Транзиты бывают разные

Редакционная статья

Транзиты бывают разные

Казахстан отличается от других постсоветских стран главным образом стабильностью верховной власти. Если во многих бывших республиках за почти тридцатилетнюю историю их независимости главы государств менялись, и не раз, в РК пока опыта передачи власти нет. Вообще публично обсуждать эту тему среди казахстанских экспертов и публицистов считается моветоном. Хотя, надо сказать, табу было снято еще пять лет назад, когда вышла книга «Казахстан после». Впервые широкой публике были предложены возможные сценарии транзита власти. Важная деталь — автор предпочел не раскрывать свое имя и подписался псевдонимом. Прошло три года, и коллектив авторов, среди которых часто цитируемые местными СМИ казахстанские политологи, опубликовал небольшой труд «Сумеречная зона или ловушки переходного периода». Если не считать редких статей и интервью на эту тему, то, собственно, на этих двух трудах список заканчивается. Маловато для страны, где вопрос транзита власти беспокоит многих, начиная от домохозяек, таксистов, клерков до представителей среднего класса и чиновников всех рангов, а также олигархов. Последние две категории — особенно.

Поскольку у нас высокая персонификация власти, связанная с тем, что сама политическая система создавалась, а ее институты настраивались под конкретную персону, то и разговоры обывателей о транзите сводятся к вопросу, кто станет следующим президентом. Такая артикуляция примитизирует проблему: если к власти придет человек, настроенный на дальнейшую модернизацию страны по современным лекалам, то, мол, нас ждет светлое будущее. Если же нет, то, как минимум, сохранится статус-кво, как максимум, мы перейдем в разряд несостоявшихся государств. Бесспорно, личность следующего президента важна, имеет большое значение его политическая идеология; критично то, какой экономической модели он придерживается. Но, как показала смена власти в Узбекистане, а потом и последние президентские выборы в Кыргызстане, консенсус элитных групп в центральноазиатских государствах играет ключевую роль для спокойной передачи власти.

Узбекский сценарий. После смерти первого президента РУ Ислама Каримова к власти пришел Шавкат Мирзиёев. По-видимому, внтуриэлитный консенсус по его кандидатуре позволил нейтрализовать спикера сената Нигматиллу Юлдашева, который по Конституции РУ должен был принять исполнение обязанностей главы государства. Сейчас г-н Мирзиёев проводит реформы, которые некоторые оптимистично настроенные наблюдатели поспешили назвать либеральными. Среди них отмена валютных ограничений, упрощение условий для бизнеса, реорганизация налоговых органов, ослабление позиций силовиков, запуск виртуальной приемной для обратной связи с населением. Совсем недавно в Узбекистане объявлен запрет на налоговые проверки, а свыше тысячи сотрудников, которые призваны бороться с коррупцией, просто уволены. Словом, узбекский президент этими реформами получает поддержку населения, предпринимателей средней руки, то есть укрепляет свои позиции.

Кыргызский сценарий. Еще будучи президентом КР, Алмазбек Атамбаев любил порассуждать о демократии, обещая, что «никакой операции “Преемник” не будет». Однако то, как пришел к власти Сооронбай Жээнбеков (не только партийный соратник г-на Атамбаева — его считали преданным другом бывшего президента, который на правах старшего называл того «младшим братом»), указывает, что транзит шел по модели, разработанной верхушкой госуправления. Первая часть операции «Преемник» с занятием президентского поста Жээнбековым прошла успешно. Но друзья… поссорились, и вторая часть операции «Преемник», целью которой было продолжение политической карьеры Атамбаева в ином качестве, провалилась.

Что стало причиной конфликта? Возможно, экспрессивность бывшего президента, который, как говорят, просто перегнул палку. Может быть, действующий глава Кыргызстана не стал мириться с отведенной ему ролью второго плана. Но не исключается другой вариант: элитные группы оказались недовольными тандемом, когда непонятно, за кем последнее слово. И спровоцировали конфликт между президентами.

Способны казахстанские элиты договориться между собой в транзитный период? Если да, то по каким проблемам? И какие они не готовы обсуждать? Собственно, от ответа на эти вопросы, зависит то, как пройдет транзит власти у нас.

Читайте тему номера: Преемникам здесь не место
Статьи по теме:
Тема недели

Шымкентская история «X»

На Шымкент и Юг Казахстана оказывает экономическое влияние город Ташкент. От того, как мы его используем, зависит то, будет ли развиваться Шымкент, или превратится в периферию узбекской столицы

Тема недели

Признаки жизни казахстанской экономики

Рост доходов казахстанских компаний в 2017 году в немалой степени был связан с улучшением внешнеэкономической конъюнктуры, но можно говорить лишь о некотором оживлении в экономике, которая только-только оправляется от кризиса

Культура

Герои из соседнего двора

В театре-студии «Дом культуры» состоялась презентация новой книги казахстанского писателя Лили Калаус «Зов Солнца»

Казахстанский бизнес

Сложный шкурный вопрос

Кожевенная промышленность испытывает острый дефицит сырья. Причина — в большой доле нелегального вывоза шкур КРС. Предлагаемый запрет легального экспорта не решит проблемы, нужен более системный и рыночный подход