Система одна, истории разные

Разное

Система одна, истории разные

Еще один эпизод банковской саги Казахстана подошел к концу в сентябре этого года: один казахстанский банк пополнил список неудачников, другой, несмотря на все сложности, остался в игре.

18 сентября 2018 года Национальный банк РК лишил Банк Астаны права на проведение банковских операций. Падение банка, носящего имя казахстанской столицы, не заняло и года. Что у фининститута есть проблемы, стало понятно еще в минувшем году, когда банк не попал в программу финансового оздоровления сектора, запущенную регулятором. В апреле 2018‑го на него, а также на Qazaq Banki и Эксимбанк обрушил критику президент Нурсултан Назарбаев. «Вот эти банки имеют ужасные показатели из-за того, что акционеры плохо руководили, задолжали и не могут ответить вкладчикам. Как они могут работать?» — просил он, по-видимому, у председателя Нацбанка Данияра Акишева.

Регулятор ответил на этот вопрос утвердительно уже в конце апреля, когда приостановил действие лицензии на прием вкладов и открытие счетов физлиц сначала Qazaq Banki, а позже — до конца мая — и двум другим фининститутам.

Между тем в апреле «физиками» из Банка Астаны было изъято депозитов на 30 млрд тенге из почти 80 млрд всего объема хранящихся в нем вкладов. На запрос банка регулятору предоставить экстраликвидность на рыночных условиях последовал отказ. К моменту отзыва права на проведение банковских операций, то есть к сентябрю, в банке осталось депозитов физлиц на 41 млрд.

Теперь Банк Астаны, по-видимому, будет ликвидирован, а вклады физических лиц, защищенные Казахстанским фондом гарантирования депозитов (по данным Нацбанка их 37 млрд), будут возвращены вкладчикам.

Акционеров-миноритариев Банка Астаны, год назад отметившегося успешным IPO, поддержал владелец инвестиционной компании «Фридом Финанс» Тимур Турлов. Подконтрольные этому российскому бизнесмену, активно работающему в РК, структуры уже после объявления о лишении права на ведение банковских операций выкупили акции Банка Астаны на 7 млрд тенге у более чем тысячи человек, инвестировавших в фининститут в июне 2017 года. Некоторым даже удалось продать бумаги с небольшой премией к стоимости размещения. «Фридом Финанс», выступавший маркетмейкером размещения Банка Астаны, таким образом решил вернуть средства своим клиентам и выкупил весь объем размещенных бумаг — действие настолько не специфичное для нашего рынка ценных бумаг, что его следует отметить особо.

Надо отдать г-ну Турлову должное — он умеет бороться за клиента до конца: в апреле, когда после президентского спича стало понятно, что дела в банке совсем плохи, структуры г-на Турлова выкупили пакет «Фридом Финанса» (6,02%), поддержав банк деньгами, а сам бизнесмен взял на себя личную ответственность за тех миноритариев, которых привел в банк во время IPO. И заплатил по счетам. Недешевый, но очень правильный шаг с точки зрения игрока, который пришел на этот рынок надолго.

Если будущее Банка Астаны вырисовывается теперь довольно ясно, то судьба Цеснабанка остается туманной.

Упасть этому банку не дали. В начале сентября стало известно, что финансовый институт, чей головной офис находится в максимальной близости от Акорды (от банка до резиденции казахстанского лидера чуть меньше 700 метров по прямой — так близко не располагается ни один другой частный банк), сначала получил поддержку от Нацбанка, и эта история стала достоянием общественности случайно, а потом — вполне публично — от правительства.

Нацбанк выделил Цеснабанку краткосрочный заем на 150 млрд тенге «на обеспечение дополнительной ликвидности». Две третьих суммы банк в течение пары недель вернул, а оставшуюся треть пообещал внести в ближайшее время. Проблемы с краткосрочной ликвидностью в банке связывают с тем, что в августе-сентябре этого года крупные вкладчики совершили незапланированные изъятия, поспешили забрать вклады и некоторые физлица. В итоге за три недели сентября банк получил отток размером в 10% от общего объема депозитов.

Чуть позже правительство и Нацбанк приняли решение выкупить портфель кредитов банка общей стоимостью 450 млрд тенге, что составляет 25% его ссудного портфеля (на начало III квартала 2018 года). По словам председателя правления Цеснабанка Ульфа Вокурки, вся эта сумма приходится на 30 крупных проектов. Активы проданы Фонду проблемных кредитов (ФПК) без дисконта. Первый транш из ФПК в Цеснабанке ожидали уже на днях. В Нацбанке отметили, что помимо выкупа активов, определены суммы и точный график докапитализации банка со стороны его акционеров (Вокурка позднее заявил, что акционеры зальют более 35 млрд), а также совместно с НУХ «КазАгро» утвержден механизм конвертации валютных кредитов (их в выкупленном ФПК портфеле около 70%), выданных сельхозпроизводителям, в тенговые кредиты с удлинением сроков кредитования. Так правительство и финансовый регулятор намерены «снизить долговую нагрузку предприятий агропромышленного комплекса и снизить зависимость от курсовых колебаний, вызванных внешними факторами». Что ж, хорошее обоснование поддержки частного банка.

Годом ранее Цеснабанк получил 100 млрд тенге по программе повышения финансовой устойчивости. Таким образом, общая сумма вливаний в банк со стороны ЦБ и правительства составила 700 млрд. Не будем забывать, что Цеснабанк — один из самых активных участников государственных программ: здесь и программа развития сельского хозяйства («Агробизнес-2020»), и программа развития продуктивной занятости, и развития регионов, и льготной ипотеки («7–20–25»). По данным самого банка, доля средств «Агробизнеса-2020», освоенных через Цеснабанк, — 66% (на начало 2018‑го).

История со спасением Цеснабанка совпала с отставкой Адильбека Джаксыбекова, контролирующего холдинг «Цесна» (материнская компания Цеснабанка) с должности главы Администрации президента РК. Г-н Джаксыбеков вернулся к управлению корпорацией «Цесна» в должности председателя совета директоров.

Оздоровление банковского сектора, которое проводит Нацбанк, продолжается. В России этот процесс идет уже 4,5 года, и там уже отозвано больше банковских лицензий, чем за предыдущие 9 лет. Внешнее впечатление что от российской модели санации банковского рынка, что от казахстанской примерно одинаковое: игроки разделены на две группы — те, которым помогают держаться, и те, которым помогают падать. Чтобы оказаться в числе первых, нужно постараться стать покрупнее (включить принцип too big to fail), собрать побольше вкладов физлиц (надавить на социальные последствия) и постараться оказаться близким тем, кто принимает политические решения. Попадание во вторую — общую группу — автоматическое, и ничего хорошего не сулит.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Сокращение добычи

Масштаб знаменитой отраслевой выставки KIOGE заметно сужается

Тема недели

Готовимся к выборам

Ключевой месседж послания — президентские выборы не за горами, и Нурсултан Назарбаев выдвинет на них свою кандидатуру

Казахстан

Между абстракцией и реальностью

В Kazarian Art Center проходит вернисаж школы Стерлигова, посвященный памяти Рустама Хальфина