Металл под прессом

Мировой рынок металлургии оказался под давлением торговых войн и геополитики. Как результат, усиливается конкуренция между странами-экспортерами стальной продукции

Металл под прессом

Черная металлургия занимает в экономике Казахстана заметную долю. По данным комитета по статистике МНЭ РК, в 2016 году более 100 предприятий выпустили продукции на 1,1 трлн тенге, что составляет 6% всего промышленного производства. Отрасль в основном представлена компаниями, производящими базовое сырье или полуфабрикаты: ферросплавы, различные виды заготовок и плоский прокат.

Тем не менее есть компании, выпускающие металлопродукцию высоких переделов и готовую продукцию. «АрселорМиттал Темиртау» (АТМ), крупнейший производитель с более чем 30‑процентной долей рынка, выпускает плоский, сортовой прокат и стальные трубы большого диаметра. Компания «Кастинг», включающая в себя несколько металлургических предприятий, является крупным игроком в сегменте стальной заготовки и арматурного проката. KPS Steel считается крупнейшим казахстанским предприятием по производству стальных бесшовных труб.

В рамках индустриализации был запущен Актюбинский рельсобалочный завод (АРБЗ). Предприятие изготавливает ранее не производившуюся в Казахстане продукцию — длинномерные рельсы и отдельные виды фасонного проката. РК до ввода в эксплуатацию АРБЗ полностью экспортировала рельсовую продукцию. Сейчас мощности предприятия позволяют полностью закрыть потребности страны; более того, АРБЗ экспортирует длинномерные рельсы в страны СНГ и планирует расширять экспортную географию.

Ежегодно Казахстан потребляет 230 тыс. тонн фасонного проката. АРБЗ поставляет на рынок двутавровую балку, горячекатаные швеллеры и равнополочные уголки, хотя свой сортамент по фасонному прокату предприятие освоило только наполовину. Завод прогнозирует к 2020 году рост потребления фасонного проката до 280 тыс. тонн, из которых 150 тыс. тонн намерен закрывать за счет имеющейся товарной номенклатуры и того, что будет освоено в самое ближайшее время.

У АТМ не менее амбициозные планы: увеличить выпуск стальной продукции с прошлогодних 3,8 млн тонн до 5 млн тонн в 2021 году. Для этого планируется инвестировать в модернизацию производства более 800 млн долларов. Компании придется проводить агрессивную экспортную политику, поскольку ее главные рынки сбыта — зарубежные страны.

Но международная ситуация, а также запуск нашими соседями новых металлургических мощностей способны помешать планам как отдельных казахстанских компаний, так и развитию отрасли в целом.

О факторах, которые могут разбалансировать мировой рынок стали, говорили в начале сентября в Алматы на первой международной конференции «Рынок металлов Средней Азии». Интересно, что организаторами выступили российские компании. Либо местным компаниям не интересны такие площадки, либо российские металлурги прощупывают почву, чтобы активнее действовать в РК.

Друзья помогут

Отход прежде всего западных стран от идей свободной торговли, неустойчивая геополитическая ситуация, разбалансированная событиями в Украине и ухудшившаяся из-за дела Скрипалей, санкции западных стран против России и Ирана сильно беспокоят российских металлургов. Как ни странно, отголоски этих событий, вполне возможно, отразятся на металлургической промышленности Казахстана и Центральной Азии в целом, хотя регион, казалось бы, находится на периферии геополитических процессов.

2018 год оказался для металлургов, по выражению президента Российского союза поставщиков металлопродукции Александра Романова, «веселым». «Весной были объявлены американским президентом 25‑процентные ввозные пошлины на стальную продукцию и 10‑процентные на алюминий, возникло небезызвестное дело Скрипалей, которое также отразилось на взаимоотношениях России с другими странами», — подчеркнул г-н Романов, имея в виду готовящийся пакет санкций против России в связи с делом Скрипалей. Введение новых санкций ожидается этой осенью, и если среди них будут положения, которые так или иначе затруднят работу российским металлургам на экспортных рынках, то они ринутся в страны Центральной Азии. «Если произойдет усиление санкций, в том числе по отношению к металлургическим компаниям, которые экспортируют металлопродукцию, куда будет поставляться эта продукция? — задал вопрос Александр Романов. И сам же ответил: — В том числе в дружественные республики».

Военный конфликт влияет на бизнес по-разному, какие-то отрасли, и их большинство, угасают, а какие-то, напротив, расцветают. Кейс с востоком Украины показал, что из геополитических соображений возможна поддержка отдельных отраслей. «В Донецкой народной республике, в Луганской народной республике есть достаточно большие производственные мощности. Эта продукция ввозится на территорию Российской Федерации. Дальше частично экспортируется, частично перерабатывается в России», — сказал г-н Романов.

