Урановый копипаст

Denison Mines объявила, что готова сделать канадский уран самым дешевым в мире, однако существуют обоснованные сомнения в осуществлении заявленного проекта

Урановый копипаст

В конце сентября канадская юниорная компания Denison Mines объявила о завершении пред-ТЭО и пересмотре экономических показателей своего уранового проекта Wheeler River после того, как попробовала применить к нему метод скважинного подземного выщелачивания (СПВ). Это первый в мире опыт использования СПВ для богатых по содержанию урановых месторождений бассейна Атабаски. Если он окажется успешным и будет транслирован, канадский уран может стать одним из наиболее дешевых (если не самым дешевым) в мире. Как следствие, канадские производители могут потеснить казахстанских на рынке уранового сырья. Но пока даже совладелец проекта относится к перспективам СПВ скептически.

Высокие содержания и низкие затраты

Уже в заголовке пресс-релиза Denison Mines объявила, что чистый дисконтированный доход от проекта (NPV) по итогам пред-ТЭО вырос примерно на 275% — до 1,41 млрд канадских долларов по сравнению с результатом предварительной экономической оценки (PEA). Столь существенного улучшения экономики проекта компания смогла добиться после того, как заменила технологию извлечения. Вместо дорогостоящей струйно-скважинной системы добычи (Jet Bore Mining System) на участке Phoenix было применено скважинное подземное выщелачивание — самый дешевый в мире метод добычи урана на сегодняшний день.

Благодаря СПВ операционная себестоимость на Phoenix (один из двух участков проекта Wheeler River), по данным Denison Mines, составила лишь 3,33 доллара за фунт (в Казахстане — от 7 долларов за фунт). Благодаря высокому содержанию закиси-окиси в руде — 19,1% — компания может позволить себе извлекать ее из раствора напрямую, тем самым избежав капзатрат, связанных со стадией ионного обмена или жидкостной экстракции. Капзатраты до запуска проекта на Phoenix компания оценила в 322,5 млн канадских долларов.

На участке Phoenix, по расчетам Denison Mines, может заработать рудник годовой производительностью 2,72 тыс. тонн (6 млн фунтов) желтого кека в год, подсчитанных запасов (141 тыс. тонн руды) должно хватить на 10 лет. Экономические показатели для участка Phoenix — в таблице.

Расчеты, сделанные Denison Mines, для уранового рынка могут оказаться чрезвычайно важными. Если говорить предельно упрощенно, в бассейне Атабаски урановые месторождения типа «несогласия» богатые, но добывать их сложно и потому дорого из-за высокой обводненности. Напомним, рудник Cigar Lake, который отрабатывает Cameco, был закрыт после аварии и затопления в 2006 году, и первый уран из него компания получила лишь 10 лет спустя.

В Казахстане расположены крупнейшие инфильтрационные месторождения — ролл-фронты. Содержание урана в них в сотни раз ниже, чем в месторождениях Атабаски, но за счет использования дешевого и экологически безопасного (и даже полезного) СПВ затраты на единицу продукции в Казахстане в настоящее время ниже, чем в Канаде. Там они составляют минимум 30 канадских долларов за фунт.

Если окажется, что СПВ можно использовать даже на месторождениях типа «несогласия», то экономика канадских месторождений в бассейне Атабаски может резко улучшиться. Возможные последствия — новый виток интереса инвесторов, новые вложенные деньги и перераспределение рынка в пользу Канады. «Выбор метода СПВ для Phoenix, месторождения с высокими содержаниями — это определяющий момент для нашей компании и потенциально новый качественный уровень развития в будущем для урановой отрасли в бассейне Атабаски: привнесение самого дешевого метода извлечения урана в мире на территорию, содержащую месторождения с наивысшими содержаниями в мире», — цитируется в пресс-релизе высказывание главного исполнительного директора компании Дэвида Кейтса (David Cates).

Сомнения, увиденные через скважину

Заявления, сделанные Denison Mines, вызывают вопросы, на которые пока нет ответов. Компания объявила, что провела исследования, в том числе по закачке раствора в скважины, проницаемости, растворимости металла, агитации (механическому перемешиванию при обогащении), а также тесты в колонне (column tests). Но в релизе приведено лишь несколько цифр: извлечение как при экстракции (+90%), так и при переработке (98,5%). Содержание урана в извлеченном растворе составило от 12 до 20 г/л. Точных данных по проницаемости (один из важнейших показателей для отработки месторождений методом СПВ) компания не предоставила. Также из релиза непонятно, какой объем материала и с какой территории компания отдавала на анализы. От количества проанализированной руды и от того, откуда именно она была взята (из расположенных рядом или по всему объекту скважин), зависит релевантность полученных результатов для реального месторождения.

В Denison Mines не ответили на вопросы Expert Kazakhstan по информации в релизе. На момент сдачи номера компания также не опубликовала полный текст пред-ТЭО на портале раскрытия информации sedar.com. Поскольку нет полного пред-ТЭО, нельзя также оценить экономические расчеты, сделанные для Denison Mines, и понять, как были получены финансовые результаты по проекту.

