Искусство быть понятым

Важные культурные события Алматы остаются незамеченными широкой аудиторией из-за отсутствия рекламы либо сильно проигрывают по причине плохой организации

Искусство быть понятым

Гастроли грузинского театра им. Шота Руставели, который приехал в Алматы впервые со спектаклем «Узаконенное беззаконие», — значимое событие для южной столицы. Гастроли приурочены к 20‑летию столицы Астаны и 80‑летию выдающегося режиссера Роберта Стуруа. «Гамлет» в его постановке на сцене Riverside Studios (Лондон) в 1992 году был внесен международным Шекспировским обществом в число десяти лучших мировых постановок этой пьесы за 50 лет. Спектакль «Узаконенное беззаконие» по пьесе Бертольта Брехта кроме Алматы показали в Астане в рамках Международного фестиваля театров.

Это не первый визит грузинского театра в Казахстан. В прошлом году он также участвовал в астанинском фестивале, который обещает быть ежегодным. На пресс-конференции накануне спектакля режиссер Роберт Стуруа предупредил, что изменил концовку пьесы. Как именно — стало понятно во время просмотра спектакля: эпилог прозрачно намекал на отделение Каталонии от Испании. Режиссер изменил и оригинальное название пьесы Брехта — «Исключение и правило». Но главную ее идею Роберт Стуруа сохранил и развил в рамках современной политической ситуации, вызванной кризисом потребительской морали и борьбой за энергетические и человеческие ресурсы. Впечатлили и игра актеров, и мизансцены, и сценография, а главное — сама пьеса, хотя режиссер и внес в нее изрядные изменения.

Спектакль «Узаконенное беззаконие» вошел, по оценке грузинских критиков, в пятерку лучших постановок 2016 года. В пятерке лучших актеров и исполнитель роли Лангмана, Звиад Папуашвили. Композитор Гия Канчели специально написал к пьесе песни по подобию принятых в традиции театра Брехта зонгов. Но, кроме оригинальной музыки, там звучат произведения Верди, Моцарта, Листа и Beatles. Любимый жанр режиссера — трагифарс. Способ говорить в шутку о серьезном и трагическом бьет в самую цель. Цинично посмеяться над обманутым и слабым, обогатиться за счет нищего, перевернуть все с ног на голову, извратить справедливость — кажется, нет ничего, что не может стать поводом для развлечения. Зло не просто торжествует, а превращается в норму и образ жизни. А это значит, что добро тоже перестает быть идеалом и путеводной звездой. Строчка зонга «Он спас его потому, что он нужен» звучит рефреном и оказывается лейтмотивом не только спектакля, но современного все пронизывающего прагматизма, ставящего жирную точку на гуманизме.

К сожалению, для многих зрителей смысл происходящего на сцене так и остался загадкой, и не потому что постановка была слишком сложной для понимания, как это часто бывает с современным прочтением классики. Причина куда банальнее — плохой перевод с грузинского.

Несмотря на богатый опыт проведения спектаклей на языке оригинала с переводом у алматинского театра им. Мухтара Ауэзова, первые гастроли театра Шота Руставели на его сцене не обошлись без сюрпризов.

Во-первых, перед спектаклем образовалась большая очередь за наушниками. Их выдавали зрителям под удостоверения, которые были не у всех, поэтому в ход пошли карточки «Онай», а также ценные вещи. Денег мужчина, стоявший на раздаче, принципиально не брал. Во-вторых, из-за очереди и обменных конфузов действие началось на полчаса позже. В-третьих, не удалось предоставить качественный перевод. Выяснилось, что у некоторых — таковых набралось приличное количество — выменянная не без усилий аппаратура не работала. А кого-то не устроило качество перевода: спектакль на русский язык переводила грузинская переводчица. Публика стала жаловаться. Проблему решили так: какой-то мужчина, видимо, из администрации театра, стал требовать, чтобы переводчица говорила громче. Беседа происходила в кабинке переводчицы, и реплики были слышны в наушниках. А поскольку заходил он туда не один раз, то совсем сбил даму с толку, она окончательно приуныла и почти перестала переводить. В заключительной сцене суда Будды звук вообще отключили. Зрители, переставшие понимать смысл происходящего, стали переговариваться и выходить из зала.

Обсуждение в социальных сетях незапланированного «эксперимента» по усекновению смыслов поставило вопрос: а нужен ли текст театру, а главное — нужен ли он зрителю? Произошедшее подтвердило: текст выступает несущим каркасом как брехтовского театра, так и наследующей его традиции драматургии Роберта Стуруа. Кстати, театр Ауэзова вскоре собирается на гастроли в Тбилиси. Будем надеяться, что наших артистов не постигнет участь их грузинских коллег — быть непонятыми из-за трудностей перевода.

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках