Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Идея взаиморасчетов в национальной валюте не нова, с завидным постоянством она возникает как ответ политиков на экономические (финансовые, торговые) кризисы. Тема отказа от доллара в качестве расчетной единицы в международной торговле в недалеком прошлом поднималась несколько раз: в 2009 году с началом глобального финансового кризиса; в 2014‑м — после ввода Западом экономических санкций против России; наконец, в 2018‑м ужесточение антироссийских санкций, торговые войны, ослабление национальных валют ряда развивающихся экономик против доллара вновь актуализировали отказ от доллара и евро, на долю которых приходится ¾ расчетов в международной торговле.

Виноваты то ли США, то ли доллар

Очень часто бойкот принятых для международных расчетов валют, главным образом доллара, связан с желанием поставить на место эмитента этой валюты, выступить против американской экономической и финансовой гегемонии, но, главное, против политического давления. В начале сентября Иран и Ирак заявили о том, что отказываются от доллара и будут использовать во взаимной торговле иранский риал, иракский динар и евро. В большой мере это политическое решение в ответ на санкции, наложенные на Иран Соединенными Штатами.

Как сообщило РИА Новости со ссылкой на главу Минпромторга РФ Дениса Мантурова, российские автопроизводители планируют перейти на взаиморасчеты с турецкими поставщиками в национальных валютах. Что примечательно, министр сказал, что не знает, произошел уже переход или нет.

Хотя речь идет о таких сугубо экономических реалиях, как использование той или иной валюты во внешнеторговых платежах, решающее слово остается за политикой. Большой вопрос, принимается ли при этом в расчет экономическая целесообразность. С начала торговых войн, начатых Дональдом Трампом, а также с ужесточением санкций против России и ряда других стран, в частности, уже упомянутого Ирана, а также Турции национальные валюты этих стран значительно ослабли к доллару США (графики 1, 2). И рубль, и лира сейчас нестабильны, поэтому трудно сказать, выиграют автопроизводители, перейдя в расчеты в нацвалюте, или проиграют, ведь им придется хеджировать риски, а это дополнительные расходы. К тому же ценообразование на международных рынках привязано к доллару, на это обращают внимание экономисты, и какой-то очевидной выгоды экономические агенты, расплачиваясь за поставки слабой национальной валютой, не получат. По данным TurkStat, доля расчетов по экспортным операциям в турецких лирах в 2017 году составила 9%, с начала этого года — 5%, основные платежи идут в евро — соответственно 48 и 51%, и в долларах — 39 и 40%; по импорту — доля лиры в прошлом году 8%, с начала текущего года — 5%, в евро — 33 и 32%, в долларах 60 и 58%.

Тем не менее взаиморасчеты в национальных валютах все же имеют место быть. Страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) в 2011–2012 годах подписали соглашения об использовании своих национальных валют при проведении внешнеторговых операций друг с другом. По данным экономиста Евгения Надоршина, доля рубля в торговле России с Индией составляет около 20%, с Китаем — около 10%, всего во взаиморасчетах со странами дальнего зарубежья доля рубля около 8% (см. «Чем больше экономика, тем круче валюта»). Большая часть платежей между государствами БРИКС приходится на китайский юань, и это доказывает тезис о том, что масштаб экономики влияет на выбор валюты взаиморасчетов. По данным системы SWIFT, в ноябре 2017 года юань занял шестое место в международных расчетах. Напомним, что Казахстан и Китай также частично перешли на взаиморасчеты в нацвалютах. Первые торги парой тенге/юань на Казахстанской фондовой бирже состоялись 25 сентября 2014 года.

По словам директора департамента монетарных операций Национального банка Алии Молдабековой, у НБК есть соглашение о валютном свопе с ЦБ Китая. «Мы можем привлечь у Банка Китая юани под залог тенге. В свою очередь коммерческие банки могут получить у нас юани, если в этом заинтересованы. Такая линия есть, но только с Центробанком Китая», — говорит она.

Такие же своп-операции проводит с НБК Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), который уже несколько лет финансирует проекты в Казахстане в национальной валюте, получая тенге в обмен на доллары у Нацбанка.

В начале сентября 2018 года лидеры государств БРИКС договорились использовать национальные валюты при прямых инвестициях, «если это целесообразно». БРИКС — хороший пример того, что внутри экономических организаций легче продвигать идею о взаиморасчетах в нацвалютах.

Но обратимся к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), в котором участвует и играет не последнюю роль Казахстан.

Расчетная единица

На Конгрессе евразийских СМИ в сентябре этого года, организатором которого выступил Евразийский банк развития (ЕАБР), переход на взаиморасчеты в национальных валютах между странами ЕАЭС стал одной из ключевых тем. Председатель правления ЕАБР Андрей Бельянинов предложил создать расчетную единицу внутри союза, он уверен, что ее роль может выполнять рубль. Высокая доля расчетов в рублях — более 74% во внешнеторговом обороте стран союза, действительно позволяет назначить на роль расчетной единицы российскую валюту. К тому же для этого не требуется создания новых финансовых институтов: по мнению г-на Бельянинова, ЕАБР вполне мог бы стать подходящей для этой цели площадкой. «Мы создали единое евразийское экономическое пространство. Мы создали структуры в рамках единого пространства, которые позволяют нам с оптимизмом смотреть в будущее. Одна из них ЕАБР», — подчеркнул он.

Глава Евразийского банка развития считает, что сегодня сложилась благоприятная ситуация для расширения взаиморасчетов в национальных валютах и снижения расчетов в долларах. Один из стимулов отказаться от американской валюты — волатильность национальных валют к доллару. По его словам, компании, сотрудничающие с банком, уже давно готовы к такому решению, в частности, казахстанские предприниматели заинтересованы как в рубле, так и в тенге. «У нас во всех странах-учредителях серьезные проблемы. Все хотят рубли. Из-за курсовых колебаний боятся вкладываться или брать на себя обременение в долларах или евро, просят рубли или тенге. Мы сейчас заняты активным поиском локального фондирования», — поделился с участниками конгресса г-н Бельянинов.

Российский экономист Михаил Делягин считает, что использование национальных валют во взаиморасчетах — «дело достаточно дорогое». «И пока это не было вопросом безопасности, это буксовало. Конечно, нужно развивать торги в парах валют друг друга, но для этого нужен спрос на эти валюты. У нас слабые валюты, хеджирование от рисков требует денег. Но это вопрос сегодняшней безопасности. Эту сферу надо расширять далеко за пределы евразийского союза, тем самым расширяя сам ЕАЭС, и втягивать, условно говоря, Турцию, Иран и так далее. Это перспектива сегодняшнего дня», — полагает он.

Директор центра макроэкономических исследований и прогнозирования Института экономических исследований Сара Алпысбаева считает, что тенге чувствителен к колебаниям рубля через внешнеторговый оборот: «Мы видим, что идет постепенное снижение расчетов в долларах, рост расчетов в рублях, но с разными партнерами по-разному. Мы видим, что на евразийском пространстве расчеты в рублях растут. Поскольку Казахстан имеет с Россией торговый дефицит, мы будем рассчитываться в рублях».

Добавим, что казахстанские импортеры уже вовсю рассчитываются в рублях с российскими партнерами. «Ошибочно думать, что у нас товарооборот полностью идет в долларах, он у нас идет в тенге и рублях, естественно, поток в рублях больше», — отметила Алия Молдабекова.

Рубль правит

Как показывают статистические данные по итогам 2017 года, опубликованные Евразийской экономической комиссией (ЕЭК), рубль де факто является основной расчетной единицей в ЕАЭС, вытеснив с этой позиции и доллар, и евро. На графике 3 дана валютная структура платежей за импорт и экспорт между странами Евразийского союза: доля рубля за пять лет увеличилась с 62% почти до 75%, то есть ¾ всех внешнеторговых операций внутри союза осуществляются в российской валюте. Причем Россия стала наращивать рублевые платежи внутри ЕАЭС с 2014 года, то есть с момента ввода первых санкций против нее и значительного ослабления рубля к мировым валютам.

Лидируют по доле рубля в экспортно-импортных операциях на рынке ЕАЭС Беларусь и Казахстан, такое соотношение сложилось, очевидно, исторически, так как эти две страны, плюс Россия, стали соучредителями Таможенного, а позже и Евразийского союза. Но если считать платежи и за импортные поставки, и за экспорт, то впереди все же Казахстан: доля рубля составляет 68,6% в оплате экспорта из России, в свою очередь 76% платежей за импорт из РК номинированы в российских рублях. Примечательно, что Беларусь расплачивается за экспорт из РФ, в основном это энергоносители, в долларах (более 86%), Россия же за белорусский экспорт платит в рублях. По сообщению ТАСС, в июне 2017 года РФ и РБ приступили к согласованию проекта соглашения, который предусматривает переход на российские рубли в расчетах за поставки нефти и газа. Стороны договариваются об этом несколько лет, но сообщений о завершении переговоров пока не было.

Кыргызстан активно использует тенге во взаиморасчетах с Казахстаном. Остальные страны почти не используют казахстанскую валюту, основной валютой является доллар (таблицы 1, 2).

Трудность перехода на национальные валюты связана со многими причинами, главная из которых — макроэкономические показатели страны, влияющие на устойчивость национальной валюты: уровень инфляции, высокие транзакционные издержки, а также зависимость от сырьевых рынков, что характерно для России и Казахстана.

Заключая внешнеторговые контракты в рублях или тенге в то время, как цены привязаны к доллару (например, все биржевые товары — нефть, газ, металлы), приходится хеджировать валютные риски, то есть нести дополнительные расходы. Возможно, это одна из причин, что так трудно идут переговоры Беларуси и России о переходе к расчетам в рублях за экспорт энергоносителей, тем более на фоне повышения цен на нефть и ослабления рубля к доллару.

Большая доля рубля во взаиморасчетах между странами ЕАЭС — показатель масштабов российской экономики. Национальная валюта торгового контрагента привлекательна в том случае, если ее можно использовать в дальнейшем. Высокая доля госсектора в экономиках, особенно в Беларуси, Казахстане и России, может стать базой для межправительственных соглашений об использовании национальных валют во взаиморасчетах, но пока официальных документов нет. Возможно, в контрактах отдельных компаний предусмотрен такой пункт: в какой валюте стороны будут вести расчеты.

Москва намерена расширять взаимную торговлю в национальных валютах, но делать это, по словам президента Владимира Путина, «постепенно». На Восточном экономическом форуме, который прошел с 11 по 12 сентября 2018 года во Владивостоке, глава РФ подчеркнул, что это не «политическое задание, а экономическая задача» и назвал отказ от взаимной торговли в долларах и переход на нацвалюту правильным «с точки зрения устойчивости мировых финансов и мировой экономики».

Астана эту тему пока не поднимает, во всяком случае, в публичном пространстве. На прошлой неделе во время своего официального визита в Турцию Нурсултан Назарбаев встретился с представителями крупнейшего бизнеса этой страны. Президент рассказал об инвестиционных возможностях РК, но тема взаиморасчетов в национальных валютах не поднималась.

«Могут что-то увеличить директивно. Но как частные компании можно заставить продавать за рубли, если им выгоднее в долларах или евро? Если чистый экспортер, то ему не интересно оперировать в рублях, ему нужны доллары. Иначе потом ему придется переконвертировать выручку в доллары. Если есть расходы и доходы в рублях, то это выгодно. Все зависит от ситуации — в спокойные времена можно вести взаиморасчеты в нацвалютах, как только растет волатильность, все уходят в более спокойные валюты. В надежные валюты», — так комментирует экономист Кадыржан Дамитов обсуждаемое сегодня предложение отказаться от доллара и перейти на расчеты в национальных валютах.

Скованные одной цепью

Внешнеторговый оборот Казахстана с другими странами ЕАЭС (до 2015 года — государствами Таможенного союза) с максимальных объемов 2013 года (24,2 млрд долларов) упал почти вдвое в 2016‑м (13,6 млрд долларов), просели и импорт — в два раза, и экспорт, только в прошлом году наметилась положительная динамика показателей взаимной торговли (график 4), что, очевидно, связано с ростом цен на основные товары.

В 2017 году, по данным Национального банка, доля государств Евразийского союза во внешнеторговом обороте РК составила 22,4%, при этом товарооборот увеличился почти на 26,9% — до 17 млрд долларов, из этой суммы почти 16 млрд долларов — объем торговли с Россией. РФ занимает первое место и в разрезе отдельных стран (не только ЕАЭС, но в целом по миру): в структуре внешнего товарооборота на нее приходится более 20%, за прошлый год торговля с Россией выросла на 25,6%, при этом импорт товаров составил 11,4 млрд долларов (9,3 млрд в 2016‑м), а экспорт- 4,5 млрд долларов (3,4 млрд в 2016‑м). «При увеличении экспорта на 31,1% и импорта на 23,5% отрицательное торговое сальдо с Россией выросло на 19,1%, составив почти 7 млрд долларов», — говорится в обзоре платежного баланса за 2017 год. Доля российского импорта в Казахстане приблизилась к 40% с учетом снижения объема импорта в целом (графики 5, 6).

Тесные торговые и, шире, экономические связи России и Казахстана увеличивают зависимость казахстанской экономики от российской. Сара Алпысбаева привела такие данные: по оценкам ЕАБР, изменение реального ВВП РФ на 1% ведет к изменению реального ВВП РК на 0,1%. Корреляция курса тенге с курсом рубля (коэффициент 0,85) выше, чем с динамикой цен на нефть (0,43). В результате мы наблюдаем более медленное укрепление (а сегодня и ослабление) национальной валюты при хорошей конъюнктуре нефтяного рынка. Еще один вывод г-жи Алпысбаевой: наблюдается отрицательная взаимосвязь между ростом импорта из РФ и курсом тенге к рублю с коэффициентом корреляции 0,69.

Вспомним недавнюю историю. В 2015 году было несколько причин для ослабления тенге. Главная, конечно, падение цен на нефть и металлы, что резко снизило приток иностранной валюты в страну: с 2015 года у Казахстана отрицательное сальдо платежного баланса. Но в то время Нацбанку удавалось удерживать тенге за счет интервенций на валютном рынке. Курс рубля, который уже был отпущен в свободное плавание, под влиянием пикирующих цен на нефть и в результате первого пакета антироссийских санкций в 2014 году девальвировал с 32 рублей за доллар до 67 рублей, а к тенге — с 5 до 3 тенге/рубль. И это, пожалуй, наряду с ростом расходов золотовалютных резервов на поддержание курса тенге стало главным поводом для казахстанского финрегулятора ввести режим свободно плавающего курса тенге. Это произошло в августе, а к январю курс упал до 380 тенге.

Почему ослабление рубля повлекло за собой и ослабление тенге? Это как раз то, о чем говорила Сара Алпысбаева: существует отрицательная взаимосвязь между ростом импорта из РФ и курсом тенге к рублю. В 2015 году резко снизилась стоимость российского импорта в Казахстан, в результате казахстанская продукция стала неконкурентоспособной не только в России, но и на внутреннем рынке.

Ситуация трехгодичной давности повторилась в нынешнем году. Ослабление тенге к доллару — самая горячая тема, начиная с августа этого года. Падение достаточно плавное, но курс постепенно приблизился к пиковым значениям конца 2015‑го — начала 2016 года. И это на фоне дорожающей нефти.

Недоумевают не только простые казахстанцы, запасающиеся иностранной валютой — в июле вдвое вырос объем покупок долларов, но и эксперты не могут понять, почему тенге так сильно подешевел к доллару и слабеет вместе с рублем при благоприятных фундаментальных факторах.

Ослабление тенге активно обсуждалось в начале сентября на очередной встрече экспертов, которые проводит Национальный банк после каждого объявления решения по базовой ставке. Член правления Halyk Finance Мурат Темирханов заявил о том, что равновесные курсы тенге к доллару и рублю должны быть сегодня на уровне 345 тенге/доллар и ниже 5 тенге/рубль. По его мнению, НБК должен был сглаживать курсовые колебания тенге, «не давать ему следовать за рублем». Ослабление тенге вызовет рост цен и раскрутит инфляцию, ведь за 80% импорта (если исключить импорт из России, оплачиваемый в рублях) Казахстан рассчитывается в долларах и евро, а эти валюты сильно подорожали. Но, очевидно, в данном случае верх берут резоны защиты внутреннего рынка от российского импорта: как только тенге укрепится по отношению к рублю, в Казахстан опять хлынет поток подешевевших российских товаров, что плохо отразится на сбыте отечественной продукции, а значит, пострадают отечественные производители.

Читайте так же редакционную статью: Время дружить валютами

Чем больше экономика, тем круче валюта

Пока доллар в полной мере устраивает экономических агентов, трудно заменить его национальными валютами в международной торговле, считает российский экономист Евгений Надоршин.

— Сегодня все чаще звучат призывы отказаться в расчетах в долларах и перейти к платежам в национальной валюте. Насколько это достижимо?

— Можно долго и радостно говорить про расчеты в нацвалютах, но смотришь на предпочтения экономических агентов сквозь призму финансовой системы каждой экономики и видишь, что там действительно важно. Рубль в российской финансовой системе является основной валютой для сбережения средств, но, например, у наших соседей по ЕАЭС степень долларизации депозитов лишь недавно опустилась ниже 50 процентов. В России, кстати, доллар тоже занимает второе почетное место, пусть и с большим отрывом от национальной валюты, по сравнению с соседями. Для экономик, которые так сильно ориентированы на доллар, форсировать расчеты в нацвалютах может оказаться бесполезным. В частности, это создает дополнительные издержки при конвертациях, поскольку на финансовых рынках наших стран полноценно торгуется лишь одна пара: нацвалюта против доллара; все остальные пересчитываются кросс-курсами. На практике каждый пересчет добавляет дополнительные копейки к основной комиссии. Было бы лучше, если бы в ЕАЭС активно торговались именно национальные валюты, а финансовые рынки ориентировались на них, а не на доллар. Но осуществить такое на практике совсем не легко — бизнесу это не нужно, а кропотливо создавать и развивать необходимую инфраструктуру (это не только биржи, но и подбор заинтересованных маркет-мейкеров, вовлечение участников) власти не готовы — без этого держать такой же узкий спред, как и против доллара, стабильно в нацвалютах не получится. А без емкого валютного рынка политические «хотелки» экономических выгод могут и не принести.

— Тем не менее внутри Евразийского союза, во всяком случае, в платежах между Казахстаном и Россией используются рубль и тенге, причем превалируют расчеты в рублях.

— Доля расчетов в национальных валютах росла постепенно. Конечно, в ней доминирует рубль — так получилось в силу широты и масштабности экономических интересов России в рамках союза. С Беларусью доля рубля уверенно превышает 80 процентов, в этом Беларусь бесспорный лидер (по перечислениям из РФ — даже 86–88 процентов в рублях). В расчетах со странами ЕАЭС в целом доля рубля около 75 процентов. Внушительную роль в этом сыграла политика, во многом неформальная: мне неизвестно, чтобы кто-то подписывал какие-то документы о переходе на рубль как валюту взаиморасчетов. Помогли этому и сделали процесс достаточно безболезненным и размеры российского рынка. Однако существенно увеличить этот успех сложно.

Мы пыхтим на американцев, на китайцев, но они в 10 раз больше нас, экономически они более значимы. Диктовать свои условия во многих случаях даже Россия им не может. В экономическом плане мы мало что можем продиктовать лидерам современного мира, будь то США, Европейский союз или Китай. Каждая из этих стран или объединение в случае ЕС приблизительно десятикратно превосходит нас по размерам. Объединение позиций России с партнерами по ЕАЭС, к сожалению, ничего не меняет. С теми, кто больше и значительнее нас, мы рассчитываемся в той валюте, которая им удобна, а это в основном доллары и евро. С дальним зарубежьем около восьми процентов всех перечислений в Россию и чуть более 26 процентов всех платежей из России идут в рублях. Заметный вклад в это вносят две страны — Индия (более 20 процентов всех расчетов с Россией в рублях) и Китай (почти 10 процентов платежей в Россию в рублях). Но это чисто политические истории в рамках БРИКС — тому же Китаю Россия даже большую долю отдает за его поставки в юанях. За импорт из ЕС (нашим основным торговым партнером до сих пор), кстати, Россия почти на 30 процентов оплачивает рублями, а вот с экспортом ничего столь же впечатляющего не вышло — не торгуют в мире нефтью и газом за рубли…

— Переход на национальные валюты в международной торговле — экономическая необходимость или чистая политика?

— Это политический посыл: давайте откажемся от долларов. Это можно сделать — создать свою платежную систему, увеличить глубину рынка, удешевить расчеты в нацвалютах… Но фактически мы будем какое-то время писать «рубль», думать «доллар». Как дальше будет развиваться ситуация, зависит от простых вещей, таких, как долларизация в национальных финансовых системах. Обесценение наших валют в последние месяцы ведет к тому, что доля доллара в сбережениях растет, во-первых, за счет курсовой переоценки, во-вторых, люди снова идут и покупают доллары. Наше население и даже предприятия (в меньшей степени, чем население) держат свои сбережения в долларах. Чтобы изменить эту ситуацию, мы должны продвигать наши валюты как надежное средство сбережения. Это не то же самое, что расчет — там валютный риск держится несколько часов, дней или недель. Если я сберегаю в этой валюте, ее риски принимаю на себя на многие годы вперед, возможно.

В этом плане Россия среди стран ЕАЭС сумела лучше сконцентрировать население на своей нацвалюте. Это плюс для Банка России, потому что дает больше возможностей для управления локальной финансовой системой, больше возможности влиять на активность в экономике в целом. Чем больше доля твоей валюты в финансовой системе, тем больше ты как центробанк и эмитент валюты имеешь власти над ней и всем, что с ней связано. Это хорошо видно на примере США — на их финансовом рынке чужие валюты мало кого интересуют, а их валюта интересует многих. В итоге, наш переход на расчеты в нацвалютах их трогает весьма слабо, а за счет активного использования их валюты в финансовых системах всего мира решения ФРС США, а она гораздо важнее любых политиков для доллара и независима не только на словах, весьма серьезно влияют на процессы в массе развивающихся экономик, не только ЕАЭС, но и Китая, Индии и многих других странах Азии или Латинской Америки. Пока с этим мало что можно сделать, потому что с точки зрения бизнес-отношений подавляющее большинство экономических агентов доллар целиком и полностью устраивает.

Статьи по теме:
Казахстан

Казахстан увеличил экспорт домашнего текстиля

Компания из Шымкента увеличила производство экспортной продукции в семь раз

Культура

Старый фестиваль в новом формате

Задача обновленного кинофестиваля Шакена Айманова — продвижение фильмов тюркоязычных стран

Казахстанский бизнес

Закинуть сети в интернет

Государство намерено обязать онлайн-продавцов публиковать полные данные о себе и товаре. Но этого недостаточно для защиты прав потребителей

Казахстанский бизнес

Железная рыночная власть

Государство приняло доводы металлургических заводов о том, что стране грозит дефицит лома. На четыре года был ограничен экспорт лома в страны, не входящие в ЕАЭС, что нанесло серьезный удар по ломозаготовителям