Пора делиться

Известный американский экономист считает, что средний класс Америки ущемлен в экономических правах и это грозит серьезными социальными потрясениями. Но их можно избежать, заставив богатых делиться доходами

Райх Роберт Б. Послешок. Экономика будущего
Райх Роберт Б. Послешок. Экономика будущего

С тех пор как сформировался современный капитализм, то есть с первой половины XIX века, его сотрясают кризисы. И с тех же пор ведется дискуссия об их причинах и способах недопущения. Очередной вклад в дискуссию решил внести Роберт Райх, бывший министр труда в правительстве Билла Клинтона, в настоящее время сочетающий преподавание в Университете Беркли и разработку программ для Барака Обамы. В 2008 году журнал Time назвал его одним из десяти лучших министров века, а The Wall Street Journal в том же году поставил шестым в своем списке «самых влиятельных бизнес-мыслителей». Он был пишущим редактором нескольких ведущих американских изданий, в том числе Harvard Business Review, New York Times и The Wall Street Journal. Читая его книгу, надо помнить о том, что экономика — наука партийная (чего у нас часто не понимают), что Райх — последовательный демократ, либерал в американском смысле этого слова, которого в Европе отнесли бы к социал-демократам, и что его выводы и советы прямо перпендикулярны тем, которые дают российские либералы.

Книгу он начинает, сразу беря быка за рога: «Американская экономика росла в прошедшие десятилетия как на дрожжах, и американцы среднего класса, естественно, рассчитывали на получение своей части ее плодов. Увы, они просчитались. Все большая часть экономических достижений доставалась верхушке общества». Говоря знакомым нам языком – бедные становятся все беднее, богатые все богаче. Хотя впервые эти слова сказал великий английский поэт Перси Биши Шелли еще в начале XIX века, оказывается, что они все еще актуальны. Райх показывает, что после пятидесяти лет падения доли богачей в общем доходе общества и роста доходов среднего класса эти слова снова стали актуальны. С середины 80-х годов — после победы Рейгана — один процент доходов самых богатых американцев увеличился в три раза. В то же время доходы среднего класса в лучшем случае оставались прежними, а их доля в национальном пироге даже падала.

Пятидесятилетнее ослабление роли богачей в США не было случайным. Великая депрессия породила и великие угрозы для капитализма. В Германии победил нацизм. В США была 20-процентная безработица и коммунисты выводили на улицы миллионы демонстрантов. На этом фоне Советский Союз показывал выдающиеся экономические достижения, и многие на Западе задумались о будущем капитализма. Американский президент Франклин Рузвельт предпринял экстраординарные меры для спасения капитализма, заставив богатых умерить свои аппетиты. Но в восьмидесятые годы система, выстроенная Рузвельтом, во многом была сломана.

Райх предсказывает, что современный капитализм, как и в тридцатые годы, ждут большие проблемы, если не будут приняты меры для сокращения разрыва между богатыми и бедными. В первую очередь за счет роста доходов среднего класса. Иначе, пишет он, «мы рискуем получить переворот вкупе с реакционной политикой». Тем более что уже «многие американцы сменили недоверие на гнев». Его слова, с одной стороны, подтверждаются успехами Партии чаепития, с другой — демонстрациями на Уолл-стрит с лозунгами, которых Америка, наверное, лет семьдесят пять не видела.

В своей книге Райх во многом опирается на идеи Маринера Экслса, возглавлявшего Федеральную резервную систему с 1934-го

по 1948 год и считавшего, что в основе Великой депрессии лежало растущее социальное неравенство. Райх цитирует Экслса: «Массовое производство должно сопровождаться массовым потреблением, а массовое потребление, в свою очередь, требует распределения богатства — не существующего, а создаваемого — с тем чтобы покупательная способность человека равнялась количеству товаров и услуг, предлагаемых средствами национальной экономики». Идеи Экслса стали основой политики, в результате которой экономическое процветание Америки последние шестьдесят лет было обеспечено потреблением среднего класса. Но если до 1980-х годов оно поддерживалось доходами американцев, то потом в основном держалось за счет потребительского кредита, который рано или поздно надо возвращать. Как пишет Райх, «во времена Великого процветания правительство соблюдало исходную посылку — с помощью кейнсианских методов добивалось практически полного трудоустройства, обеспечивало социальное страхование и увеличивало государственные инвестиции. В результате этого доля общего дохода, поступающего в распоряжение среднего класса, росла, а принадлежащая верхушке — падала». И далее: «…экономика росла так активно, что в выигрыше оказывались практически все, в том числе и верхушка».

По мысли автора, современной Америке необходимо вернуться к политике Великого процветания, к поддержке среднего класса и ограничению доходов богатых. Для этого он предлагает несколько мер, но главных — две. Во-первых, ввести так называемый обратный подоходный налог — государственные надбавки к зарплате среднего класса, которые обеспечат ему достойный уровень потребления. «Я предлагаю план, согласно которому люди, работающие полный рабочий день и получающие до 20 тысяч долларов в год… должны получать прибавку в 15 тысяч долларов». Надбавка должна снижаться по мере повышения дохода. Во-вторых, ввести маргинальный доход на богатых, при котором 1% наиболее обеспеченных людей, чьи доходы превышают 410 тысяч долларов год, платили бы предельный налог в 55%. Так Райх рассчитывает получить на 600 млрд долларов больше налогов, чем в настоящее время, обеспечив тем самым и обратный подоходный налог для бедных.

Трудно сказать, приведут ли меры, предлагаемые Райхом, к выходу из кризиса. В условиях деиндустриализации США деньги, полученные средним классом, уйдут не в американскую, а в азиатскую экономику. Но ясно, что угрозы, нависающие над Америкой и всем миром, требуют неординарных предложений, а от сильных мира сего — жертв, значительно больших, чем они готовы принести в настоящее время. Время не ждет, и книга Райха об этом.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики