Преемникам здесь не место

Операция «Преемник» в Кыргызстане провалилась, но благодаря этому политическая система страны может обрести большую устойчивость

Преемникам здесь не место

Конфликт между действующим президентом Сооронбаем Жээнбековым и бывшим главой государства Алмазбеком Атамбаевым — центральная тема внутриполитической жизни Кыргызстана. От того, как будет происходить и чем завершится это противостояние, зависит многое в кыргызской политике. Провластные и оппозиционные силы, кажется, нащупали оптимальную для страны модель сдержек и противовесов. Вокруг действующего президента, не сосредотачивающего ресурсы вокруг своей семьи и не репрессирующего политических конкурентов, сложился консенсус элит. К тому же пятый президент КР пользуется огромным доверием населения.

Кыргызский сценарий

Преемственность власти как набор механизмов передачи рычагов управления политическим единомышленникам существует во многих странах. Но проблема не в преемственности, а в уровне реальной политической конкуренции, поле которой в Кыргызстане все еще остается узким. События марта 2005 года и апреля 2010 года показали, что, чем уже политическое поле, тем быстрее нарастает напряжение между всеми ключевыми фигурами большой политической игры. Если мартовские события 2005‑го прошли практически бескровно, то в апреле 2010 года произошло вооруженное противостояние с кровопролитием и человеческими жертвами. Поэтому перед четвертым президентом КР Алмазбеком Атамбаевым (2011–2017) стояли две задачи: расширить политическое поле страны и при этом установить контроль за разношерстными политическими актерами — от ультранационалистов до либералов, — чьи действия могли бы способствовать трансформации политических кризисов в экономическую несостоятельность страны.

KNEWS.KG

Президентские выборы 2017 года показали, что данная задача решена успешно. Однако перегруппировка политиков разного ранга вокруг того или иного кандидата в президенты в период выборов показывает, что политическое поле Кыргызстана все еще остается неустойчивым. Устойчивость определяется личными предпочтениями политиков. Поэтому от поддержки местными элитами кандидата в президенты зависел исход президентской кампании 2017 года.

В чем заключается феномен президента Жээнбекова? Он уже сломал несколько стереотипов — не стал послушным преемником или марионеткой в руках закулисных «кукловодов», не стал вмешиваться в противоборство политических группировок, не стал продолжать конфронтацию с руководством Казахстана, пошел на сближение с соседними странами, отказался от воинственной риторики по отношению к своим политическим оппонентам и внешнеполитическим партнерам.

Жээнбеков оказался той фигурой, которую поддержали как сторонники, так и оппоненты Атамбаева. Модель «северянин — южанин» оказалась искусственной конструкцией, на первый план вышла система распознавания «свой — чужой». На победу Жээнбекова работали политики, бизнесмены и активисты из всех областей Кыргызстана, вне зависимости от своих симпатий или антипатий к тогдашнему президенту Атамбаеву. И это притом что ближайшие конкуренты Жээнбекова обладали большими финансовыми и человеческими ресурсами, поэтому выборы пятого президента Кыргызстана сопровождались беспрецедентными по своим размахам, масштабам и скандалам предвыборными кампаниями основных кандидатов в президенты.

Так почему люди поддержали Жээнбекова? Почему избиратели, голосующие из «протестных» соображений, отдали свои голоса ему, а не его конкурентам? Почему из номинантов главенствующей Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК) единым кандидатом партии был избран он, а не кто-то другой? Ответы на эти и другие подобные вопросы не подлежат простому и однозначному объяснению. Внешние факторы не стали единственными определяющими параметрами победы Жээнбекова. В качестве ключевых из них выделяют: тандем «северянин — южанин»; верующий; вместе с Атамбаевым стоял у истоков создания СДПК; в 2010 году выступил на стороне временного правительства КР; не замешан в коррупционных схемах.

Однако все это не объясняет, почему влиятельные на местах люди решили не просто поддержать Жээнбекова, но и продвигать его на должность президента страны. При этом именно поддержка на местах обеспечила ему победу уже в первом туре президентских выборов.

Если до 2010 года гарантами победы на выборах были директора школ, то к 2017 году ситуация изменилась. Ни один политический клан или группировка в Кыргызстане не являются самодостаточными, обладающими силами, ресурсами и влиянием, чтобы самостоятельно обеспечить победу своему кандидату в президентской гонке. Но они объединились под знаменами Жээнбекова и обеспечили ему победу. Его поддержали как действующие представители власти, так и опальные политики, ранее отстраненные от своих постов.

Это феномен в кыргызской политике, и в его основе лежит многослойное наложение политических и экономических интересов вне привязки к родословной или происхождению политика.

Происхождение политика или бизнесмена остается важным, но не основным элементом системы «свой — чужой» в кыргызской политике. Интерес к родословной обусловлен стремлением выявить степень родства политика или бизнесмена по отношению к интересующемуся. На первый план выходят политические интересы. Здесь есть еще одна особенность. Будь это Жээнбеков или другой политик; женщина; ставленник местных или иностранных политических элит, — на них автоматически не переносится рейтинг действующего президента Атамбаева или СДПК. При этом в день утверждения кандидатом в президенты на съезде СДПК рейтинг Жээнбекова был выше, чем рейтинг самой СДПК, а ко дню выборов стал выше наиболее узнаваемых и популярных политиков Кыргызстана.

Благодаря сложению всех факторов оказалось, что организованная планомерная передача власти в рамках политической системы, отличной от североамериканской и европейской, не только возможна, но и является одним из важнейших элементов ее стабильности. Операция «Преемник», когда человека «назначают» продолжателем политики уходящего главы, такой уверенности не гарантирует.

«Холодная война»

24 ноября 2017 года состоялась инаугурация пятого президента Кыргызской Республики. В своей инаугурационной речи и первыми назначениями президент Сооронбай Жээнбеков подтвердил готовность работать с командой экс-президента Атамбаева. Были подтверждены полномочия премьер-министра Сапара Исакова (предыдущая должность — руководитель аппарата президента Атамбаева), Фарида Ниязова, который был назначен руководителем аппарата президента Жээнбекова (ранее — руководитель избирательного штаба Жээнбекова, советник, руководитель аппарата президента Атамбаева). Другие атамбаевские кадры также оставались на своих должностях.

Гром грянул, откуда не ждали. Молодой премьер Исаков, сменивший на этом посту Жээнбекова 26 августа 2017 года, начал отдавать странные и порой алогичные распоряжения. Он сменил руководителей ведомств, назначенных Жээнбековым в бытность им главой правительства. Потом распорядился не менять в кабинетах до 1 января 2018 года портреты экс-президента на портреты вновь избранного президента. Новый премьер назначил председателем Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями Болота Суюмбаева спустя неделю после его освобождения президентом Жээнбековым от должности заместителя председателя Государственного комитета национальной безопасности.

Выступления Жээнбекова тоже не укладывались в логику операции «Преемник». В феврале 2018 года Жээнбеков провел первое заседание Совета безопасности в качестве главы государства, на котором оценил деятельность правоохранительных органов и прокуроров как неэффективную. По мнению президента, суды, прокуратура, финансовая полиция, спецслужбы и органы внутренних дел «неполноценно» выполняют свои функции и «погрязли в коррупции». В ответ на это Атамбаев предположил, что Жээнбекову «подсунули не ту речь». Весной 2018 года была запущена идея о необходимости сложения депутатского мандата Асылбеком Жээнбековым, брата президента.

28 марта действующий и бывший президенты Кыргызстана встречались и более четырех часов в напряженной, по-видимому, обстановке обсуждали ситуацию. Два дня спустя, 31 марта, состоялся съезд СДПК, на котором было избрано новое руководство партии. В его работе приняли участие экс-президент Атамбаев, мэр Бишкека Албек Ибраимов, депутат и глава фракции СДПК в парламенте Кыргызстана Иса Омуркулов, а также другие видные члены СДПК. Однако на это значимое событие не были приглашены президент Жээнбеков и его брат Асылбек — члены СДПК с большим стажем.

На пресс-конференции по итогам съезда экс-президент Атамбаев заявил: «Возвращаюсь, не хочу, чтобы вернулись темные времена». Большинство обозревателей полагают, что этот день стал днем объявления «холодной войны» действующему президенту страны.

Самостоятельность Жээнбекова проявилась и в кадровой политике. Он начал возвращать на госслужбу профессионалов, уволенных на революционной волне. Новый президент, вопреки ожиданиям, не продвигает «южных»: количество назначенцев из северных и южных областей является примерно одинаковым.

Ответ Атамбаева

Экс-президент Атамбаев неоднократно заявлял, что не намерен занимать какую-либо должность после сложения полномочий президента. Тем не менее референдум о Конституции КР, состоявшийся в 2016 году, вызвал массу подозрений о «хитроумных» новшествах, призванных закрепить власть Атамбаева или предоставить ему статус народного лидера. Но таких новшеств обнаружено не было, а дальнейшее развитие событий подтвердило, что Атамбаев не собирался занимать какие-либо должности. Был один нюанс, свидетельствующий о каких-то договоренностях: команда Атамбаева практически в полном составе оставалась на своих постах. Однако это те же люди, с которыми ранее работал Жээнбеков в аппарате президента и правительстве.

Можно предположить, что между чиновниками началась борьба за влияние на президента Жээнбекова и экс-президента Атамбаева, которая в конце концов испортила отношения между действующим и бывшим президентами. Люди не справились с ролью «моста» между двумя сильными личностями и были вынуждены покинуть кабинеты власти. Образовался вакуум в информационном канале между Жээнбековым и Атамбаевым.

В марте после съезда СДПГ экс-президент Атамбаев заявил, что возвращается в политику, его цель — «не допустить возвращения темных времен — семейно-клановой системы правления». Но и Жээнбеков подтвердил, что не допустит возврата такой системы и не пощадит своих родственников, если они окажутся замешанными в уголовно наказуемых делах. Возврат Атамбаева в политику оказался лишенным смысла.

ARTCHIVE.RU

Задача защиты бизнеса тоже не стоит. Основные активы богатых кыргызстанцев находятся за пределами страны. Бизнес у Атамбаева и у его сторонников никто не отбирает. Если в СМИ появляется информация об отъеме бизнеса у какого-то политика или бизнесмена, то впоследствии оказывается, что этот человек сам в свое время отобрал его или заполучил незаконными методами. Поэтому сожаления или сочувствия такие люди не вызывают. Пока еще не привлеченные к ответственности коррупционеры на свой страх и риск «работают» по старинке. Их «крыши» уже «протекают» (уволены, сидят или ждут своей очереди), и это, пожалуй, главное достижение Жээнбекова за полгода пребывания на президентском посту.

Операция «Преемник» сложная и не всегда дает желаемый для разработчиков результат. С 2016 года Атамбаев будучи президентом страны неоднократно заявлял: «Преемника не будет». В качестве главной задачи он ставил мирную передачу власти. Так и произошло.

Президента Жээнбекова можно считать преемником экс-президента Атамбаева как продолжателя курса на мирное развитие Кыргызстана, но он не стал преемником с точки зрения использования сложившейся практики управления и тактик действий как во внутриполитической жизни страны, так и на внешнеполитической арене

При этом президент Жээнбеков и его команда не имеют отношения к действиям оппозиции.

Приступая к подготовке политического поля Кыргызстана к парламентским выборам 2020 года и президентским выборам 2023 года, сторонники Атамбаева находятся в некоторой растерянности: президент Жээнбеков не позволяет себе никаких выпадов против кого бы то ни было. Он не вступает в обмен ударами, сохраняет хладнокровие и продолжает выполнять функции главы государства.

Чем Жээнбеков лучше?

Сооронбай Жээнбеков понимает, что за все действия на посту президента ответственность будет нести он. Вне зависимости от того, кто посоветовал решение — брат, сват, друг и так далее, президент несет всю полноту ответственности за озвученное им решение. Это еще одна новая тенденция в Кыргызстане: первые два президента всячески избегали ответственности. Конституции тех лет были «заточены» так, что президент обладал практически неограниченными полномочиями, но не нес никакой ответственности за свои решения и поступки. И дело не в возможности наказания, а в ограничениях срока президентства — следующие выборы состоятся в 2023 году и действующий президент не имеет права баллотироваться на второй срок.

Ресурс революционных и авторитарных реформ исчерпан. Власти стремятся договориться со всеми, кто в состоянии договариваться. Поэтому говорить о том, что начнется передел бизнеса, финансовых и иных активов, не приходится. Бизнесмены понимают ситуацию в стране, многие сами обладают влиянием на центральном и местном уровнях и в качестве первоочередной задачи ставят сохранение и приумножение своего бизнеса. Как говорится, чужое не возьмут, но и свое не отдадут. Можно констатировать, что бизнес-интересы преобладают над политическими амбициями. Желающих стать «пехотинцами» политических баталий становится все меньше, а власти нет смысла множить ряды своих оппонентов. Ну а без поддержки бизнесменов сложно выиграть выборы.

После заявления Атамбаева о возвращении в политику в Кыргызстане сложилась уникальная ситуация: оппозиции к президенту Жээнбекову не существует, а вот ряды противников экс-президента растут

Есть еще одно обстоятельство — срок президентства ограничен шестью годами, а кампания по переделу собственности займет не менее 2–3 лет и будет сопровождаться скандалами. В итоге захваченным имуществом можно будет пользоваться максимум полтора-два года, и после потраченных денег и времени новая власть может начать очередной передел. Причем бывшие владельцы постараются максимально усложнить жизнь «захватчикам». Другое дело, если бизнес был построен с нарушением законов страны. Такой бизнес всегда будет предметом передела, и на поддержку таким предпринимателям не приходится рассчитывать.

Нынешняя ситуация в Кыргызстане отличается от прошлых тем, что прежние президенты Аскар Акаев и Курманбек Бакиев вместе со своими родственниками активно вмешивались во внутриполитическую жизнь страны и продвигали своих протеже во власть, при этом нейтрализуя своих оппонентов. Президент Жээнбеков и его родственники подобными делами не занимаются.

Весы истории или предпочтения граждан

Если сравнивать политическое влияние бывшего и действующего президентов, то Жээнбеков завоевал больший авторитет и влияние среди политической элиты и стал более популярным среди населения, чем какой-либо политик Кыргызстана. Граждане страны устали от революционных лозунгов, они ждут результатов, которые можно пощупать и увидеть. Поэтому немногословный президент Жээнбеков, ставящий конкретные задачи и требующий зримого результата, набирает популярность среди граждан страны.

KNEWS.KG

Ситуация в Кыргызстане не имеет аналогов. Уголовные дела, возбужденные во времена Атамбаева в отношении депутатов Жогорку Кенеша, общественных и политических деятелей, привели к сужению возможностей создания коалиции против Жээнбекова. Наоборот, политики — и действующие, и осужденные (около 40 человек), и уже освободившиеся (около 50 человек) — сами объединяются против Атамбаева: не против партии, не против группы или клана, а именно против человека и политика. Есть понимание, что применение силы приведет к ответным силовым действиям, а в рамках закона — увеличивается вероятность не только сохранения, но и приумножения своих политических дивидендов.

Конечно, существует не раз успешно апробированный в Кыргызстане боезапас — устроить митинги с перекрытием дорог. Но этот набор инструментов скорее эффективен для достижения таких целей, как привлечение внимания или оказание давления.

Сегодня ни одна группа интересов не ставит своей целью выступить против президента Жээнбекова. Даже заявление Атамбаева «не допустить возврата темных времен» относится к задачам по усилению политического контроля над возможным усилением полномочий президента и возможными злоупотреблениями властью. Поэтому эффективность подобных методов будет нулевой. Остается один метод — организация выступлений в СМИ и социальных сетях вокруг резонансных событий, касающихся участников политического процесса. Однако и его эффективность крайне ограничена.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

* Руководитель аналитического центра Кыргызского государственного университета им. И. Арабаева, политолог.

Читайте редакционную статью: Транзиты бывают разные

Факторы стабилизации

Традиция создания тандема руководителей из выходцев разных регионов имеет свои корни в советском прошлом. Считается, что это ключевой элемент обеспечения баланса интересов региональных элит. Это спорная теория, так как современные кыргызы имеют родственников во всех регионах страны. Также клановая система Кыргызстана не является классическим объединением кровных родственников.

Президент Сооронбай Жээнбеков происходит из рода адыгене, распространенного как на севере, так и на юге страны. В народе считается, что адыгене имеют хороший управленческий опыт.

Есть еще одно обстоятельство: основной движущей силой политических процессов являются политики, имеющие авторитет на местном уровне.

Сейчас ни одна группировка не обладает влиянием на всех жителей в масштабах всей страны. Объединившись с другими группами, такое влияние можно сконструировать, что и было сделано депутатом и братом президента Асылбеком Жээнбековым, пользующимся уважением и благосклонностью у среднего звена влиятельных людей. Именно они сыграли ключевую роль в консолидации избирателей в поддержку Жээнбекова. Они же контролируют основные финансовые потоки. Одновременно с этим непонятные действия некоторых членов команды Атамбаева привели к тому, что эта группа перестала поддерживать проводимую ими политику в отношении Жээнбекова.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так