Кризис турецкий

Нынешний год может стать самым сложным для развивающихся экономик после кризиса 2008‑го

Кризис турецкий

Нынешний год может стать самым сложным для развивающихся экономик после кризиса 2008‑го. На мировом рынке капитала меняется ветер: Штаты свернули программу количественного смягчения, ЕС готовится вот-вот это сделать, но капиталы уже потекли обратно — с высокорисковых развивающихся рынков на предсказуемые развитые. Из-за укрепления доллара «мягкие» валюты ставят рекорды девальвации. Растут цены на нефть, что оказывает дополнительное давление на платежные балансы и курс. Торговые и санкционные войны вносят в ситуацию еще большую неопределенность.

Сложнее всего приходится Турции и Аргентине. Однако аргентинские проблемы от нас далеко, а турецкие — наверняка коснутся. Экономики Казахстана и Турции объединяет многое: товарооборот в 1,9 млрд долларов, турецкие строительные компании в РК и казахстанские туристы в Турции.

Новость года из Турции — падение лиры, которое приписывается эффекту от американских санкций. Однако лира слабела и в предыдущие периоды и без торговых ограничений со стороны США. Такая политика обменного курса продиктована особенностями роста экономики: Турция ставит на высокий рост в условиях дефицита платежного баланса, при этом активно привлекает иностранные инвестиции, пользуясь разницей ставок (на турецком рынке спекулятивные инвесторы могут получить более высокую доходность).

В этом году проявилась слабость этой модели. Стимулируя экономический рост, Анкара допустила перегрев в строительном секторе. По итогам I полугодия спрос на новую недвижимость начал стремительно падать, следом произошло резкое ухудшение качества активов и достаточности капитала банков. Это вызвало долговой кризис в финансовом секторе: инвестиции в недвижимость финансировались за счет внешних займов. Внешний долг в 2017‑м достиг 53% ВВП, в том числе краткосрочный — 21% (для сравнения, в РК — 13%). Санкции Вашингтона в отместку за задержание американского пастора стали последним толчком по аккуратно составленным одна за другой костяшкам домино, в которые превратилась экономика страны.

Турецкие власти толкуют ситуацию иначе: лира падает из-за действий внешних сил, организовавших переворот летом 2016‑го. «Братья, у кого под подушкой лежат доллары и евро, возьмите их и обменяйте на лиры. Давайте вместе сломаем их игру», — призвал в мае президент Реджеп Тайип Эрдоган. Возможно, сторонники турецкого лидера и вняли его призыву, но главная цель — остановить девальвацию лиры — в мае-августе достигнута не была: за два летних месяца лира потеряла еще 9%, инфляция разогналась до 15,85% в год.

Август 2018 года для Турции оказался черным. На фоне американских санкций лира ослабла на 40% за несколько дней. «Против Турции проводятся различные кампании, не обращайте на них внимания. Если у них есть доллары, то у нас есть наш народ, право и Аллах», — отреагировал Эрдоган.

МВФ в такой ситуации — рост инфляции и ослабление обменного курса нацвалюты — рекомендует повышать учетную ставку. 30 августа этого года так и сделал центробанк Аргентины: регулятор поднял ставку с 40 до 60% в течение августа на фоне ослабления курса песо на 40% в месяц. Руки ЦБ Турции связаны политическим руководством страны. Чтобы объяснить почему — нужно сделать небольшое отступление.

Одержав победу на президентских выборах в июне этого года, Эрдоган провел административную реформу. Пост премьера был объединен с президентским, исполнительная власть сосредоточена в одних руках. Возразить некому. Министр экономики Нихат Зейбекчи — давний друг президента, министр финансов Берат Албайрак — зять. Примечательно, что до финансов Албайрак на протяжении трех лет занимался в правительстве энергетикой, а до этого почти десять лет (с года бракосочетания с дочерью Эрдогана Эсрой) находился в руководстве многоотраслевого Çalık Holding. Председатель ЦБ Турции Мурат Четинкая, который долгое время проработал в государственном Halk Bankası, испытывает огромное давление правительства. Примечательно, что на троих руководителей экономического блока профильное образование есть только у одного — Албайрака, который на заре карьеры получил MBA в американском Университете Пейс; Зейбекчи и Четинкая — по образованию специалисты в сфере международных отношений.

Справедливости ради следует признать: турецкий центробанк этим летом все-таки попробовал бороться с инфляцией. В июне ЦБ поднял ставку на 10 п.п. — с 9,25 до 19,25% — на изъятие и на 9 п.п. — с 7,25 до 16,29% — на предоставление ликвидности. Однако ситуацию это не изменило. По итогам июля инфляция приблизилась к отметке 16%, а продовольственная инфляция составила 19,4%. Повышение цен затронуло социально значимые товары — хлеб, молоко, мясо. Выросли цены на одежду и бытовую технику, на транспорт и электроэнергию.

Пока не просматривается, как правительство намерено выводить из кризиса банковскую систему. Аналитики рейтингового агентства Fitch в сообщении от 30 августа 2018 года указывали, что 102 млрд долларов внешнего долга должно быть покрыто в течение ближайших 12 месяцев, и оценивали потребность банков в рефинансировании на этот период в 55 млрд долларов. Албайрак подчеркнул, что если некоему госбанку понадобится помощь, то ее окажут. Правительству придется отвечать не только за обязательства госсектора, но и по всем проектам, на которые оно давало свои гарантии, а их немало.

Турецкая экономика попала в идеальный шторм благодаря своим капитанам. Смогут ли они вывести свой корабль из бури без потерь и избежав бунта на корабле — вопрос ближайших 3–6 месяцев.

Однако и в этой ситуации есть позитив. Турецкий институт статистики в июле зафиксировал снижение импорта на 6,7% и рост экспорта на 12% только за счет изменения условий торговли. Турецкий экспорт дешевеет, причем не только за счет товаров — казахстанцы высоко ценят турецкие одежду и обувь, но и услуг. Это значит, что отдых в Турции становится дешевле, если, конечно, копить на него в долларах. Несмотря на грозные заявления Анкары и ролики с сожжением долларовых купюр мелкого достоинства, американская валюта в Турции будет пользоваться спросом еще долгое время. По крайней мере, до тех пор, пока турки по долларовым внешним займам не расплатятся.

Статьи по теме:
Казахстан

Казахстан увеличил экспорт домашнего текстиля

Компания из Шымкента увеличила производство экспортной продукции в семь раз

Культура

Старый фестиваль в новом формате

Задача обновленного кинофестиваля Шакена Айманова — продвижение фильмов тюркоязычных стран

Казахстанский бизнес

Закинуть сети в интернет

Государство намерено обязать онлайн-продавцов публиковать полные данные о себе и товаре. Но этого недостаточно для защиты прав потребителей

Казахстанский бизнес

Железная рыночная власть

Государство приняло доводы металлургических заводов о том, что стране грозит дефицит лома. На четыре года был ограничен экспорт лома в страны, не входящие в ЕАЭС, что нанесло серьезный удар по ломозаготовителям