Рынок на качелях

Мировые цены на стальную продукцию за последние 1,5 года, достигнув своего максимума, весной текущего года развернулись в обратную сторону. Весной цена за тонну заготовки в странах СНГ находилась выше 540 долларов, а горячекатаный рулон продавался за 620 долларов/тонна. Сейчас цены снизились до 500 и 580 долларов соответственно.

Несмотря на падение, нынешний уровень мировых цен на уровне докризисного 2013 года, что вполне устраивает металлургов. Но сложность в том, что возникли факторы, которые могут качнуть рынок как вверх, так и вниз. Руководитель аналитического отдела специализированного журнала «Металлоснабжение и сбыт» Виктор Тарнавский выделяет три фактора, которые в обозримом будущем будут влиять на мировой рынок стали.

Первый — торговая политика США. «В целом тарифы, которые были введены Штатами в конце марта, а с июня распространены на Канаду, Мексику и Европейский союз, сами по себе не оказали существенного влияния на рынок. Американский импорт стали, безусловно, сократился по сравнению с прошлым годом, но пока этот спад составляет 10–12 процентов к аналогичному месяцу предыдущего года», — отметил г-н Тарнавский.

Цены на стальную продукцию — арматура, горячекатаный прокат, трубы — внутри США выросли, и это позволяет традиционным экспортерам продолжать поставки, несмотря на действующий 25‑процентный тариф. Но дело в другом. «Основным барьером, который мешает поставкам зарубежной стальной продукции на американский рынок остается действующая антидемпинговая и компенсационная пошлины», — говорит Виктор Тарнавский. Те страны, на которые не распространяются эти меры, а это Канада, Мексика, Бразилия, сохранили свои позиции. «Сейчас идут переговоры по поводу перезаключения соглашения о создании блока НАФТА. На них мексиканские и канадские представители поднимают вопрос об отмене стальных тарифов, возможно, это и произойдет», — подчеркивает спикер.

Если американская торговая политика вносит неопределенность, то Китай — крупнейший потребитель, производитель и экспортер стали — стабилизирует мировой рынок. Экономическое самочувствие Поднебесной так или иначе связано с решениями Вашингтона, который развязал против Пекина торговую войну и обещает ввести новые тарифы на китайский экспорт. Протекционистская политика Трампа может привести к замедлению китайской экономики и сокращению внутреннего потребления. В таком случае Китай будет искать новые рынки сбыта, а излишки стальной продукции, предположительно, пойдут на внешние рынки с дисконтом. И это еще один фактор, который может повлиять на рынок стали.

Но, как отмечают эксперты, сейчас Китай заметно сокращает поставки на внешние рынки: в августе 2018 года экспортировано около 6 млн тонн стали против 9 млн тонн в августе 2016‑го. Снижение объемов экспорта наблюдалось и в другие месяцы нынешнего года. Китайская продукция на экспортных рынках традиционно считается дешевой, уменьшение поставок, соответственно, снижает давление на мировые котировки стальной продукции. «Китай не так много экспортирует и не хочет продавать дешево. И этому есть простое объяснение: растет потребление на внутреннем рынке. Арматура, горячекатаный прокат, товарная заготовка сейчас в Китае значительно дороже, чем могут получить китайские компании, поставляя свою продукцию за рубеж», — говорит Виктор Тарнавский. Он уверен, пока внутренний рынок для китайских компаний остается привлекательнее, новой экспансии на внешних рынках ждать от них не стоит.

Китайское правительство принимает достаточно серьезные меры по стимулированию национальной экономики. Спрос на стальную продукцию, говорит г-н Тарнавский, поддерживается за счет крупных инфраструктурных проектов. Тут вопрос, насколько это долгосрочно и серьезно. «Очевидно, что эта тенденция будет сохраняться в будущем. Китай, по крайне мере, несколько месяцев будет по-прежнему играть стабилизирующую роль на мировом рынке стали», — прогнозирует спикер.

Следует отметить, что переориентация китайских компаний с экспортных рынков на внутренний сыграла на руку казахстанским предприятиям. По словам Алексея Северина, маркетолога из «АрселорМиттал Темиртау», для АТМ открылись рынки Юго-Восточной Азии, поскольку Поднебесная ослабила там свое присутствие.

Турецкий марш

Третий фактор проявился недавно — и это Турция. По мнению Виктора Тарнавского, экономический и валютный кризис в этой стране, с одной стороны, привел к падению внутреннего спроса на стальную продукцию и сокращению импорта, с другой — превратил Турцию в крупного экспортера стальной заготовки и способствует расширению внешних поставок турецкого проката.

Турция покупала большие объемы заготовки у российских компаний. Но теперь сама выступает в роли нетто-экспортера этой продукции, и дешевая лира этому способствует, повышая конкурентоспособность турецкого экспорта. И если пока непонятно, куда двинутся российские предприятия, то с турецкими как раз все ясно: они займут нишу иранских производителей. «Ситуация с Турцией и заготовкой тесно связана еще с одним аспектом — с Ираном. Иран в последние годы превратился в крупного экспортера стали. С марта 2017 года по март 2018‑го Иран экспортировал более 8 миллионов тонн стали, из них 4 миллиона — заготовка», — говорит г-н Тарнавский.

Он напомнил об американских санкциях против Ирана, объявленных в начале августа текущего года, и о том, что экономические агенты, которые будут торговать с иранскими, рискуют также оказаться под американскими санкциями. Показательно, что иранские компании продолжают выставлять контракты по заготовке, причем со скидкой, но по состоянию на начало сентября новых сделок заключено не было. Возможно, иранские поставки пойдут через отработанную за годы эмбарго схему — через ОАЭ.

Но пока что Иран — большой знак вопроса на мировом рынке. Эта страна, безусловно, будет вынуждена сокращать свой экспорт, но что-то все равно останется. Этой осенью, очевидно, определится расстановка сил в экспорте стальной продукции. «Иран и Турция — факторы неопределенности на мировом рынке. Как экспортер дешевой продукции Турция оказывает на него понижающее влияние, что в обозримом будущем не позволит вырасти ценам на заготовку и арматуру», — прогнозирует г-н Тарнавский.

Казахстанские предприятия также пострадали от американских санкций против Ирана: снизились экспортные поставки АТМ, для которого это направление являлось одним из основных.

Со всех сторон

И все же главная опасность для казахстанских компаний не санкции, а рост конкуренции со стороны России и, что удивительно, Узбекистана. В РФ в ближайшее время планируется реконструкция действующих, а также строительство новых крупных металлургических предприятий. И это притом, что в России мощности по производству стальной продукции оцениваются в 70 млн тонн при потребности внутреннего рынка порядка 40 млн тонн.

«Восстанавливается Ревякинский металлопрокатный завод, который перекатывал заготовку, восстанавливается “СлавСталь” мощностью 350 тысяч тонн сортового проката — строительного сортамента. Формируется структура, которая, по всей видимости, будет перерабатывать заготовку», — полагает Александр Романов.

Ожидается, что к началу следующего года в Центральном федеральном округе, а именно в Туле, будет запущено предприятие мощностью 1,5 млн тонн сортового проката — «Тулачермет-Сталь». «Соответственно, это будет давить на уральские предприятия, поставляющие продукцию на рынки Центрального федерального округа. Где будет давление? Давление будет усиливаться на рынки стран Центральной Азии», — замечает г-н Романов.

Продолжаются инвестиционные проекты, связанные с мини-заводами. Новость сентября: начались подготовительные работы для строительства мини-завода в Новороссийске. Не исключается запуск мини-завода в Иркутской области. В Россию, говорит Александр Романов, в последнее время зачастили китайские инвесторы. Они изучают возможность размещения мощностей по производству холоднокатаного листового проката в Южном федеральном округе. Ранее китайские инвесторы зашли со своей технологией и оборудованием, сейчас производят сталь с покрытием в Хабаровске, в Волгограде и во Владимирской области. В конце этого года ожидается запуск производства стали с полимерными покрытиями в Татарстане.

Узбекистан в 2019 году запустит Ташкентский металлургический завод по производству холоднокатаного проката с покрытием 500 тыс. тонн.

Статьи по теме:
Тема недели

Шымкентская история «X»

На Шымкент и Юг Казахстана оказывает экономическое влияние город Ташкент. От того, как мы его используем, зависит то, будет ли развиваться Шымкент, или превратится в периферию узбекской столицы

Тема недели

Признаки жизни казахстанской экономики

Рост доходов казахстанских компаний в 2017 году в немалой степени был связан с улучшением внешнеэкономической конъюнктуры, но можно говорить лишь о некотором оживлении в экономике, которая только-только оправляется от кризиса

Культура

Герои из соседнего двора

В театре-студии «Дом культуры» состоялась презентация новой книги казахстанского писателя Лили Калаус «Зов Солнца»

Казахстанский бизнес

Сложный шкурный вопрос

Кожевенная промышленность испытывает острый дефицит сырья. Причина — в большой доле нелегального вывоза шкур КРС. Предлагаемый запрет легального экспорта не решит проблемы, нужен более системный и рыночный подход