Потребление vs саморазвитие

Психология в современном социуме может способствовать его оздоровлению и интеграции через осознание общих ценностей и формирование моральных мотиваций

В начале августа на Иссык-Куле летняя психологическая школа «Близость и чуждость в пространстве отношений» собрала специалистов-психологов, желающих повысить свою квалификацию: в программе школы значились семинары и лекции по психоанализу Юнга и Лакана, мастер-классы по контактной импровизации от ведущих психологов Казахстана, Кыргызстана и России. Одним из мастеров летней школы была доктор психологических наук и руководитель казахстанского отделения Международной академии психологических наук Мария Кузубова. Она убеждена, что психологические консультации и тренинги могут помочь в создании этических норм и повлиять на проявление внутренней этики в поступках, услуги же психологов ориентированы на развитие ценностей и смыслов.

Увидеть невидимое

— Мария, какую роль психология играет в современном обществе, в частности казахстанском, и как определяет себя в рамках рыночных отношений?

— Психология как наука возникла чуть более ста лет назад из стремления человека познать невидимое в самом себе. Ведь в нас есть что-то большее, чем физическая реальность. Психология исследует структуру психики и психических процессов, личностных процессов, их функции. Соответственно, нужны инструменты для исследования этой невидимой реальности. У современной психологической науки их множество: от наблюдения (как первого метода в истории психологии) до развернутых во времени современных экспериментальных исследований. Методы же современной психотерапии и психологической помощи корнями уходят в психиатрию ХХ века, в которой возникала потребность воздействия на психиатрических больных, в целом дееспособных и не требующих изоляции. Постепенно психологическая помощь начинает выходить из области психиатрии. Особенно сильно усилилась потребность в психологической помощи после Второй мировой войны, когда общество столкнулось с практически полностью разрушенными моральными устоями и бессмысленностью мира, а отдельный человек — с потерей ценностей. Одиночество и беззащитность человека перед миром становятся базовыми чувствами после войны, что отражено в трудах экзистенциальных философов. И сегодня мы живем в период распада личности. Подрастают целые поколения, для которых этические, моральные и ценностные ориентиры уже ничто и которые ищут опоры вне себя.

— Распад личности как-то связан с информатизацией и цифровизацией общества?

— В эпоху общей информатизации нивелируются ценность и иерархия знания, его элитарность. Сложно сказать, что на что влияет — они взаимосвязаны. Мне представляется, что интернетизация — ответ на распад личностной структуры. Этому может способствовать создание виртуальных пространств, где я могу быть кем угодно, пространств, где я выступаю инкогнито и не связан никакой ответственностью, где я могу выбирать даже базовые характеристики: возраст, пол, внешность и так далее. Для европейской культуры характерно формирование личности как части психики. Но есть культуры, которые живут вне личности, например китайская. Сейчас личностный концепт распадается, и что-то должно прийти на его смену. Но что это будет, мы пока не знаем. Почему мы так резко реагируем на поколенческие изменения? У наших бабушек и дедушек, пап и мам их ценности были более схожими, и разрыв поколений не так сильно ощущался.

— Это еще поколение книжной культуры, а также радио и телевидения, на ней основанных. Мы же стоим одной ногой в книжной культуре, другой — в кино и интернете.

— А наши дети уже обладают другими способами восприятия мира. Увеличивается прежде всего скорость жизни, объемы информации, все это ставит перед психикой другие задачи, и, как пластичная структура, психика их решает — и на уровне отдельного человека, и на уровне поколения. И, тем не менее, в таком скоростном мире жить очень сложно, нужна помощь. Поэтому нужны структуры, способные помочь. Сейчас эту функцию выполняют несколько институтов. Традиционно это религиозный институт. Поэтому появляются десятки конфессий со своими правилами, в которых одиозный человек, выбиваясь из социальных норм, может стать гуру. Число адептов традиционных религий тоже увеличивается. Выбор идеологических ориентиров, проверенных веками, — это нормально для социальных систем, не так давно переживших кризис.

Счастье — в обладании?

— Мы быстро стали частью капиталистической системы, ее потребительской периферией…

— Это второй способ стабилизации современного общества, в которой гражданам предлагается включиться в гонку потребления. Очень простая и удобная схема, где у человека есть иллюзия принятия решения, собственной значимости как владельца чего-то ценного и при этом нет необходимости сложно организовывать свою жизнь.

— Реклама транснациональных корпораций переводится на национальные языки, внедряя в сознание потребительские ценности, связывая успех, здоровье, красоту и процветание с товарами массового потребления…

— Люди, мало читающие и поверхностно знакомые с культурными ценностями, быстро обретают нехитрую систему жизненных координат. Я отдаю деньги и мне дают вожделенный предмет, якобы повышающий мой социальный статус и способный изменить меня. Формируется чрезмерное потребление, когда человек начинает мыслить исключительно материальными ценностями: одеждой, смартфонами, автомобилями, наделяя их качествами, которыми они не обладают. Другой, более сложный путь — образование. Я имею в виду образованность как умение трансформировать знания в опыт и ценности, а не систему образования. Это путь, который формировал элиту общества долгие столетия. До сих пор люди становятся лидерами через текст, через его впитывание и трансляцию. Это нельзя обойти ни через соцсети, ни через поверхностные популистские пласты. Речь не только о политических лидерах, а в целом о людях, меняющих наш мир. Текст по-прежнему мощное средство воздействия, но им надо владеть.

Модный тренд

— Каковы общество и человек, испытывающие нужду в психологической помощи? Кто идет путем психологии в казахстанском обществе? Что это за социальная группа, прослойка, класс?

— Пользователи качественных психологических услуг — это граждане, у которых сформирован эгоконструкт. Психотерапия адресована личности, она для людей, стремящихся улучшать качество своей жизни, сталкивающихся с необходимостью преодолевать кризисы. Достаток здесь не так важен: разброс психологических услуг широк по стоимости. Есть в увлечении психологией и элемент моды, но моду обеспечивает другое направление — околопсихологическое. Этот рынок формируется просто: кто-то решает подзаработать и начинает транслировать свою личную историю: у меня получилось — и у вас получится, делай как я, делай лучше… На рынке околопсихологических услуг достаточно часто красивая оболочка выдается за содержание психологической помощи.

— Сейчас часто используют слово «кризис» — психологический, ценностный, экономический, политический…

— Система кризисов разрабатывалась еще в советской психологии как неотъемлемый способ роста. Когда мы исчерпываем текущую ситуацию развития, чтобы перейти к следующей, нам нужно нивелировать то, что мы накопили, иначе мы не воспримем новое. Описаны системы возрастных, личностных и психологических кризисов. Есть социальные кризисы, но мы не можем жить в них вечно. Можно вернуться на предыдущий уровень развития. Второй вариант — задержаться в кризисе, поскольку ты получаешь поддержку. Третий, очень болезненный способ — преодоление, выход на качественно новый уровень развития.

— Как правило, люди хотят получить готовые схемы и набор простых действий, которые приведут к шаблонным же результатам…

— На определенных этапах жизни могут выручить и простые действия, например, в психомоторной реабилитации, сопровождении депрессивных больных готовые схемы очень хорошо работают. И все же большинство людей к психологу обращается, чтобы справиться с болью и улучшить качество своей внутренней жизни, получив доступ к ресурсам.

— Какова роль психологических и околопсихологических услуг в социализации человека?

— В психологии очень эффективный пласт различных групп и общностей, помогающих понимать и принимать социальные нормы и правила, чувствовать свою общность с другими людьми, сходность проблем, повышающих самооценку. Околопсихологические группы и услуги, скорее, из области развлечения или хобби, и вред от них в виде ригидных или профанных установок, изоляции зависит от личности ведущего и его этических установок.

— Как определить уровень профессионализма психолога?

— Требования к профессиональным психологам жесткие — это высшее образование и специализация внутри терапевтической модальности, уровень которой психолог постоянно повышает. И, что очень важно, обязательное прохождение личной терапии. Я не могу сопровождать других людей в их проблемах, если сам не прохожу личную терапию у другого специалиста. Необходимо постоянное прохождение супервизии, когда я показываю свою работу специалисту более высокого уровня, чем я сам. Следует обращать внимание на сертификаты о повышении квалификации, прохождении личной терапии и супервизии.

Статьи по теме:
Культура

Герои из соседнего двора

В театре-студии «Дом культуры» состоялась презентация новой книги казахстанского писателя Лили Калаус «Зов Солнца»

Казахстанский бизнес

Сложный шкурный вопрос

Кожевенная промышленность испытывает острый дефицит сырья. Причина — в большой доле нелегального вывоза шкур КРС. Предлагаемый запрет легального экспорта не решит проблемы, нужен более системный и рыночный подход

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Казахстанский бизнес

Урановый листинг

«Казатомпром» планирует IPO на двух биржах: Астанинской и Лондонской.