Принципиально самый большой риск для проекта заключается в том, что никто в мире еще не применял СПВ на месторождениях типа «несогласия». Нет наработанной практики и понимания, как пойдет процесс выщелачивания, достаточно ли проницаемы породы на месторождениях этого типа и конкретно на участке Phoenix, как будет распространяться кислота и какие ее концентрации необходимы для оптимального извлечения, какой должна быть реальная плотность и геометрия скважин на полигоне и многие другие технические вопросы, на которые придется отвечать Denison Mines при подготовке банковского ТЭО.

«Возможность применения СПВ для его отработки не доказана. Поясню. Проницаемость рудовмещающих пород — ключевой вопрос для применения метода СПВ. Руду, которую я ранее видел на других подобных месторождениях, я не назвал бы проницаемой. Это плотные, гидротермально измененные песчаники. Возможно, Phoenix исключение, так как Denison ссылается на опытные гидрогеологические откачки. Поэтому надо смотреть сам PFS, где должна быть подтверждена проницаемость, — подтвердил на условиях анонимности источник в отрасли, знакомый как с месторождениями Атабаски, так и с ролл-фронтами Казахстана. — Как написано в релизе, PFS базируется на лабораторных опытах по агитационному выщелачиванию, но они не могут быть представительными для подтверждения возможности применения СПВ. Нужны натурные опыты. По-моему, недооценены технические и финансовые риски создания морозильной завесы мощностью 10 метров для изоляции рудной залежи в условиях высоконапорного водоносного горизонта. Опять же нужны натурные опыты. Тем более что даже в релизе Denison признает, что существуют технические риски применения СПВ».

Пока же самым понятным ориентиром для первичной оценки реалистичности проекта может служить позиция Cameco. Она важна, во-первых, потому что крупнейшая канадская уранодобывающая компания имеет опыт работы как на месторождениях Атабаски типа «несогласия», так и на ролл-фронтах Казахстана, где используется СПВ. Во-вторых, Cameco — совладелец Wheeler River и была на проекте оператором еще до того, как в него вошла Denison Mines, а потому знает проект изнутри. «Что касается Wheeler River в частности, мы не заинтересованы более вкладывать дополнительный объем труда в этот объект после 2018 года. Все вопросы, касающиеся пред-ТЭО и сделанных в нем допущений, должны быть адресованы Denison, — сообщила менеджер по внешним коммуникациям и устойчивым связям с заинтересованными сторонами Cameco Керай Хиндман. — Но мы должны отметить, что многие компоненты пред-ТЭО ранее не существовали и не были проверены, поэтому существует значительный риск того, что компания не сможет успешно пройти все согласования или закончить проект так, как было намечено. Применение СПВ было бы первым в своем роде в бассейне Атабаски. Мы понимаем, что внедрение новых техник в новых условиях — это большие вызовы. К ним относится также получение разрешений, технические и регуляторные риски».

За три недели до объявления результатов пред-ТЭО Cameco объявила о выходе из числа акционеров Wheeler River. Компания продает всю свою долю (около 24%) Denison Mines. Сделка стоимостью около 16 млн долларов будет оплачена вновь выпущенными акциями Denison Mines. В течение полугода после сделки продажа акций будет запрещена, а в следующие шесть месяцев — ограничена. Cameco прояснила и перспективы своего присутствия во всем бассейне Атабаски. «Что касается геологоразведки в целом, мы должны сократить наши затраты на проекты в Атабаске, где мы владеем контрольным пакетом… Принимая во внимание ситуацию на урановом рынке, мы фокусируемся на том, чтобы сохранить ценность наших лучших активов», — отметила г-жа Хиндман. По итогам второго полугодия 2018 года Cameco заявила, что приостанавливает производство на рудниках MsArthur River и Key Lake на неопределенный период. Еще раньше она остановила производство на канадском руднике Rabbit Lake и рудники в США. Таким образом, у компании в Северной Америке остался только один действующий рудник — Cigar Lake.

Более того, Cigar Lake — это единственный действующий рудник в Канаде на сегодняшний день. При всей популярности бассейна Атабаски у инвесторов ни одно из новых месторождений так и не стало рудником, а старые были отработаны (McClean Lake) или остановлены. И в ближайшем будущем здесь вряд ли будут запущены новые значимые для рынка проекты.

История уранового рынка в течение последних семи лет, в том числе истории публичных уранодобывающих и разведочных компаний, подводит к вопросу, может ли выжить публичная компания, если она специализируется только на уране и не входит ни в ядерный госхолдинг, ни в диверсифицированную (по наименованиям продукции) корпорацию. Можно предположить, что отвечать на этот вопрос публично в Канаде не хочет никто. Для Казахстана, пока у него есть дешевые ролл-фронты, это хороший знак.

Статьи по теме:
Общество

Вкусный этноцентризм

Почему казахскость стала центральным объектом популярной музыки на государственном языке?

Экономика и финансы

Без сюрпризов

Ренкинг 500 самых крупных компаний показал высокую концентрацию бизнеса: на 50 предприятий приходится почти 95% совокупной прибыли

Казахстан

Экспорт в приоритете

Свыше 55% произведенных аккумуляторов талдыкорганского «Кайнар-АКБ» экспортированы за рубеж

Казахстанский бизнес

Акимат на полосе

Развитие региональных аэропортов теперь проблема местных властей