Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Труба для Астаны

Пятый пункт «Пяти социальных инициатив президента» предусматривает газификацию центрального и северного регионов страны, включая столицу. С этой целью президент поручил построить магистральный газопровод «Сарыарка» по маршруту Караозек — Жезказган — Караганда — Темиртау — Астана. Собственно, это третья попытка газификации столицы.

Попытка № 1

Задача газификации Астаны впервые была поставлена главой государства еще шесть лет назад в ежегодном послании, то есть в программном документе, по сути являющемся для бюрократии ключевым руководством к действию. «Поручаю правительству запланировать и приступить к реализации трубопроводной системы, которая обеспечит газификацию центрального региона страны, включая столицу», — заявил в начале 2012 года Нурсултан Назарбаев.

«Мы должны сделать это, чтобы уйти от зависимости по газу, поскольку Казахстан — страна, добывающая нефть и газ» — с таким посылом тогда была подана эта идея, что отвечало и чаяниям простых граждан, уверенных, что в нефтедобывающей стране бензин должен быть дешевым, а голубое топливо — в каждом доме.

Уже через неделю нацкомпания «КазМунайГаз» (КМГ) представила проект строительства газопровода Запад — Север — Центр, который соединял Карталы (Челябинская область России) с Астаной через Тобол и Кокшетау.

Первый вариант ТЭО этого газопровода, который назвали «Северной трубой», был готов еще в декабре 2011‑го. По проекту протяженность газопровода должна была составить 1,2 тыс. км, диаметр трубы — 1020 мм, а годовая пропускная способность — до 6 млрд кубометров. Такая конфигурация требовала инвестиций в сумме 2,2 млрд долларов (или 328 млрд тенге, если брать средний курс за 2012 год — 149,11 тенге). Из них на линейную часть магистрали предполагалось затратить 1,7 млрд долларов (253,5 млрд тенге), на отводы — еще 500 млн долларов (74,5 млрд тенге).

Суть проекта в следующем: «Северная труба» через существующий отвод от Карталы до Рудного соединяется с магистральным газопроводом Бухара — Урал, а Астану на первых порах будет согревать российский газ. Но это на время. «Надо завершить проектирование и приступить к строительству газоперерабатывающего завода мощностью 5 миллиардов кубометров в год на Карачаганакском месторождении», — озвучил г-н Назарбаев в послании-2012. После запуска этого ГПЗ — тогда планировалось, что он начнет работать в 2019 году — Астана будет обеспечена казахстанским газом.

Это, по сути, была газификация в два хода, нужно было проложить газопровод и запустить ГПЗ, что ложилось двойным бременем на бюджет.

Альтернативные государственным инвестиции не подразумевались. Почему? Частные инвесторы не жаждали тогда вкладываться в любые проекты в газовой сфере, будь то газопровод или ГПЗ, поскольку газовая отрасль не подчиняется законам рынка, — правила игры единолично устанавливает государство. Например, тарифы на газ всегда намного ниже рыночных цен, и инвесторы не видят возможности отбить вложенные средства. Власти объясняют ограничение цен большой социальной составляющей тарифов на коммунальные услуги.

Поэтому в качестве главного финансиста «Северной трубы» в одно время рассматривали ФНБ «Самрук-Казына», руководство которого заявило о выделении в 2013 году 120 млрд тенге из собственных средств на строительство газопровода. Причем это заявление было сделано из расчета, что эти расходы компенсирует в следующем году либо госбюджет, либо Нацфонд. Из-за отсутствия частных инвесторов финансировать строительство ГПЗ стоимостью 3,7 млрд долларов (551,7 млрд тенге) собирались также за государственный счет.

Весь 2012 год и частично 2013‑й правительство занималось расчетами, как уменьшить стоимость газопровода. Были предложены разные варианты газопровода с различной протяженностью и пропускной способностью. Соответственно, менялось ТЭО: первоначальная сумма в 328 млрд тенге сначала сократилась на 59 млрд тенге, а потом вообще уменьшилась до 213 млрд тенге. Характеристики обновленной «Северной трубы» оказались следующими: протяженность газопровода — 830 км, диаметр трубы — 720 мм, пропускная способность — 1,5 млрд кубометров с возможностью увеличения ресурса на 20%.

Следует сказать о качестве экспертизы. Спорным моментом в уже утвержденном ТЭО Запад—Север—Центр оказалась годовая мощность трубы — она была снижена с первоначальных шести миллиардов кубометров газа до трех, а затем и до 1,5 млрд кубометров. Как заявил тогдашний министр нефти и газа Сауат Мынбаев в апреле 2012 года, то есть меньше чем через полгода после утверждения Госэкспертизой первого варианта ТЭО: «Определена мощность газопровода — 1,5 миллиарда кубометров в год, я думаю, этого точно хватит на 10–12 лет».

К слову, сегодняшняя позиция профильного ведомства, озвученная на страницах «Казправды» вице-министром энергетики Магзумом Мирзагалиевым, показывает, что первоначальные расчеты по «Северной трубе» были явно завышены. Для обеспечения потребностей всего севера и центра республики, оказывается, достаточно 2,5 млрд кубометров газа.

В середине 2013 года компания КМГ официально заявила об отказе от строительства ГПЗ вблизи месторождения Карачаганак, что поставило крест на планах переориентации «Северной трубы» с российского на казахстанский газ. Впрочем, финансовые соображения привели не только к отказу от ГПЗ — старт «Северной трубы» постоянно откладывался. Наконец межведомственная комиссия по развитию нефтегазовой и энергетической отрасли в сентябре 2014 года решила закрыть реализацию проекта.

Чиновникам хватило полутора лет, чтобы понять, что проект «Северная труба» неосуществим.

Метан для столицы

Параллельно с обсуждением оптимальных с экономической точки зрения параметров «Северной трубы» в республике заговорили о газификации Астаны с помощью сжиженного природного газа (СПГ), полученного из метана угольных пластов (МУП) Карагандинского угольного бассейна. Эти планы подкреплялись внушительными прогнозными ресурсами до 7 трлн кубометров, о чем было сказано в концепции развития газового сектора РК до 2030 года.

А все началось с президентского поручения, опубликованного еще в январе 2010 года и направленного на то, чтобы сделать возможными добычу и утилизацию МУП, в том числе для безопасности труда шахтеров. «Документ [поручение президента. — EK] заложил основы для господдержки добычи МУП, создал предпосылку для соответствующих нормативно-правовых и административных изменений», — говорится в Национальном энергетическом докладе-2017, подготовленном Kazenergy. Говоря проще, этот документ сильно стимулировал чиновников изучать перспективы МУП.

В 2013 году Ануар Алимжанов, тогда замакима Карагандинской области, заявил: «Технические возможности позволяют добывать до 4 миллиардов кубометров в год, то есть всю Караганду, Карагандинскую область и Астану мы могли бы обеспечить собственным газом». В том же году фонд «Самрук-Казына» возложил на национального оператора в газовой сфере «КазТрансГаз» (КТГ) обязанности руководства разработкой ресурсов МУП. В марте 2014 года правительство утвердило дорожную карту для выполнения поручения президента о добыче и утилизации МУП.

В настоящее время КТГ ведет первый этап проекта «Добыча МУП Карагандинского угольного бассейна», связанный с геологоразведкой. Из годового отчета КТГ за 2017 год: компания продолжает геологоразведочные работы в Шерубайнуринском угленосном районе Карагандинского угольного бассейна. Пробурены разведочные и опытно-эксплуатационные скважины и получен первый газ. Анализ керна от международных лабораторий США, КНР и Европы показал, что полученные характеристики схожи с крупнейшими месторождениями США. В прошлом году подсчитаны запасы участка площадью 29,3 квадратного километра по категории С2, они составили около 5,7 млрд кубических метров.

Кое-что пытаются делать частные предприятия. В текущем месяце «АрселорМиттал Темиртау» и Satbayev University договорились создать совместное предприятие — Satbayev University — Arcelor Mittal Gas Production, которое начнет разведку метана в угольных пластах. Словом, пока дальше геологоразведочных работ дело не пошло.

Вернемся к идее газификации Астаны за счет сжиженного природного газа, полученного из метана угольных пластов. Главный минус такой газификации в высокой себестоимости добычи МУП и в меньшей энергетической рентабельности. В 2013 году г-н Алимжанов озвучивал приблизительную себестоимость газа, полученного из МУП, — 120 долларов за тысячу кубометров. Расчеты исследовательской компании IHS Market, сделанные в конце 2017 года, показывают, что газификация Астаны посредством газопровода намного дешевле: расчетный тариф, обеспечивающий возмещение затрат первого этапа «Сарыарки», составляет 47 долларов за тысячу кубометров, а для газопровода Карталы—Астана — 81 доллар.

Надо понимать, что крупномасштабная добыча МУП в Казахстане потребует не только существенных инвестиций, но и участия зарубежных компаний, обладателей технологий гидроразрыва пласта, и последующей откачки воды. Вообще мировой опыт показывает, что сегодня добыча МУП возможна только за счет внушительной господдержки. Собственно, высокая себестоимость ресурсов МУП сделала идею газификации по этому варианту непопулярной у руководства страны.

Третий подход

Идея нового маршрута газопровода, который бы позволил газифицировать центральный и северный регионы страны, но уже через юг Казахстана, серьезно начала обсуждаться в 2014 году. То есть через год после официального отказа от строительства газоперерабатывающего завода рядом с месторождением Карачаганак и на третий год строительства газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент, который соединит нефтегазоносный запад Казахстана с южным регионом.  

В начале ноября 2015 года в рамках официального визита президента Назарбаева в Великобританию КТГ и британская Independent Power Corporation PLC подписали меморандум о финансировании строительства четырех газотурбинных электростанций в Астане, Караганде, Темиртау и Жезказгане. Однако предварительные договоренности так и не трансформировались в реальный контракт. Возможно, это стало причиной того, что нефтегазовый совет при президенте РК в декабре 2015 года принял решение о нецелесообразности строительства «Сарыарки».

Но уже в сентябре 2016‑го Минэнергетики РК сообщило о возобновлении разработки ТЭО «Сарыарки». Подготовить его поручили консорциуму казахстанских проектных компаний. В марте 2017 года ТЭО газопровода «Сарыарка» получило положительное заключение Госэкспертизы. Еще через месяц официально объявили о завершении строительства отрезка Бейнеу — Бозой, то есть был закончен первый этап газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент (ББШ). С запуском участка Бейнеу — Бозой к уже имеющимся объемам газа, поступающим в систему ББШ из месторождений Актюбинской области Урихтау, Шагырлы-Шомышты, Кожасай и Жанажольского ГПЗ, прибавились объемы из месторождений Атырауской и Мангистауской областей, включая Кашаган. Говоря иначе, стала возможной транспортировка газа из двух ключевых нефтегазоносных регионов на юг страны.

Еще одна важная деталь: в середине февраля нынешнего года министр энергетики Канат Бозумбаев сообщил прессе, что «ведутся активные переговоры по вопросу финансирования проекта за счет привлечения заемных средств Европейского банка реконструкции и развития».

Собственно, эта большая подготовительная работа — то есть проработка нового маршрута, завершение ББШ, согласование ТЭО и предварительные договоренности о финансировании — и сделала возможным включение в «Пять социальных инициатив президента» пункта о строительстве «Сарыарки».

Тут все было просчитано до мелочей и представлено администрацией президента главе государства, чтобы тот смог объявить о начале новой мегастройки. Впрочем, к ним за последние 25 лет казахстанцы успели привыкнуть. Это и разработка крупных нефтяных месторождений, и перенос столицы, и индустриализация, и Азиада, и EXPO… Перечислять можно долго, потому что четверть века Казахстан живет от проекта к проекту. Более того, на фоне слабых экономических показателей такой крупный проект, как строительство газопровода, лишний раз докажет населению, что страна движется вперед.

Дойти до Астаны в срок

Строить «Сарыарку» собираются в четыре этапа. Из «Предварительной оценки воздействия на окружающую среду» (ПОВОС), сделанной на основе ТЭО, следует, что на первом этапе планируется провести газопровод протяженностью 1081 км по маршруту Кызылорда — Жезказган — Караганда — Астана. Первая очередь первого этапа будет включать строительство линейной части газовой магистрали на участке Кызылорда — Астана с газопроводами-отводами на АГРС-1 «Астана» и АГРС-2 «Астана». Реализация второй очереди первого этапа предполагает строительство инженерных сетей на участке Кызылорда — Астана и газопроводов-отводов на АГРС «Жезказган», АГРС «Караганда», АГРС «Темиртау». Предварительная сумма расходов — 267,3 млрд тенге, пропускная способность газопровода на первом этапе составит 2,4 млрд кубометров.

На втором этапе предусмотрено дотянуть газовую магистраль до Кокшетау. Это дополнительные 276 км и 48,2 млрд тенге. Будут построены линейная часть на отрезке Астана—Кокшетау с газопроводом-отводом и АГРС «Кокшетау». На третьем этапе планируется проложить линейную часть и инженерные сети газовой магистрали на участке Кокшетау — Петропавловск. Это самый короткий и дешевый участок — 117 км и 18,9 млрд тенге.

С увеличением потребления газа необходимо будет нарастить мощность трубы до 3 млрд кубометров, для чего запланировано строительство двух компрессорных станций — «Жезказган» и «Темиртау». Это четвертый, заключительный этап строительства «Сарыарки». Общая стоимость станций под ключ — 35,5 млрд тенге.

Министр энергетики РК Канат Бозумбаев заявил, что «в целях заполняемости магистрального газопровода и обеспечения поставки газа потребителям акиматам Карагандинской, Акмолинской областей и Астаны необходимо ускорить проектирование и строительство газораспределительных сетей с синхронизацией сроков завершения магистрального газопровода к июлю 2019 года».

Но в ПОВОС проекта указаны совсем другие сроки завершения. Согласно этому документу первый этап рассчитан на 45 месяцев, на второй, третий и четвертый необходимо, соответственно, 19, 18 и 36 месяцев. В сумме — 118 месяцев, или более девяти лет.

Призыв к ускорению проектирования и строительства газопровода, возможно, свидетельствует о здоровой политической воле, но проблема не в отсутствии амбиций у политического руководства, а в недостатке денег. Именно это стало причиной краха первой и отчасти второй попыток газификации Астаны.

Выше говорилось, что на первый этап строительства газопровода нужно 267,3 млрд тенге. Структура финансирования, по словам вице-министра Ерболата Досаева, будет выглядеть следующим образом. Из собственных средств «Самрук-Казына» и нацхолдинг «Байтерек» вложат 80 млрд тенге в одинаковых долях. Банк Развития Казахстана планирует предоставить кредит в размере 102 млрд тенге, ЕБРР также готов открыть кредитную линию до 400 млн долларов. Не исключается, что оставшуюся сумму можно будет набрать за счет выпуска облигаций проектной компании, которой определена стопроцентная «дочка» КТГ — «АстанаГаз КМГ». Инвестором, как полагает правительство, может стать либо зарубежный финансовый институт, либо ЕНПФ. Вероятность второго варианта, безусловно, выше.

Конкретной информации о том, какая именно компания получит заем, еще нет. Но, учитывая, что КТГ — не только национальный оператор в газовой сфере, но и материнская компания «АстанаГаз КМГ», к тому же имеющая активы и постоянный денежный поток, справедливо предположить, что именно ей выпадет честь оформить кредит на себя.

В этом случае обязательства компании вырастут на четверть: с 750,3 млрд тенге по итогам 2017 года до 937,6 млрд тенге с учетом кредита на проект «Сарыарка» (см. график 1). Чистая прибыль КТГ в 2014–2015 годах была отрицательной (см. график 2).

«Несмотря на амбициозные цели Казахстана в отношении газа и особенно отводимую ему роль в устойчивой энергетике, государственная политика в данной сфере — прежде всего политика формирования цен на газ — зачастую не рациональна, что находит проявление в довольно неустойчивом финансовом положении КТГ в результате выполнения компанией самых разнообразных ролей и обязанностей в качестве центральной структуры отрасли. В 2014–2015 годы компания понесла крупные финансовые потери, хотя в 2016 году ей удалось вернуться на уровень рентабельности», — говорится в Национальном энергетическом докладе-2017.

Три измерения

У проекта «Сарыарка» есть три измерения: экономическое, экологическое и социальное.

Итак, влияние проекта на экономику. Пока нет даже приблизительных оценок влияния этого проекта на ВВП, но все же не стоит забывать о мультипликативном эффекте. Понятно, что трубы будут, скорее всего, ввозиться из-за рубежа, но есть продукция, которую можно закупать у местных производителей. Это и запорная арматура, разного рода детали, счетчики и т.д. Еще есть монтажные, вспомогательные и другие работы, которые будут выполнять местные кадры. Участие же казахстанских инженеров в таких масштабных проектах повышает их компетенции.

Но без экономических потерь не обойдется. Казахстан в 2017 году, по данным Минэнерго РК, экспортировал 17,2 млрд кубометров природного газа. Эти операции, согласно данным International Trade Center, принесли стране 2,3 млрд долларов. Получается, что тысяча кубометров казахстанского газа на экспортных рынках продавалась по цене чуть более 130 долларов. Как заявил «Казправде» вице-министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев, весь север и центр республики будут потреблять около 2,5 млрд кубометров. Он добавил: «Внутренний рынок для нас является приоритетным. Как я уже говорил, газ — это социальный товар и в первую очередь должен быть достоянием республики и ее граждан. Возможно, в дальнейшем какие-то объемы придется снимать с экспорта, но перед нами выбор не стоит, он очевиден».

По расчетам Expert Kazakhstan, упущенная прибыль от нереализованного экспорта газа в объеме 2,5 млрд кубометров составит около 325 млн долларов. Более того, поскольку газ — это социальный товар, то вместе с ростом потребления голубого топлива вырастут объемы госсубсидий, чтобы продолжать удерживать тариф на газ на низком уровне. Демеу Сейтжанов, замдиректора департамента развития газовой промышленности Минэнергетики РК, заявил Informburo.kz, что годовой размер субсидий, направленных на удешевление газа, составляет около 50 млрд тенге.

Не следует забывать, что такие крупные проекты провоцируют коррупцию. А коррупционные скандалы бьют по репутации страны, снижая ее инвестиционную привлекательность. В 2010 году западная пресса писала о Хайнце Юргене Маусе, который будучи главой MAN Turbo AG в 2004 году якобы подкупил представителей казахстанских национальных компаний. На суде он признался, что сделал это, чтобы получить заказ на поставку газовых турбин для газопровода Средняя Азия — Центр, принадлежащего «Интергаз Центральная Азия». По словам г-на Мауса, взятка составила около 11,6 млн долларов.

Другая коррупционная история, которую власти США продолжают расследовать, связана со строительством магистрального газопровода Казахстан — Китай. Американские власти заочно обвинили трех человек (не казахстанских граждан), что они действовали в интересах британской машиностроительной компании Rolls-Royce plc. В обвинительном заключении утверждается, что действовала схема, по которой Rolls-Royce выплачивал взятки по меньшей мере одному официальному лицу в Казахстане. Эти деньги маскировались как комиссионные для консалтинговой компании.

Теперь об экологии. «Только в Астане перевод на газ снизит вредные выбросы в атмосферу в 6 раз, или на 35 тысяч тонн в год», — заявил президент Назарбаев, выступая с пятью социальными инициативами. Отметим, что столица — не самый экологически грязный регион Казахстана. Согласно официальным данным, в 2016 году на столицу пришлось всего 2,3% от всех выбросов твердых загрязняющих веществ и 2,8% от всех жидких и газообразных загрязняющих веществ по стране. Тут больше следует говорить о решении экологических проблем Карагандинской области, которая лидирует в этом антирейтинге. Однако газопровод не решает экологические проблемы Павлодарской области. Она, как и Карагандинская, занимает верхние позиции среди неблагополучных с точки зрения экологии регионов (см. графики 3 и 4).

Что касается социального аспекта проекта «Сарыарка», природный газ в Казахстане — социальный товар, поэтому тарифы регулируются государством. Закупочные цены для добывающих компаний по действующему закону включают затраты на добычу, переработку, транспортировку и надбавку не менее 10%. Из Национального энергетического доклада-2017 следует, что на конец 2016 года средняя цена, выплачиваемая добывающим компаниям, составляла всего 22 доллара за тысячу кубометров. Для сравнения: в том же году тысяча кубометров казахстанского газа на экспортных рынках, по расчетам Expert Kazakhstan, стоила 126 долларов.

Цена на голубое топливо от региона к региону сильно меняется: в Атырауской области она на уровне 8 тенге за кубометр, в ЮКО — считается, что там самый дорогой газ, — почти 35 тенге (по данным г-на Сейтжанова на сайте Informburo.kz). Для Астаны газ будет стоить намного дороже, по предварительным расчетам, тариф на голубое топливо прогнозируется на уровне 50–55 тенге. Газовое отопление обойдется ненамного дешевле тем, кто сейчас использует мазут или солярку, но будет значительно дороже угля. Даже при таком тарифе газ для Астаны будет оставаться социальным субсидируемым товаром, как, впрочем, и для всей страны.

Но недолго. К 2025 году планируется цены на природный газ гармонизировать в рамках ЕАЭС с ценами в России, а там голубое топливо дороже. «Учитывая, что добыча, торговый оборот и масштабы рынка газа в России намного больше, чем в любых других странах — участницах ЕАЭС, можно предположить, что внутренние цены в Казахстане будут приведены в соответствие с внутренними ценами в России, а не наоборот. Процесс формирования единого газового рынка ЕАЭС идет по плану, согласованному странами-участницами», — пишут авторы Национального энергетического доклада-2017.

Что остается в сухом остатке? Газопровод «Сарыарка», безусловно, повысит уровень комфортности для астанчан; скорее всего, решит экологические проблемы Карагандинской и Акмолинской областей. Но если газопровод, как обещают, все же будет сдан в следующем году, то страна на экспорте газа будет терять более 300 млн долларов ежегодно. Эта проблема решится с частичной либерализацией газового рынка республики в 2025 году, правда, тогда возникнет риск усиления социальной напряженности, потому что население начнет возмущаться высокими ценами на газ. Впрочем, это проблема всей газовой отрасли.

Читайте редакционную статью: С газом - лучше

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня