Эхо «Новой сцены»

В Алматы вспоминали Бориса Николаевича Преображенского

Важным событием театральной жизни Алматы стали не новая постановка местных театров и не гастроли приезжей труппы, а вечер памяти режиссера Бориса Преображенского на Большой сцене театра ARTиШОК. Мероприятие так и назвали: «Наш Преображенский. 80 лет».

Скончавшийся шесть лет назад, он остается одной из знаковых и наиболее ярких фигур в истории казахстанского театра. Поклонники и многие театроведы считают вклад Бориса Преображенского в развитие театра не только новаторским — революционным. Достижения режиссера в театральном искусстве были оценены и официально: мастер был награжден званиями заслуженного деятеля искусств двух стран — Казахстана и Российской Федерации, что достаточно редкий случай. Являлся он и кавалером французского ордена «За заслуги в области искусства и литературы». Впрочем, официальные звания и награды — важная, но не главная характеристика творческой личности. Главное — память о ней. И вечер показал, что многие помнят и продолжают любить мастера. «Борис Николаевич! Скучаем…» — эту фразу из спектакля, произнесенную актрисой Вероникой Насальской, одной из учениц Преображенского, можно было сделать эпиграфом вечера.

Жизнь под абажуром

Борис Преображенский родился в России. Режиссерское образование получил в Ленинграде, будучи учеником Георгия Товстоногова. Имел немалый опыт работы в Большом драматическом театре, знаменитом БДТ. В Алматы был приглашен в 1986 году, когда работал в Иркутском областном театре юного зрителя: ему предложили возглавить алматинский ТЮЗ имени Н. Сац. Как впоследствии шутил он сам: «Согласился съездить и посмотреть город яблок и роз за счет государства, так как самому мне было не по карману». В результате с 1986‑го по 2005 год прослужил художественным руководителем и главным режиссером Алматинского русского театра для детей и юношества.

На вечере памяти собрались многие ученики режиссера. Один из них, Александр Туляков, проживающий ныне в Германии, прислал видеообращение, в котором пожелал провести «прекрасный вечер воспоминаний». Организаторам, актерам, исполнявшим роли самих себя, и публике это удалось полностью. Из реквизита на сцене был только небольшой столик с подсвечником под абажуром. Явно напоминание о словах Преображенского, что, когда он ставил спектакль «Белый крест» по булгаковской «Белой гвардии», его интересовали не винтовки и пулеметы. «Интересна была та жизнь, что происходит “под абажуром”», — говорил он. Отсутствие реквизита полностью компенсировалось эмоциональными, очень теплыми воспоминаниями и мастерством актеров. Художественный руководитель театра ARTиШОК Галина Пьянова рассказала, как в 11 лет несколько раз ходила на спектакль «Белый крест», даря режиссеру сорванные с клумбы розы; а Вероника Насальская вспоминала, что украла афишу этого спектакля…

С 1991 года Борис Николаевич запустил новаторский для Алматы театральный проект — «Новая сцена», которым руководил одновременно с работой в ТЮЗе. Выстрелил проект, когда там поставили «Белый крест». Спектакль помнят все театралы, заставшие те времена. Успех во многом обеспечила и наступившая в конце 1980‑х эпоха взрывного интереса к тем страницам истории и культуры, которые раньше были не в фаворе у властей. Но главным, конечно, было мастерство режиссера. Будучи человеком талантливым, принадлежа к поколению «шестидесятников», Преображенский такое произведение и не мог поставить серо. Во время вечера памяти зачитывали отрывки из интервью режиссера, данных им журналисту Алексею Гостеву, в одном из них он затронул и эту тему: «Шестидесятые годы для моего поколения и лично для меня имели огромное значение в становлении наших личностей. Это было как чистый воздух. То, что раньше существовало в пространстве кухонь хрущевских малогабаритных квартир, выплеснулось на пространство Политехнического музея и площади Маяковского! Эти годы имели огромное значение для нашей культуры». Интересно, что постановка «Белого креста», как потом в одном из интервью подчеркивал Преображенский, шла в дни ГКЧП, путча в Москве…

Потом были постановки многих других спектаклей, в том числе «Доктора Живаго», «Чайки», «Зависти». Театр начал греметь не только от аплодисментов публики — информационное пространство казахстанских СМИ было полно рецензиями на спектакли «Новой сцены». Алексей Гостев вспоминал на вечере памяти: «Тогда Борис Николаевич, пожалуй, был главным ньюсмейкером в стране. Журналисты к нему выстраивались в очередь за интервью, потому что он постоянно давал информационные поводы. Я не припомню другого режиссера, который бы на страницах газет разбирал еще только задуманный, но не поставленный спектакль. Я тоже подпал под лучи его уникального обаяния; восхищали острота его ума и точность выводов. Когда мы еще не были лично знакомы, мне хотелось крикнуть, подобно герою Высоцкого: “Отведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!”».

Затесь на сердце

Естественно, режиссер работал и в ТЮЗе. Время для театра было не самое простое: казахский и русский ТЮЗы в Алматы размещались в одном здании, сцену делили поочередно. Очевидно, такой режим был неудобен для актеров и режиссеров, но на качестве спектаклей это не отражалось. В 2000 году театр получил новое помещение — бывший дворец культуры АХБК. Говорят, что Борис Преображенский не был доволен им, считая, что это здание — не более чем клуб, а для театра клуб — не место. Может быть, это было причиной того, что его душе стала ближе «Новая сцена». Известный юрист и друг Преображенского, инициатор проведения вечера памяти Виталий Воронов говорит об этом так: «Преображенский любил малую сцену, потому что это своеобразная форма общения со зрителем. Некоторые даже его обвиняли, что он, мол, боится большой сцены. На самом деле ему было просто интереснее творить в такой, маленькой мастерской».

Что бы ни лежало в основе этой любви, результат был яркий. «Новая сцена» быстро стала большим явлением в театральной жизни Алматы, да, пожалуй, и всего Казахстана. Билетов было не достать. Получила она популярность и у властей, и у титулованной интеллигенции: посещали ее многие городские акимы, высокие чиновники, известные артисты других театров. Тем не менее жизнь Преображенского легкой не была. Случались острые конфликты с администрацией театров, появлялись весьма жесткие материалы в газетах.

Проблемой режиссера было и злоупотребление алкоголем, порой весьма сильное. Это здорово мешало, плохо влияло на ряд проектов. Так, например, получилось с идеей создания муниципального театра в Алматы. Как рассказывают близко знавшие его люди, этот вопрос уже был практически решен с акиматом, и тут, к сожалению, по указанной причине все сорвалось. Сам Преображенский эту свою слабость не отрицал. Как позже говорил он в интервью Алексею Гостеву, «у слов “вина” и “вино” общий корень».

И все же друзья и ученики, как и зрители его спектаклей, вспоминают Преображенского иным. Заслуженный артист Казахстана Игорь Личадеев говорит о нем так: «Мы не часто называем кого-то Учителем. Вот для меня Борис Николаевич был Учителем, несмотря на то что я с ним встретился, будучи уже взрослым человеком, со своей системой взглядов. Бывают режиссеры, которые деформируют актера. У него этого не было, наоборот, работая с ним, ты и сам начинал личностно расти. Надо сказать также, что несмотря на сердитый голос, это был трогательный и архидобрый человек». Любовь и заботу об учениках отмечают все, кто работал с режиссером. Многим он дал не только опыт и творческую путевку в жизнь, но и помог получить звание. Для адвоката Виталия Воронова знакомство с режиссером тоже стало своеобразной путевкой: «Я познакомился с ним в 1995 году в качестве юриста — против него тогда шла кампания в прессе. История закончилась нашей победой. А я стал театралом — до того я не был большим любителем театра. Преображенский мне его открыл. Я стал одним из немногих не актеров, кому он позволял бывать на репетициях. Сейчас я большой поклонник театра, знаком и дружен со многими режиссерами, и нашими, и российскими. Если бы не Преображенский, то как поклонник театра я бы не состоялся».

В 2005 году Борис Николаевич покинул Алматы, но в 2010‑м вернулся. Не раз подчеркивал, что очень полюбил город и людей. Пытался реанимировать идею муниципального театра; видел его по типу Театра наций, чтобы в нем играли актеры разных театров — казахского, русского, уйгурского, корейского… Не успел — в 2012 году Преображенского сразил инфаркт.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

На несколько банков меньше

Негативные процессы продолжают влиять на банковский бизнес: с рынка уходит еще несколько игроков, увеличилось число убыточных банков. Однако финорганизации, которые продолжают кредитную деятельность, растут

Казахстан

Сами себе финансисты

Национальный банк РК (НБК) опубликовал конъюнктурный обзор деятельности предприятий реального сектора в I квартале 2019 года. Экономика растет, но медленно

Культура

Журавль в руках

На Алаколе прошел VII республиканский фестиваль «Крылья Алаколя», развивающий событийный туризм, призванный пробудить интерес к казахстанской фауне

Экономика и финансы

Командные игроки

Государственные институты развития ищут наиболее эффективные форматы участия на важнейших рынках — венчурного капитала и жилищного строительства. От первого зависит инновационное развитие, от второго — социальная стабильность