Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Ушли, но обещали вернуться

Сегодняшний обменный курс отсылает нас к прошлой осени, когда тенге после значительного укрепления в мае (на минимумах 310 тенге/доллар), затем стабилизации в летний период на уровне 320–334 тенге, в сентябре стал слабеть и на октябрьских пиках достигал 345 тенге/доллар (график 1). Именно эти значения мы наблюдаем и сегодня, но причины волатильности национальной валюты в прошлом и нынешнем году различны.

Курс тенге осенью прошлого года находился под давлением девальвационных ожиданий, подкрепляемых заявлениями неких экспертов о возможном ослаблении национальной валюты к доллару до 360 и даже 400 тенге. С августа по октябрь включительно население скупило более 3,6 млрд долларов. Национальный банк Казахстана (НБК) в этот период для удовлетворения спроса на валюту продал из своих запасов более 519 млн долларов, а если считать июньские продажи, то 620 млн, хотя, начиная с сентября 2016‑го, не проводил интервенций. Фундаментальные факторы в это время оставались благоприятными для тенге: цены на нефть уверенно росли, обменный курс российского рубля к доллару оставался стабильным: в октябре средний курс составил 57,7 рубля.

Дорогая нефть — не панацея

По данным НБК, с начала 2018 года тенге ослаб на 3,3% притом, что цена нефти марки Brent выросла на 16,8%. Можно говорить о том, что один из фундаментальных факторов, которые берутся в расчет при прогнозе обменного курса валюты нефтедобывающих стран, в данном случае не сработал. Но, скорее всего, высокие цены и приток валютной выручки смягчили влияние других факторов. Среди них — геополитическая ситуация и монетарная политика ведущих ЦБ, в частности, Федрезерва США, поднявшего учетную ставку уже в третий раз с начала 2018 года до уровня 2%.

Кроме того, влияние на развивающиеся экономики оказывают торговые войны США с ЕС и Китаем. Под давлением оказалась не только наша национальная валюта, но и валюты других развивающихся стран, и казахстанский тенге в этом ряду выглядит более достойно. Тарифное противостояние только усиливается: на прошлой неделе президент США Дональд Трамп дал указание начать процедуру введения дополнительных 10‑процентных пошлин на товары из Китая общей стоимостью 200 млрд долларов. Если Китай примет ответные меры, США введут пошлины на другие товары.

Ужесточение антироссийских санкций в апреле 2018 года привело к оттоку внешних инвесторов из рублевых инструментов. Волатильность и ослабление рубля также стали одним из факторов давления на тенге.

Прочь из рисков

Реакция инвесторов на нестабильность той или иной валюты предсказуема — они просто из нее выходят, еще больше обваливая ее курс. С марта по июнь 2018 года нерезиденты сбросили ноты на сумму более 210 млрд тенге, особенно большой объем продаж пришелся на май — 90 млрд тенге. В результате объем нот у нерезидентов снизился с 454 млрд тенге до 241 млрд, а доля нерезидентов с 10,5% до 6,3 (график 2). Выходя из тенговых инструментов, инвесторы покупают валюту, увеличение спроса привело к подорожанию доллара.

Это классический керри-трейд. Как снизить его негативное влияние на валютный рынок? «Все зависит от качества инвесторов. Есть разные инвесторы — институциональные долгосрочные инвесторы, которые, руководствуясь фундаментальными факторами, заходят надолго, но есть спекулятивные инвесторы, которые заходят на короткие горизонты, короткие доходности. Чем больше этих инвесторов, тем больше риска, что они при изменении мировой конъюнктуры будут передвигаться. Но они нужны как первопроходцы, которые показывают направление другим инвесторам», — объясняет заместитель директора департамента монетарных операций НБК Адиль Мухамеджанов. Пока рынок спасает хороший внешний фон — рост нефтяных котировок и небольшая доля нерезидентов в нотах. Представитель НБК подчеркивает, что выход инвесторов из нот — краткосрочный тренд: ушел спекулятивный, «горячий» капитал.

Защитить рынок от спекулянтов и привлечь серьезных долгосрочных инвесторов позволит включение казахстанских ГЦБ, краткосрочных нот НБК и ЦБ Минфина РК без открытия счетов внутри страны, в расчетную систему Clearstream. Глава Нацбанка Данияр Акишев презентовал этот проект в конце июня в Лондоне.

«Что получает Казахстан? Первое, высококвалифицированных иностранных внешних инвесторов, которые будут способствовать правильному ценообразованию и доходности у нас в стране. Второе, когда внешние и внутренние инвесторы увидят, что кривая доходности отвечает всем параметрам рисков и требованиям по доходности, они смогут делать более долгосрочные инвестиции. Это шаг к тому, чтобы получить долгосрочные займы из-за рубежа и с внутреннего рынка. Понятно, что долгосрочная ликвидность — это инвестирование, кредитование внутренней экономики», — так ответил г-н Мухамеджанов на вопрос Expert Kazakhstan, что даст республике участие в Clearstream.

Ну что ж, будем надеяться на серьезных инвесторов.

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках