» — 7 дней), а также были достигнуты договоренности повышать отпускные цены не более чем на 8%. При такой схеме маржинальность невысокая, но компания формировала лояльную бренду «Кус-Вкус» клиентскую базу.

Подобные маркетинговые кампании по силам крупным птицефабрикам, таких предприятий вместе с введенной в строй Макинской птицефабрикой всего шесть. У нас крупным считается производство, выпускающее более 10 тыс. тонн продукции в год. Небольшое количество таких предприятий объясняется отсутствием длинного и дешевого финансирования, необходимого для строительства птицефабрики. С кредитами у нас проблема с тех пор, как коммерческие банки ужали свою деятельность.

В этой ситуации в отрасль с длинными деньгами пришел кредитор от государства — Банк развития Казахстана (БРК, «дочка» холдинга «Байтерек»). И это один из важнейших факторов реализации потенциала птицеводства.

Поддерживая отрасль, институт развития профинансировал строительство Макинской птицефабрики, благодаря чему увеличится производство продукции, а значит, расширится и экспортный потенциал мясного птицеводства. За годы работы Банк развития Казахстана наработал компетенции не только в финансовой экспертизе инвестиционных проектов, БРК обладает компетенциями в стратегическом планировании. Поэтому его приход в отрасль — это сигнал для других инвесторов, что нужно вкладываться в птицеводство.

Нарастить мясо

Мясное птицеводство представлено 22 предприятиями, в том числе двумя хозяйствами, которые производят и мясо птицы, и товарное яйцо. «Почти все мясные птицефабрики перешли на глубокую переработку. Некоторые пошли дальше, наладив выпуск брендированных полуфабрикатов», — говорит председатель Союза птицеводов Казахстана Руслан Шарипов.

Мясные птицефабрики пока не планируют экспортировать свою продукцию. Как говорилось выше, потенциал развития мясного сегмента связан прежде всего с замещением импорта. В прошлом году потребность внутреннего рынка РК составила 351 тыс. тонн, и только половину этого объема закрыли местные птицефабрики.

Стратегия мясных птицефабрик понятна и строится на главном конкурентном преимуществе. Весь импорт курятины состоит из замороженного мяса, потому что затруднительно привезти сюда охлажденную продукцию из-за ее короткого срока годности. Тут идет речь о конкуренции между местной питательной «охлажденкой» и импортным замороженным, потому некачественным, мясом. Местным птицефабрикам остается нарастить мощности и заняться специфичной для них работой — менять культуру потребления казахстанцев от сомнительной «ножки Буша» к безопасному свежеохлажденному мясу птицы. Чем больше будет на прилавках «охлажденки», тем быстрее казахстанцы укрепятся во мнении, что наша продукция качественнее привозной. Это мнение естественным образом будет проецироваться на любую другую свою продукцию (в том числе замороженную).

Такая стратегия вытеснит импортную продукцию. Среднесрочная задача, как отметили в СПК, — повысить долю местной продукции с прошлогодних 50 до 80% к 2021 году. Оптимистичные прогнозы, скорее всего, основаны на планах руководства МПФ ввести во второй половине 2020 года вторую очередь с доведением мощности до 50 тыс. тонн.

Может показаться, что для самообеспечения остается построить еще два таких же предприятия, а дальше почивать на лаврах. Но дело в том, что среднестатистический казахстанец, по мировым меркам, не является большим любителем курятины: в год он употребляет всего 19 кг мяса птицы. Потребление будет расти, потому что этот тренд наблюдается несколько лет — 10 лет назад казахстанец употреблял 12 кг мяса. С другой стороны, в США этот показатель равняется 50 кг, в Израиле и Малайзии — странах, где не принято есть свинину, — 80 и 61 кг, соответственно. Вполне возможно, что наши скромные показатели будут подтягиваться к мировым значениям на фоне распространения у нас культуры правильного питания, ведь мясо птицы позиционируется как идеальный диетический пищевой продукт. В увеличении потребления курятины, собственно, заложен еще один резерв роста для отрасли.

Индустриальное птицеводство

Макинская птицефабрика, о которой говорилось выше, на сегодняшний день является крупнейшим инвестиционным проектом последних лет, если не за всю историю казахстанского птицеводства. После ввода в эксплуатацию второй очереди предприятие станет крупнейшей мясной птицефабрикой в Центральной Азии. И, как ожидается, будет определять развитие мясного сегмента Казахстана в ближайшем будущем.

Но Макинская птицефабрика интересна еще и как уникальный инвестиционный проект. В то время, как коммерческие банки перестали кредитовать крупные проекты длинными и дешевыми деньгами, предприятию удалось привлечь финансирование у нескольких институциональных инвесторов — Банка развития Казахстана (БРК, «дочка» холдинга «Байтерек»), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Baiterek Venture Fund.

Стоимость первой очереди МПФ — 33,5 млрд тенге. Наиболее крупным инвестором выступил БРК, предоставив 16,1 млрд тенге в виде займа. Серику Толукпаеву, учредителю Aitas KZ (в эту группу, кроме Макинской, входит еще и Усть-Каменогорская птицефабрика), не хватило собственных средств и ему пришлось продать 13% акционерного капитала Aitas KZ — ЕБРР, еще 6% акций — Baiterek Venture Fund.

Другой любопытный момент: в портфеле БРК и ЕБРР это единственный птицеводческий проект. Более того, для БРК этот проект является нетипичным, ведь банк, как институт развития, обычно финансирует крупные промышленные и инфраструктурные объекты. Тем не менее БРК профинансировал строительство МПФ, потому что этот проект отвечает действующей промышленной политике, нацеленной на развитие обработки и повышение добавленной стоимости. «Мы действительно не финансируем сельское хозяйство, но этот проект полностью соответствует программе ГПИИР, более того, современное птицеводство — это уже своеобразный промышленный завод», — объясняет председатель правления БРК Болат Жамишев.

По словам независимого директора БРК Антонио Сомма, МПФ в своем секторе движется вверх по цепочке создания добавленной стоимости, поскольку птицефабрика специализируется на переработке. «Проект включает в себя современные технологии, которые добавляют дополнительную стоимость, соответственно, создаются квалифицированные постоянные рабочие места», — уверен г-н Сомма. Макинская птицефабрика представляет собой крупное предприятие с законченным технологическим циклом: производство кормов, выращивание бройлеров, убой и разделка птицы, изготовление и упаковка готового продукта.

Еще один фактор, сыгравший в пользу холдинга Aitas KZ, — экономика проекта. Охлажденное мясо от МПФ, по мнению г-на Жамишева, составит конкуренцию импортному замороженному мясу. Отметим, что на центральные и северные регионы страны приходится незначительная доля производства мяса птицы — 5% и 10%, соответственно. Предприятие планирует продавать свою продукцию в Петропавловске, Кокшетау, Костанае и Караганде.

Макинск расположен от Астаны в двух часах езды, так что продукцию УКПФ на прилавках столичных магазинов со следующего года заменит охлажденное мясо с Макинской птицефабрики, но под тем же брендом «Кус-Вкус». Тут сугубо экономический расчет: меньше затрат на логистику, кроме того, на севере пшеница дешевле на 10%, чем на востоке. Нецелесообразно возить корма на восток, чтобы оттуда привозить в столицу готовую продукцию.

Готов на экспорт

Болат Жамишев как инвестиционный банкир смотрит не только на денежный поток, но и на качество менеджмента. Благодаря наработанным за годы компетенциям группа Aitas KZ пробилась в пул поставщиков местных ресторанов KFC и с августа начала поставки продукции с УКПФ. Для этого УКПФ прошла сложный технический аудит KFC: у компании очень жесткие требования к продукции в части габаритов, влажности, параметров нарезки.

«На примере УКПФ можно сказать, что они умеют продавать и контролировать себестоимость, — говорит г-н Жамишев. — У них свои торговые точки, оборудованные специальными холодильниками. Привозят туда свежее охлажденное мясо, нереализованную в срок продукцию забирают и замораживают. У них всегда свежий продукт, работают они на потребителя, чего не делает импортер».

Серик Толукпаев так вспоминает презентацию проекта потенциальному инвестору: «Показал господину Жамишеву несколько слайдов. Там был один очень интересный элемент — как мы зарабатываем на торговле больше, чем остальные игроки. И то, что компания <УКПФ> имеет конкурентное преимущество, моментально было принято во внимание».

По словам вице-президента Aitas KZ Евгения Кима, инвесторы провели детальный due diligence: «Была учтена не только финансовая составляющая холдинга. Культура производства, прозрачность и управляемость бизнеса — эти компоненты также были тщательно диагностированы».

«Прежде чем финансировать проект, мы анализируем бизнес-предложение, смотрим прогнозы и модели, анализируем соответствующую структуру финансирования и, конечно же, оцениваем руководство и акционеров. Для нас также немаловажно влияние проекта на население», — говорит независимый директор БРК Марсия Фавале. С ее мнением о значении предприятия согласен Евгений Ким: он уверен, что новая птицефабрика превратится в градообразующее предприятие Макинска.

Итак, на заметку предпринимателю, который хотел бы привлечь финансирование институтов развития: проект получит поддержку, если он представляет отрасль с большим потенциалом развития; действующий бизнес является прозрачным с точки зрения управления и понятным с точки зрения генерирования доходов; предложивший проект предприниматель не боится рисковать.

Что касается экспортных амбиций холдинга Aitas KZ. Мощности и первой, и второй очередей МПФ рассчитаны, по-видимому, на удовлетворение внутреннего рынка. Генеральный директор холдинга Aitas KZ Серик Толукпаев не исключает запуск третьей очереди, чтобы нарастить мощности до 100 тыс. тонн. В холдинге осторожно говорят о возможностях экспорта, но, скорее всего, дополнительные мощности будут строиться с расчетом на внешние рынки. Возить охлажденное мясо на рынки соседних стран из центра республики вряд ли получится, ведь только на дорогу уходит пара дней. Но на птицефабрике установлено оборудование по глубокой заморозке. «Мы сможем производить любые продукты и практически весь объем замораживать, если в этом будет необходимость. Тогда срок годности продукта увеличится до 12 месяцев, и тут мы можем говорить об обширном экспорте», — отмечает г-н Ким.

Самый глубокий передел

Обеспеченность собственными кормами — пшеницей, ячменем, подсолнечником — пожалуй, ключевое преимущество нашего птицеводства.

Корма составляют более половины себестоимости в птицеводческой продукции (в курином мясе, по данным СПК, — 60%, в пищевом яйце — 58%). Правда, премиксы и витамины страна завозит, и птицефабрики на это тратят треть расходов, предназначенных на корма. Организовать производство премиксов и витаминов нам мешает отсутствие компетенций и технологий, но никто не мешает наращивать производство сои, с которой у нас большие проблемы. А ведь это ценная культура, идеальная для кормления животных, поскольку содержит много протеина. СПК прогнозирует дефицит сои до 200 тыс. тонн к 2027 году, если динамика прироста посевных площадей этой культуры и динамика ее потребления останутся на текущих значениях.

Кроме хорошей кормовой базы есть и другие причины, почему Казахстану следует развивать птицеводство, более того, делать ставку на экспорт при наблюдающемся росте мирового потребления птицеводческой продукции. Глава Российского птицеводческого союза Владимир Фисинин на VII Казахстанском форуме птицеводов озвучил следующие цифры. Поскольку мясо птицы дешевле остальной продукции, более того, у него нет религиозных ограничений, мировое производство этой продукции значительно выросло. В 1961 году на первом месте была говядина (27,7 млн тонн), за ней шла свинина (24,7 млн тонн), мясо птицы занимало лишь третью позицию в мясной иерархии с объемом производства 8,9 млн тонн. К 2016 году ситуация кардинально изменилась, на планете было произведено 120,3 млн тонн мяса птицы, и сегодня этот продукт занимает первое место среди остальных видов мяса. В 1961 году было произведено 279,8 млрд яиц, в 2016‑м — 1,4 трлн.

«Динамичное развитие человеческой популяции ставит непростые вопросы по обеспечению мирового населения продуктами питания, в частности белком животного происхождения», — отметил г-н Фисинин. Второй фактор, способствующий дальнейшему росту птицеводческой отрасли в мире, по его мнению, — нехватка земельных ресурсов. Обширные пастбища нужны для выращивания КРС и МРС, поэтому экономичнее выращивать птицу, ей не нужны большие территории для выпаса. По прогнозу ФАО, темп прироста мяса птицы в ближайшие десять лет составит более 3%, и это выше показателей по остальным видам мяса.

Дальнейшее развитие птицеводства может привести к появлению у нас высокотехнологичных производств. В этом плане, как ни парадоксально, наши птицефабрики могут встроиться в глобальную цепочку добавленной стоимости.

Желток и белок в жидком виде и в сухом, яичный порошок — это продукты первого передела. Самым высоким переделом пищевого яйца считаются экстракция лизоцима, являющаяся натуральным консервантом для сыров, пива и вина, экстракция лецитина, используемая в производстве детского и диетического питания, а также яичный коллаген, который применяется в косметической промышленности. С таким арсеналом казахстанские птицефабрики смогут встроиться в глобальную цепочку поставок. Местные бизнесмены знают о мировых трендах, но прежде чем выпускать лизоцим, лецитин и коллаген, необходимо научиться производить меланж и яичный порошок, так сказать, осваивать технологии шаг за шагом.

У птицефабрик мясного направления тоже есть шансы встроиться в глобальную цепочку добавленной стоимости. Например, наладив производство натурального желатина из куриных лапок, которые сегодня считаются отходом производства и утилизируются.

Статьи по теме:
Казахстан

Нужный учебный курс

15 ноября 2018 года РК отметила 25-летний юбилей своей национальной валюты

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Тема недели

Шымкентская история «X»

На Шымкент и Юг Казахстана оказывает экономическое влияние город Ташкент. От того, как мы его используем, зависит то, будет ли развиваться Шымкент, или превратится в периферию узбекской столицы

Тема недели

Признаки жизни казахстанской экономики

Рост доходов казахстанских компаний в 2017 году в немалой степени был связан с улучшением внешнеэкономической конъюнктуры, но можно говорить лишь о некотором оживлении в экономике, которая только-только оправляется от кризиса