Искусство быть понятым

Важные культурные события Алматы остаются незамеченными широкой аудиторией из-за отсутствия рекламы либо сильно проигрывают по причине плохой организации

Искусство быть понятым

Гастроли грузинского театра им. Шота Руставели, который приехал в Алматы впервые со спектаклем «Узаконенное беззаконие», — значимое событие для южной столицы. Гастроли приурочены к 20‑летию столицы Астаны и 80‑летию выдающегося режиссера Роберта Стуруа. «Гамлет» в его постановке на сцене Riverside Studios (Лондон) в 1992 году был внесен международным Шекспировским обществом в число десяти лучших мировых постановок этой пьесы за 50 лет. Спектакль «Узаконенное беззаконие» по пьесе Бертольта Брехта кроме Алматы показали в Астане в рамках Международного фестиваля театров.

Это не первый визит грузинского театра в Казахстан. В прошлом году он также участвовал в астанинском фестивале, который обещает быть ежегодным. На пресс-конференции накануне спектакля режиссер Роберт Стуруа предупредил, что изменил концовку пьесы. Как именно — стало понятно во время просмотра спектакля: эпилог прозрачно намекал на отделение Каталонии от Испании. Режиссер изменил и оригинальное название пьесы Брехта — «Исключение и правило». Но главную ее идею Роберт Стуруа сохранил и развил в рамках современной политической ситуации, вызванной кризисом потребительской морали и борьбой за энергетические и человеческие ресурсы. Впечатлили и игра актеров, и мизансцены, и сценография, а главное — сама пьеса, хотя режиссер и внес в нее изрядные изменения.

Спектакль «Узаконенное беззаконие» вошел, по оценке грузинских критиков, в пятерку лучших постановок 2016 года. В пятерке лучших актеров и исполнитель роли Лангмана, Звиад Папуашвили. Композитор Гия Канчели специально написал к пьесе песни по подобию принятых в традиции театра Брехта зонгов. Но, кроме оригинальной музыки, там звучат произведения Верди, Моцарта, Листа и Beatles. Любимый жанр режиссера — трагифарс. Способ говорить в шутку о серьезном и трагическом бьет в самую цель. Цинично посмеяться над обманутым и слабым, обогатиться за счет нищего, перевернуть все с ног на голову, извратить справедливость — кажется, нет ничего, что не может стать поводом для развлечения. Зло не просто торжествует, а превращается в норму и образ жизни. А это значит, что добро тоже перестает быть идеалом и путеводной звездой. Строчка зонга «Он спас его потому, что он нужен» звучит рефреном и оказывается лейтмотивом не только спектакля, но современного все пронизывающего прагматизма, ставящего жирную точку на гуманизме.

К сожалению, для многих зрителей смысл происходящего на сцене так и остался загадкой, и не потому что постановка была слишком сложной для понимания, как это часто бывает с современным прочтением классики. Причина куда банальнее — плохой перевод с грузинского.

Несмотря на богатый опыт проведения спектаклей на языке оригинала с переводом у алматинского театра им. Мухтара Ауэзова, первые гастроли театра Шота Руставели на его сцене не обошлись без сюрпризов.

Во-первых, перед спектаклем образовалась большая очередь за наушниками. Их выдавали зрителям под удостоверения, которые были не у всех, поэтому в ход пошли карточки «Онай», а также ценные вещи. Денег мужчина, стоявший на раздаче, принципиально не брал. Во-вторых, из-за очереди и обменных конфузов действие началось на полчаса позже. В-третьих, не удалось предоставить качественный перевод. Выяснилось, что у некоторых — таковых набралось приличное количество — выменянная не без усилий аппаратура не работала. А кого-то не устроило качество перевода: спектакль на русский язык переводила грузинская переводчица. Публика стала жаловаться. Проблему решили так: какой-то мужчина, видимо, из администрации театра, стал требовать, чтобы переводчица говорила громче. Беседа происходила в кабинке переводчицы, и реплики были слышны в наушниках. А поскольку заходил он туда не один раз, то совсем сбил даму с толку, она окончательно приуныла и почти перестала переводить. В заключительной сцене суда Будды звук вообще отключили. Зрители, переставшие понимать смысл происходящего, стали переговариваться и выходить из зала.

Обсуждение в социальных сетях незапланированного «эксперимента» по усекновению смыслов поставило вопрос: а нужен ли текст театру, а главное — нужен ли он зрителю? Произошедшее подтвердило: текст выступает несущим каркасом как брехтовского театра, так и наследующей его традиции драматургии Роберта Стуруа. Кстати, театр Ауэзова вскоре собирается на гастроли в Тбилиси. Будем надеяться, что наших артистов не постигнет участь их грузинских коллег — быть непонятыми из-за трудностей перевода.

Статьи по теме:
Тема недели

Преемникам здесь не место

Операция «Преемник» в Кыргызстане провалилась, но благодаря этому политическая система страны может обрести большую устойчивость

Политика

Без права на протест

Власть не готова расширить право на мирные собрания, а граждане не видят в мирных собраниях действенный инструмент коммуникации и давления

Международный бизнес

Отдать швартовы

Мировая круизная индустрия стабильно растет

Казахстанский бизнес

Подсолили спрос

Новый производитель пищевой и технической соли из Жамбылской области нацелен на 40% казахстанского рынка