Крупнее рисков только ответственность

Государственно-частное партнерство по страхованию гидросооружений сможет решить проблему безопасности этих объектов

Крупнее рисков только ответственность

Несмотря на то что безопасность гидротехнических сооружений (ГТС) декларирована государством — сформирована законодательная база и созданы профильные комитеты (в частности, по водным ресурсам и ЧС), — жизнь показывает, что на деле безопасность существует лишь на бумаге, ведь отношение к выполнению нормативов зачастую формально.

Большинство частных владельцев или арендаторов ГТС не стремятся тратить деньги на дорогостоящее поддержание работоспособности своих плотин и дамб, ведь всегда есть возможность «договориться» с проверяющими от государства. В случае аварии ответственность собственников, как правило, минимальна: отделаются штрафом или небольшим сроком. Возмещать ущерб пострадавшим домохозяйствам будет государство. Подсчитано, что за последние 5—7 лет приблизительный общий ущерб составил почти 50 млрд тенге, и оплачен он был деньгами налогоплательщиков.

Победить формализм можно за счет введения обязательного страхования ГТС в рамах государственно-частного партнерства, когда все риски будут разделены между владельцами объектов, страховыми компаниями и государством. К такой точке зрения пришли участники круглого стола «Страхование — как инструмент защиты от последствий техногенных катастроф», инициаторами которого выступили компания «БТА Страхование» и журнал «Рынок страхования».

Законы есть, нет ответственных

На сегодняшний день ответственность владельцев гидросооружений определена Конституцией страны, статья 31 которой гласит, что, во-первых, государство ставит целью охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья человека, во-вторых, сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью людей, влечет ответственность в соответствии с законом. А также статьей 32 Водного кодекса, указывающей, что собственники водохозяйственных сооружений несут ответственность за их безопасное техническое состояние в соответствии с законами Казахстана. Надзор за обеспечением безопасности собственниками осуществляют уполномоченные органы в области использования и охраны водного фонда, чрезвычайных ситуаций и промышленной безопасности.

Законодатели поработали на славу. Требования к деятельности водохозяйственных организаций и к ответственности собственника расписаны в нескольких кодексах и законах. Утверждены правила паспортизации объектов (солидный документ из 18 страниц). В 2009 году правительство приняло постановление «О порядке обеспечения безопасности ГТС», которое обязывает ГТС, возраст которых превышает 20 лет, ежегодно обследоваться комиссией, формируемой местным исполнительным органом. В этом случае собственники должны заполнять декларацию о промышленной безопасности водохозяйственных объектов.

«Проблема в том, что работа комиссий формальна, они не дают рекомендаций о приостановлении деятельности объекта, ареста счета владельца или назначении повторной проверки объекта, — отметил советник председателя комитета по водным ресурсам Минсельхоза Игорь Петраков. — Акт комиссии не имеет статуса, а значит, и последствий для владельцев. За восемь лет существования Водного кодекса ни разу не применялась норма о временном государственном управлении объектом, допустившим нарушение».

Причина формального отношения кроется в отсутствии единого уполномоченного органа по контролю за эксплуатацией и состоянием ГТС. «В МЧС есть региональные подразделения, но нет специалистов-гидротехников. В комитете по водным ресурсам есть специалисты, зато нет территориальных подразделений. Не до конца понятно, кто за что отвечает. И нет доброй воли, чтобы создать единую межведомственную службу, которая бы анализировала декларации и реагировала на них, идея находится на стадии обсуждения», — с горечью констатировал эксперт.

Причиной формального отношения к безопасности сооружений может стать и жадность их владельцев. Подразумевается, что проводить обследование аварийных сооружений они должны за счет собственных средств с привлечением специализированных организаций. Судя по трагедиям последних лет, добровольно расставаться с деньгами на эти цели мало кто хочет.

Заместитель председателя правления СК «Коммеск-Өмір» Владимир Акентьев поднял вопрос о том, интересуются ли у будущего владельца о наличии соответствующей службы, штата инженеров-гидротехников, способных следить за техническим состоянием этого объекта при продаже или передаче в аренду потенциально опасного объекта.

В данный момент в Казахстане насчитывается 643 действующих гидросооружения, из которых 150 находятся в частном владении, часть — в государственном, а часть бесхозна. Износ крупных объектов составляет 50—70%, построены они были 30—40 лет назад. Соответственно уровень их технического износа повышает риск того, что в нужный момент они не справятся с возникшей нагрузкой. А «бумажный» подход к оценке их состояния не дает реальной картины устойчивости и эксплуатационной надежности. Что же делать? Как разрешать ситуацию?

Все нужно подсчитать

Все перечисленные проблемы можно было бы решить посредством обязательного страхования ГТС. Оно обяжет владельцев допустить страховых оценщиков на водохозяйственные сооружения для реальной оценки их состояния. В противном случае страховщики выкатят владельцу повышенный тариф «за риск». «Задача не в том, чтобы выплатить ущерб, а в том, чтобы предотвратить событие. Ведь каждый год страховщик будет оценивать состояние сооружения, в том числе на основе данных ЧС и проектных институтов, определять риск разрушения. Если мониторинг будет происходить ежегодно, владельцы будут вынуждены “лечить” свои объекты, чтобы платить меньше премии. Это снижает вероятность аварии», — отметил председатель правления «БТА Страхование» Сергей Лаврентьев.

Главный вопрос, с которым столкнутся страховщики — расчет адекватных тарифов. У страховщиков уже есть не всегда положительный опыт страхования опасных объектов согласно закону «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев объектов, деятельность которых связана с опасностью причинения вреда третьим лицам». Он определяет страховую сумму в размере от 1 до 600 тыс. МРП (1 МРП = 1512 тенге на октябрь 2011 года) в зависимости от возможного числа потерпевших и страховой тариф от 0,72% до 2,02%. Однако страховщики считают этот механизм неработающим для покрытия ущерба. Собственники заполняют декларации «на глазок», не учитывая точное количество возможных человеческих потерь, и страховщики, как правило, либо недостраховывают, либо перестраховывают риск.

На эту негативную для страхового рынка тему, указал в выступлении начальник управления по развитию страхового рынка КФН Национального банка Даурен Салимбаев. Он еще раз подчеркнул нацеленность регулятора на минимизацию числа обязательных видов страхования. По его словам, проблема отечественного страхового рынка в том, что он пытается активно застраховать все возможные риски в обязательном порядке. Это приводит к тому, что часть компаний не может принять какой-либо риск, идут неоправданные отказы в страховании, подрывая идею обязательности страхования. «Когда мы говорим об отдельном законе об обязательном страховании, надо понимать, что будут определены фиксированные тарифы, но их регулировать нецелесообразно, риски слишком разнородные и статистика убытков не репрезентативна. Государственное регулирование тарифов может привести к высокой убыточности страховых компаний либо к их нерентабельности», — признался представитель регулятора. По его мнению, если тарифы все же будут определяться рынком, то вопрос об обязательности страхования ГТС можно принять к рассмотрению.

Отсюда возникают еще два вопроса. Первый: сможет ли страховая компания адекватно оценить риск и дать эффективный тариф? Ведь для этого нужны компетенции, а как отмечали выступавшие, в страховании наблюдается дефицит инженеров-гидротехников, умеющих дать оценку рискам. Кроме того, стоимость страхования зависит от цены перестрахования, требования к которому ужесточены. Со следующего, 2012 года вступают в силу новые правила перестрахования, когда перестраховывать риски за рубежом можно будет только у перестраховщика с рейтингом международного агентства «большой тройки», что, бесспорно, дорого. Либо привязаться к существующей марже, увеличив резервы, но не так, как сейчас — в процентах от премии, а уже от суммы ответственности. И чем больше ответственность — тем больше нужно «заготовить» резервов.

Второй вопрос звучит так: готов ли страховой рынок полностью перекрыть страховое событие своими резервами? Ведь в той же России, где страховые компании капитализированы более казахстанских и 99% риска перестраховывается за границей, возникают проблемы с выплатами. Многие компании страдают от возмещения мелких рисков, в денежном выражении «потянувших» на десятки миллионов долларов. Например, в случае с катастрофой на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшей в 2009 году, имело место недострахование, когда выплаченное возмещение в 200 млн долларов было значительно ниже фактического ущерба в 3 млрд долларов. К тому же один из страховщиков отказался от обязательств.

В данный момент казахстанские компании не имеют достаточно высокого уровня экспертизы и денег. Реально казахстанские страховщики смогут покрыть лишь убытки от прорыва равнинной плотины, за которой находятся сельхозугодья, а от аварии на горных плотинах с населенными пунктами — вряд ли. Текущее страховое законодательство не позволяет компаниям в полной мере использовать активы для предоставления страховой защиты по объектам ГТС ввиду отсутствия четких инструкций страхования.

В этой связи Сергей Лаврентьев отметил, что эффективнее и быстрее на сегодняшний день не принимать отдельный закон, а внести дополнения в Закон «О ЧС» об обязательном страховании тех ГТС, которые имеют в пойме рек жилье. Тарифы же надо смотреть индивидуально по каждому риску. Большой статистики все равно не будет, в конце концов, плотин не так много и аварии на них редки. Разные населенные пункты возле ГТС могут иметь одинаковую численность жителей, но одно сооружение будет в прекрасном состоянии, а другое из-за существующих неполадок не выдержит шоковой нагрузки. Значит, и тарифы у них будут разные.

«Думаю, что казахстанские компании доросли до страхования катастрофических рисков. Но вопрос нужно решать в рамках ГЧП. Уже есть позитивный опыт взаимодействия государства и страхового рынка в плане обязательного страхования растениеводства, где государство взяло на себя возмещение части ущерба и субсидирует часть затрат страховщиков, — подвел итог дискуссии г-н Лаврентьев. — При страховании ГТС можно пойти тем же путем, например, выплаты, произведенные страховщиком, должно частично возмещать государство, причем на первых порах доля государства может составлять от 70% с уменьшением этой доли впоследствии».

В целом участники «круглого стола» согласились с тем, что обязательное страхование ГТС необходимо. Главное не торопиться и правильно все посчитать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики