Околонаучная книга

С таким искренним сопереживанием ни одна казахстанская научная книга до сих пор не была написана

Околонаучная книга

Честно говоря, книга получилась посредственная. Но ее появление очень важно. Противоречия здесь нет. Казахстанская и казахская лингвистика за редким исключением были и есть либо откровенно вторичные, либо весьма посредственные по стилистике своего исполнения. И вот на таком концептуальном и стилистическом фоне появляется возмутитель спокойствия Канагат Жукешев со своими окололингвистическими выкладками.

Он задается извечным вопросом — почему казахский язык так и не занял достойного, а по версии этого исследователя, вообще никакого места в жизни нашего общества и государства. Ответ им тоже дан с обезоруживающей простотой. Казахский язык в нынешнем своем проявлении является языком аграрного общества, а мы уже являемся индустриальным обществом. Если судить о содержании книги только по оглавлению, то размах авторской задумки может даже впечатлить. Вот, например, автор обращается к социолингвистической ситуации употребления языка. Сразу задан тезис — функционирование казахского языка возможно лишь как аномалия. Что имеется в виду? Исследователь это определяет так: полное господство неофициального стиля при передаче официальной информации на казахском языке. «Образцовой казахской речи в современном обществе не существует, так как казахский язык не функционирует как литературный язык индустриального общества», — это постоянный рефрен всего представленного сочинения. Объективности ради заметим, что многое, о чем так запальчиво пишет автор, блестяще и со всем требуемым статистическим и социологическим подкладом, было сделано германскими социолингвистами: Барбарой Келлнер-Хайнкеле в работе «Языковая политика в современной Центральной Азии: национальная и этническая идентичность и советское наследие» (Москва, 2015) и Моникой Вингендер — в «Sprachpolitische Diskurse in russisch-türksprachigen Sprachgemeinschaften Sprachen und Identitäten in Tatarstan und Kasachstan» (Гиссен, 2015). Это тоже особенность казахстанской лингвистики — исключительная заточенность на советских и выбор только вторичных российских научных опусов. Канагату Жукешеву, как и многим казахским лингвистам, нравится изобретать велосипед.

Автор довольно неуклюже жонглирует лингвистическими и антропологическими терминами. С подобным можно было согласиться, если бы работа предназначалась только для ворчливых пенсионеров-технарей. Во всем окружающем казахский язык автор (справедливо или нет — оставим вопрос за скобками) видит плачевное состояние. Но сама манера подачи материала забавна: вот тезис об аномальном функционировании чего-либо, а в подтверждение пара посредственных примеров, подтверждающих заявленный тезис. Вот пример из действительно слабого учебника казахского языка. Но какого года издания учебник, кто автор, на каких страницах содержится весь языковой хаос — все эти вопросы и замечания лучше не задавать и не озвучивать. Автор книги выявляет процесс деградации употребления языка. Так, в практике словоупотребления он выделяет многочисленные синтаксические ошибки. Правда, все обозначенное лингвистическим критиком целесообразнее отнести к риторической и логической безграмотности пишущих и говорящих на казахском языке, чем только к синтаксическим ошибкам. Кстати, это же отличает и говорящих на русском языке.

Автор за многое обоснованно упрекает казахскую лингвистику. Критикует тоже только в своей манере: не называя имен авторов учебников и грамматик или писателей-конъюнктурщиков. Собственно, кроме нескольких дешевых сентенций, автор своему читателю ничего в итоге не предложил.

Есть одно положение, за которое автору можно и нужно пожать руку: «В одной казахской нации живут две “нации”, состоящие из двух маргинальных групп (правда, почему они маргинальные, господин Жукешев никак не объясняет), говорящих на двух языках, с разными уровнями мировоззрения, создающих две разные культуры».

Сказать, что так не пишут современные авторы, представители критического дискурс-анализа — нельзя. Так работает в Германии Алейда Ассман, в Англии — Рут Водак, в Испании — ван Дейк, в России — Сергей Медведев. Но там проникаешься мыслью автора, а здесь — по-другому. Тем не менее остается то, чему веришь — тому запалу, с каким создана эта книга.

Жукешев К. Философия языка. — Алматы: «Библиотека Олжаса», 2017. — 412 с.

Статьи по теме:
Общество

Вкусный этноцентризм

Почему казахскость стала центральным объектом популярной музыки на государственном языке?

Экономика и финансы

Без сюрпризов

Ренкинг 500 самых крупных компаний показал высокую концентрацию бизнеса: на 50 предприятий приходится почти 95% совокупной прибыли

Казахстан

Экспорт в приоритете

Свыше 55% произведенных аккумуляторов талдыкорганского «Кайнар-АКБ» экспортированы за рубеж

Казахстанский бизнес

Акимат на полосе

Развитие региональных аэропортов теперь проблема местных властей