Формула для урожая

Чтобы запустить резервы роста агрохимии, нужно увеличить дотации

Чтобы запустить резервы роста агрохимии, нужно увеличить дотации, перестроить механизм субсидирования и ввести обязательные полевые испытания для импортной продукции.

Количественные показатели демонстрируют определенные успехи в казахстанской агрохимической отрасли. Последние семь лет объем выпуска продукции растет стабильно, крупнейшие предприятия обновили средства производства и вспомогательную инфраструктуру, сейчас работают над запуском линий по производству комплексных минеральных удобрений (иногда их называют сложными удобрениями).

Но качественные показатели входят в противоречие с оптимистичными цифрами: растет реальный ВДС, но не так, как планировали авторы Госпрограммы индустриально-инновационного развития (ГПИИР) — обновленной промышленной стратегии, действующей с 2015 года. С этого момента стартовала вторая индустриальная пятилетка, которая завершится в конце 2019‑го. К этому времени, согласно первой редакции ГПИИР (с 2016‑го действует вторая редакция этой программы, одно из новшеств — исключение из программы целевых индикаторов, которые, по сути, позволяли оценить успехи второй пятилетки), реальная производительность труда должна была удвоиться к уровню 2012 года, являющимся базовым в ГПИИР. Но как показали итоги прошлого года, увеличение произошло только на 50,9%. Скорее всего, наблюдаемое сейчас обесценение тенге уменьшит производительность труда еще больше.

В ГПИИР объясняется, почему агрохимия во второй пятилетке оказалась в числе четырнадцати приоритетных секторов обрабатывающей промышленности: в стране есть фосфорные, калийные и газовые месторождения, работают крупные действующие предприятия, существует высокий внутренний спрос, наблюдается устойчивый спрос и на рынках соседних стран. Первые два утверждения — бесспорны, что касается спроса на минеральные удобрения внутри страны, тут есть несколько проблем. Первая — хроническое безденежье аграриев: их финансовые возможности ограничены ежегодными вложениями в оборотку, поэтому они не всегда могут закупить удобрения в необходимом объеме. Вторая проблема — необязательность полевых испытаний импортной продукции, что дает возможность недобросовестным предпринимателям ввозить в Казахстан минеральные удобрения плохого качества, иногда — откровенный фальсификат.

Увеличение объема субсидий на закуп удобрений с условием, что дотации предоставляются местной продукции, а также регистрация агрохимикатов только после обязательных лабораторных испытаний увеличат внутренний рынок для казахстанских предприятий. Производители смогут повысить прибыль, вложив заработанные деньги в дальнейшую модернизацию, и выйти на внешние рынки с качественным продуктом.

Первая агрохимическая индустриализация

В первую индустриальную пятилетку (2010–2014 годы) были введены в строй четыре новых производства. В 2010‑м на базе Чилисайского месторождения Актюбинской области заработала компания «Темир Сервис» мощностью 200 тыс. тонн фосфоритной муки в год. В следующем году компания «Астана нан», до этого 10 лет импортировавшая пестициды, гербициды и другие средства защиты растений (СЗР), вышла на качественно новый уровень, запустив Astana-Nan Chemicals. Это дочернее предприятие занимается формуляцией широкого спектра СЗР, то есть закупает действующие вещества, другие необходимые компоненты и выпускает СЗР. Проектная мощность Astana-Nan Chemicals — 12,6 млн литров в год. Формуляция в производстве СЗР — пока что самый высокий технологический уровень для казахстанской экономики. Без собственной нефтехимии невозможно производить действующие вещества для СЗР.

Небольшой завод по производству минеральных удобрений «Кайнар» (мощность 5 тыс. тонн в год) запущен на базе индустриальной зоны «Оңтүстік» — третий по счету агрохимический объект индустриализации. Инвестиции на первые три проекта составили около 3,5 млрд тенге.

В конце 2014 года в Жамбылской области вступило в строй предприятие по производству цианида натрия и сульфата аммония Talas Investment Company.

Государство поддержало не только новые предприятия. В первую пятилетку была оказана помощь «КазАзоту», ветерану отечественной агрохимии, основанному в начале 1970‑х на базе Прикаспийского горно-металлургического комбината. Старейшее предприятие нуждалось в техническом перевооружении, поэтому льготное кредитование по программе «Дорожная карта бизнеса 2020» оказалось кстати, позволив обновить линии по производству аммиака, азотной кислоты и аммиачной селитры. Последнее является продукцией двойного назначения: главным образом используется как азотное удобрение (аммиачная селитра с содержанием 34,4% азота). Кроме того, селитра — сырье для производства взрывчатого вещества, используемого в горно-взрывных работах. Льготное финансирование позволило «КазАзоту» увеличить производственные мощности до 330 тыс. тонн.

Объем выпуска минеральных удобрений в 2010 году, то есть в самом начале первой пятилетки, составил 203,7 тыс. тонн, это самый низкий уровень, зафиксированный с 2007‑го по 2010 год. Уже через год удалось сломать отрицательную динамику, а через три, то есть к концу первой пятилетки, производство агрохимикатов приблизилось к отметке 300 тыс. тонн (см. график 1).

Маленькая, но важная

В ГПИИР на 2015–2019 годы агрохимия вошла в число 14 приоритетных секторов. Проектам из приоритетных секторов доступен как стандартный набор господдержки, состоящий из инструментов продвижения экспорта, стимулирования производительности труда, сервисных и информационно-аналитических услуг, субсидирования займа, так и меры поддержки второго и третьего уровней. Наиболее существенные — налоговые преференции, помощь правительства в поиске зарубежных инвесторов. Более того, не исключаются государственные инвестиции в уставной капитал предприятия, хеджирование институтами развития валютных рисков и субсидирование процентной ставки.

Агрохимия, несмотря на ее мизерный вклад в экономику, в числе приоритетных отраслей, поскольку власти ставят на экспортный потенциал этой отрасли 

Агрохимия, вклад которой в ВВП не достигает и 0,2%, своим приоритетным статусом обязана действующим крупным предприятиям. Правда, их всего два — «КазАзот» и «Казфосфат».

Следует уточнить, что в мировой практике в агрохимическую промышленность обычно включают только производителей минеральных удобрений — азотных, фосфорных и калийных. В Казахстане к агрохимическому сектору, согласно классификации ГПИИР, причисляют производителей не только минеральных удобрений, но и азотсодержащих соединений, средств защиты растений (пестициды и прочее). И все же казахстанская агрохимия — это прежде всего производство минеральных удобрений. По итогам прошлого года структура агрохимической промышленности РК в значительной мере представлена производством азотных удобрений (71,5%), второе место у фосфорных удобрений (27,3%), доля СЗР незначительна — всего 1,2%.

По реализуемым проектам уже сегодня можно сказать, какие компании после завершения второй пятилетки окажутся в лидерах. К сегодняшним лидерам отрасли («КазАзот», «Казфосфат») присоединятся казахстанские подразделения EuroChem Group в Каратау и Жанатасе. Среди них нет производителей СЗР, только предприятия, выпускающие минеральные удобрения. Таким образом, казахстанская агрохимия еще долго будет представлена сугубо минеральными удобрениями.

Три кита агрохимии

«КазАзот» — крупный производитель аммиачной селитры и для промышленности, и для аграриев. Если брать последнюю группу потребителей, то рыночная доля компании, по словам заместителя генерального директора по корпоративному развитию «КазАзота» Тахмины Нагумановой, составляет почти 85%. Компания в начале прошлого года запустила собственную газопоршневую электростанцию, в ноябре 2017‑го было завершено строительство установки по утилизации аммиака из танковых и продувочных газов.

«Казфосфат» — лидер в производстве фосфорных удобрений. Компания в декабре 2016 года завершила первый этап технического перевооружения с реконструкцией линий экстракционной фосфорной кислоты и увеличением годовой мощности производства продукции до 220 тыс. тонн. Проделанная работа позволяет предприятию выпускать 300 тыс. тонн минеральных удобрений в год. В начале 2017 года «Казфосфат» приступил ко второму этапу модернизации, цель которой — нарастить годовую мощность до 500 тыс. тонн.

Спрос растет на комплексные минеральные удобрения, состоящие их двух и более питательных элементов, и казахстанские предприятия перевооружаются в соответствии с этим спросом. «В 2017 году Казфосфат запустил производство фосфорно-калийных удобрений, объем производства за январь-декабрь 2017‑го составил 632 тонны. В 2018‑м ожидаемый объем производства фосфорно-калийных удобрений — 1,8 тыс. тонн», — сообщили в Министерстве по инвестициям и развитию РК (МИР РК). Годовая мощность линии по производству фосфорно-калийных удобрений пока что небольшая, всего 5 тыс. тонн.

«ЕвроХим-Каратау» — единственный из крупных агрохимических проектов, реализуемых иностранными инвесторами. Предприятие входит в швейцарскую компанию с российскими корнями — EuroChem Group, которая несколько лет назад получила права недропользования на фосфоритных месторождениях Каратау-Жанатасского бассейна с условием строительства завода по производству минеральных удобрений.

У EuroChem Group несколько производственных проектов в РК. Первый - в Каратау Жамбылской области. В 2008 году инвесторы выкупили завод «Сары-Тас», который к тому моменту простаивал 15 лет. Второй проект в Жанатасе, другом горняцком городе Жамбылской области, предприятие по производству фосфоритной муки - “ЕвроХим-Каратау”. В 2016 году производственный комплекс вышел на проектную мощность 640 тыс. тонн в год, а в январе 2018-го была зафиксирована отгрузка в 1 млн тонн фосфоритной муки. 

EuroChem Group в Жанатасе также намерена построить химический комплекс по производству большого ассортимента минеральных удобрений.

В прессе были озвучены проектные характеристики этого комплекса и, судя по ним, речь идет о будущем лидере отрасли. Предприятие в Жанатасе по плану должно производить 330 тыс. тонн комплексных удобрений, 630 тыс. тонн сульфата калия, 660 тыс. тонн дикальция фосфата, 360 тыс. тонн хлорида кальция, 120 тыс. тонн сульфата магния и 1,2 млн тонн строительного гипса.

«В ходе реализации первого этапа в проект было инвестировано 126 миллионов долларов, общий объем инвестиций в химический комплекс в Жанатасе оценивается в 750 миллионов долларов. Сейчас идет плановая реализация второго этапа: рабочее проектирование (выполнено более половины работ), производятся земляные работы для подготовки площадки под строительство химического комплекса», — отметили в пресс-службе «ЕвроХим-Каратау».

И для себя, и на экспорт

Пока отечественная агрохимия перевооружалась и прирастала новыми мощностями, дефицит азотных удобрений восполнялся поставками из стран ближнего зарубежья — России и Узбекистана. Но запуск дополнительных мощностей по производству этого вида удобрения привел к сокращению доли импорта. В 2012 году в РК было реализовано 387,7 тыс. тонн азотных удобрений, причем чуть более половины этого объема обеспечивалась поставками из других стран. А в прошлом году — 498,3 тыс. тонн, и только четверть этого объема было закрыто импортной продукцией. Важно подчеркнуть, по наблюдениям игроков рынка, в статданные об азотных удобрениях включаются аммиачная селитра для промышленности, поэтому оценки приблизительны.

Другая позитивная новость — отечественная продукция осваивает новые рынки. В 2012 году покупателями азотного удобрения с маркировкой Made in KZ были Кыргызстан и Азербайджан, в 2017‑м число таких стран выросло до пяти, среди них теперь Украина, США, Россия.

Подобные достижения не может поставить себе в зачет сектор фосфорных удобрений. Да, выпуск этого вида удобрений в 2012–2017 годах увеличился более чем в два раза, превысив 165 тыс. тонн, отечественные производители полностью удовлетворяют потребности местных аграриев. Но проблема в том, что для Казахстана научная норма внесения удобрения в пересчете действующего вещества составляет 1 млн тонн, из которых на фосфорные приходится 58%, на азотные — 40, на калийные — 2%. Получается, что аграрии удобряют свои посевы фосфорными удобрениями в 10 раз меньше, чем необходимо; впрочем, по остальным видам ситуация схожая. Таким образом, мощности по фосфатным удобрениям загружены только на треть от имеющихся (см. график 2). Дорогая логистика и высокие проценты по кредитам не позволяют наладить поставки этого вида удобрения в другие страны, загрузив свободные мощности.

В стране отсутствует производство калийных удобрений. Но, как пояснили в МИР РК, у нас есть потенциал для развития этого сегмента, поскольку запасы калийных солей составляют более 6 млрд тонн. Большая часть из них располагается на западе страны, это месторождения Сатимола с запасом 3 млрд тонн, Жилянское и Челкар — по 1 млрд. Кроме того, Объединенная химическая компания разработала проект по производству сульфата калия в Жамбылской области мощностью 300 тыс. тонн и стоимостью 260 млн долларов. Проект пока не реализован.

Еще один позитивный момент, который ответственные за индустриализацию чиновники непременно запишут себе в зачет, — в 2016 году торговый баланс по минеральным удобрениям стал положительным. Эта тенденция продолжилась и в прошлом году (см. график 3). Отметим, что в 2017‑м экспорт минеральных удобрений составил 83 млн долларов — это самые высокие показатели минимум за последние семь лет.

