Насилие с благими намерениями

Практики Советского Союза — не аномалии исторического развития, они свойственны всем государствам эпохи модерна

Насилие с благими намерениями

Таков главный посыл новой книги американского историка Дэвида Хоффманна. О чем, собственно, эта работа? О том, как советское государство при всем размахе репрессивной политики стремилось не подчинить общество, а взрастить образованных культурных граждан, способных и желающих принимать активное участие в создании общественного порядка. Все в рамках общей концепции рационального общественного порядка, следующей одновременно из рационализма Просвещения и романтизма ХIХ века. Автор подчеркивает редко обозначаемую перекличку между российской культурой и идеями марксизма, напрочь забытого нынешними историками и политологами. При этом не надо соотносить эту книгу с мифологической историей Советского Союза. Она насквозь объективно исторична. Но даже не это главное: книга лишена наклеивания этноцентричных (американских) ярлыков и любопытна своей концепцией. Например, следующее положение: многие проявления социальной политики СССР были спланированы и осуществлены учеными, которые, не будучи марксистами, вместе с тем разделяли их взгляды на необходимость рационального переустройства общества. Именно специалисты по социальной статистике, как это показывает автор, предоставили информацию, позволившую партийным деятелям сформировать планы преобразования общества.

Изначальная установка советской власти была благородной: население — это социальная общность, которая должна управляться рационально. Что входит в социальные практики нашего некогда общего модерного государства? Программы социальной помощи в этот период дали возможность сбережения людских ресурсов и означали на деле выполнение обязательств между государством и гражданами. Социальное обеспечение, модели здравоохранения, репродуктивная политика, политический надзор и пропаганда при обязательном государственном насилии. В одной из глав книги дан конкретный анализ интервенционистских мер, предпринятых государством по отслеживанию и улучшению здоровья населения. В свою очередь советская репродуктивная политика создала гендерный порядок, который прославлял работающую женщину. Особый интерес вызывает обращение автора к еще одному измерению государственного вмешательства — надзору и пропаганде, ставшими постоянными элементами управления. Доказательно, c реальными примерами Дэвид Хоффманн показывает и то, что насилие по отношению к отдельным группам населения не является исключительно изобретением советского руководства, но только оно использовало его в мирное время в целях преобразования общества.

Книга вышла в серии издательства «Новое литературное обозрение» — HISTORIA ROSSICA. Советологи в прошлом — это целая каста в кругу американских ученых, разных по идеологическим установкам и используемому научному аппарату. Автор тщательно подходит к историческому материалу, редко кто из российских историков так работает по советской проблематике: скрупулезная работа с источниками при наличии, как теперь говорят, аутентичной идеи. Он отстаивает включение Советского Союза в сравнительные исторические исследования, такой подход позволил ему выявить черты государственного вмешательства и управления населением в мирное время. Мы потихоньку отвыкаем от подобного типа ученых, принимая за должное научный новодел.

Надо сказать: все, что делало советское правительство, большей частью удалось. Идеи же трансформации общества, как и технологии, позволяющие подобную трансформацию осуществлять, были известны до советской системы и характерны для других идеологий и режимов ХХ века. Наверное, следующее определение Советского Союза от исследователя подходит если не к нашим реалиям, то к отдельным соседним странам точно: «диктатура с высокоцентрализованным бюрократическим аппаратом, постоянно использовавшим различные методы военного времени». А центральноазиатские правители с их утопическими целями и стремлением творить историю, не видящие пределов своей власти и свободные от конституционных и каких-либо юридических ограничений, тождественны партийным лидерам. Социальная политика в СССР — вещь еще нами не забытая и в причудливой, хорошо если не в извращенной, форме возникающая в нынешних реалиях.

Хоффманн Д. Взращивание масс. Модерное государство и советский социализм. 1914–1939. — Москва: Новое литературное обозрение, 2018. — 424 с.

Статьи по теме:
Казахстан

Нужный учебный курс

15 ноября 2018 года РК отметила 25-летний юбилей своей национальной валюты

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Тема недели

Шымкентская история «X»

На Шымкент и Юг Казахстана оказывает экономическое влияние город Ташкент. От того, как мы его используем, зависит то, будет ли развиваться Шымкент, или превратится в периферию узбекской столицы

Тема недели

Признаки жизни казахстанской экономики

Рост доходов казахстанских компаний в 2017 году в немалой степени был связан с улучшением внешнеэкономической конъюнктуры, но можно говорить лишь о некотором оживлении в экономике, которая только-только оправляется от кризиса