Также в плюсы можно записать увеличение удобренной посевной площади. По данным Института почвоведения и агрохимии, доля удобренной площади в РК выросла с 4,9% в 2008 году до 45% в 2015‑м (данные из презентации академика Р.Е. Елешева «Состояние плодородия почв Казахстана и стратегия применения минеральных удобрений»). Данные комитета по статистике МНЭ РК скромнее: доля площади, удобренной минеральными удобрениями к общей посевной площади в 2016 году составила 6,1%. С другой стороны, объем внутреннего рынка, начиная с 2012 года, вырос на 41,8% — до 677,1 тыс. тонн в прошлом году (см. график 6).

Все, казалось бы, хорошо, но анализ качественных показателей обнаруживает негативный тренд в отрасли. Номинальный ВДС, который стабильно рос с 2012 года, в прошлом году откатился более чем на 20% — до 32,2 млрд тенге (см. график 7). Более того, реальный ВДС, взвешенный с помощью дефлятора ВВП, составил чуть более 38 млрд тенге. А это намного меньше целевых индикаторов, заложенных в первой редакции ГПИИР-2.

У агрохимического сектора четыре целевых индикатора: по итогам 2019 года реальный ВДС должен вырасти в три раза по сравнению с 2012‑м, занятость — на 1,1 тыс. человек, реальная производительность труда должна увеличиться в 1,9 раза, экспорт агрохимии — не менее чем в 2,8 раза.

Возвращаясь к реальному ВДС, по итогам 2017 года этот показатель больше результата 2012‑го всего на 45,6%. Будет справедливо предположить, что за оставшееся до завершения второй пятилетки время достижение этого целевого индикатора будет провалено. Впрочем, два года назад вышла новая редакция ГПИИР-2, из которой исключены целевые индикаторы. Так что разговоры о провале или успехе в приоритетных секторах становятся пустой тратой времени. Но не это главное.

Дело в том, что снижение ВДС свидетельствует об удорожании себестоимости, а это тревожный сигнал для потенциальных инвесторов.

Вырастить на субсидиях

«Рост тарифов монополистов — предприятий железнодорожных перевозок и производства электроэнергии и газа, высокая зависимость от импортного сырья, слабая маркетинговая стратегия тормозят продвижение продукции на внутреннем и внешних рынках, ощущается нехватка квалифицированных кадров», — перечисляют проблемы отрасли в МИР РК.

Expert Kazakhstan опросил несколько участников рынка. Практически все они сошлись во мнении, что местные сельхозпроизводители вносят в почву слишком мало удобрений. Потребление минеральных удобрений в Казахстане в 2016 году составило 4,8 килограмма действующего вещества на гектар пахотной земли. В Туркменистане этот показатель почти в 3 раза больше, в Кыргызстане — в 4,6 раза. Лидерами по этому показателю на постсоветском пространстве являются Узбекистан — 192,3 кг д.в. на га и Беларусь — 255 кг д.в. на га (см. график 8).

Причина недостаточного использования удобрений казахстанскими аграриями — финансовые проблемы. Заработанного едва хватает на пополнение оборотных средств и текущий ремонт. Решение проблемы видится в увеличении объема субсидий, выделяемых фермерам на покупку минеральных удобрений. «В этом году государство выделило 16 миллиардов тенге в качестве субсидий на приобретение удобрений. Этой суммы недостаточно для всей страны. Кроме увеличения объема субсидий из республиканского бюджета, необходимо выделять дополнительные средства из местного бюджета, — считает заместитель гендиректора “КазАзота” Тахмина Нагуманова.

В стране мало сельхозтехники,предназначенной для внесения жидких и твердых удобрений 

В этом году Минсельхоз РК снизил нормы внесения удобрений для некоторых культур, чтобы охватить субсидиями больше аграриев. «В результате снизилась доступность, поскольку аграрии, как правило, приобретают только субсидируемый объем. Уменьшенные нормы внесения удобрений, соответственно, сократили объем субсидий для отдельного агрария. Теперь он вносит меньше удобрений, значит, получит меньше урожая», — говорит г-жа Нагуманова.

В начале прошлого года Минсельхоз смог изменить правила субсидирования. Теперь отечественные и импортные агрохимикаты равноценно дотируются в размере 50% от стоимости. В результате, «впервые за последние годы внесение удобрений достигло 14% от потребности, раньше было не более 10%», объясняют в Минсельхозе. Но это отразилось на импорте удобрений, объем которого в 2017 году вырос по сравнению с предыдущим годом в два раза.

Чтобы учитывать интересы и агрохимических заводов, и казахстанских фермеров, необходима комплексная программа, уверены участники рынка, чтобы проблемы производителей и покупателей рассматривались комплексно, а не по отдельности. Сейчас же производители относятся к Министерству по инвестициям и развитию, аграрии — к Минсельхозу. Получается, будто у агрохимиков своя повестка, а у аграриев собственные задачи. Бывает, что они друг друга не поддерживают, зачастую противостоят друг другу.

Действующий механизм субсидирования ущемляет интересы отечественных производителей СЗР, отмечает бизнесмен на условиях анонимности. Он говорит, что закуп СЗР субсидируется без учета их концентрации, то есть количества действующего вещества. «Возьмем к примеру основной гербицид по зерновым культурам — “24‑Д”. Он бывает разной концентрации, но субсидируются все виды одинаково. СЗР с меньшим количеством действующего вещества дешевле, чем аналогичный препарат, но с большей концентрацией действующего вещества, поэтому фермеры покупают первый продукт. Тут, на первый взгляд, нет никакой беды. Но надо знать, что обычно у казахстанских СЗР концентрация выше импортных, — говорит собеседник. — И если соотнести цену с действующим веществом, то получается, что фермер израсходовал лишние деньги».

Иностранные игроки еще не закрепились, у них нет ни крупных центров продаж, ни больших складов, ни широкой клиентской базы. Поэтому еще не поздно поддержать отечественного производителя.

Отвечая на вопрос о факторах, препятствующих развитию отрасли, в «ЕвроХим-Каратау» обратили внимание на два аспекта. Во-первых, нередко удобрения отсутствуют на складах в тот момент, когда они нужны, а сами склады расположены далеко. Во-вторых, нехватка сельхозтехники для внесения твердых и жидких удобрений. Чтобы решить эти проблемы в «ЕвроХим-Каратау» предлагают построить крупные хабы для хранения агрохимии в областных и районных центрах, а также снизить или обнулить таможенную пошлину на сельхозтехнику, предназначенную для внесения твердых и жидких удобрений.

Импорт без испытаний

Нередко на казахстанский рынок проникают некачественные удобрения, иногда фальсификат, утверждает предприниматель, пожелавший остаться неизвестным. Недобросовестные поставщики, говорит он, пользуются пробелами законодательства. «По закону “О государственном регулировании развития агропромышленного комплекса и сельских территорий” госрегистрация агрохимикатов возложена на Минсельхоз», — рассказывает собеседник. Но, по его словам, ведомство все еще не приняло правовые акты, регламентирующие порядок регистрации агрохимикатов.

В мировой практике регистрация агрохимикатов производится после обязательных испытаний, которые определяют степень их влияния на здоровье человека и окружающую среду. «У нас, — продолжает анонимный собеседник, — при регистрации удобрений не требуется проведение испытаний, что создает определенные риски для окружающей среды». Expert Kazakhstan обратился в Минсельхоз за разъяснением. «Удобрения регистрируются при предоставлении заявления и паспорта безопасности без проведения соответствующих испытаний», — ответили в пресс-службе ведомства.

Таможенники не проверяют наличие регистрационных документов (свидетельство о государственной регистрации химической продукции, которое является основанием для ввоза и реализации на территории Казахстана) либо не проводят сверку с реестром свидетельств регистрации химической продукции Комитета индустриального развития и промышленной безопасности МИР РК. «Таможенники считают, что достаточно сопроводительных документов происхождения товара и копий сертификатов. Дальнейшая реализация товара проходит через официальных дилеров либо компании, реализующие средства защиты растений и удобрений», — поясняет собеседник.

По его словам, на рынке появляются новые виды агрохимикатов, полученные из минерального и органоминерального сырья с неизвестным химическим составом и уровнем радиационного фона, к примеру, удобрения, используемые в тепличных хозяйствах. Предприниматель продолжает: «Используя ситуацию с отсутствием должного контроля, некоторые импортеры и ряд местных поставщиков ввозят в огромном количестве без регистрации продукцию низкого качества, а порою и вовсе фальсифицированную. В мире удобрения лидируют среди продукции, которую чаще всего подделывают».

Чтобы уменьшить контрафактную продукцию, необходимо регистрировать агрохимикаты только после обязательных лабораторных и полевых испытаний. Что касается тех, что уже имеют регистрационный сертификат и продаются на местном рынке, по ним хорошо бы провести испытания.

«Норма по госрегистрации агрохимикатов не реализуется из-за отсутствия данного вида разрешительной процедуры в перечне разрешений второй категории, установленном в законе “О разрешениях и уведомлениях”. Сейчас рассматривается возможность внесения изменений в этот закон», — отметили в МИР РК. Но не уточнили, когда именно их ожидать.

Статьи по теме:
Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Казахстан

“Алтыналмас”: опыт Scada

Предприятия РК повышают свою технологическую зрелость, внедряя автоматизированные системы управления и оптимизации производства