Доллар в рамках

Новое валютное законодательство продолжает политику дедолларизации

В начале мая нижняя палата парламента одобрила и направила в сенат важнейший для финансовой системы Казахстана законопроект «О валютном регулировании и валютном контроле». 4 июля президент РК подписал закон, но в действие он вступит только 1 июля 2019 года.

Инициировал и разработал законопроект Национальный банк еще в прошлом году. Необходимость в новом валютном законодательстве или, как говорят в НБК, в новой редакции закона, авторы объясняют произошедшими в последнее время изменениями. Это прежде всего вступление республики в ВТО в 2015 году, создание Международного финансового центра в Астане (МФЦА), а также МЦПС «Хоргос». Еще одна причина — несоответствие в трактовке статуса нерезидентов в налоговом и валютном законодательствах. Третья, чисто техническая, но не менее важная причина — улучшение мониторинга валютных потоков и более точное формирование платежного баланса. Действующий закон был принят в 2005 году, последние изменения в документ внесены в 2017‑м, тем не менее он нуждался в более глубокой переработке.

Новая денежно-кредитная политика (ДКП) финрегулятора — переход от таргетирования обменного курса национальной валюты к инфляционному таргетированию, а также усилия по дедолларизации экономики способствовали изменениям в ментальности казахстанцев. При всем уважении к доллару цены на недвижимость и другие дорогие покупки уже выражаются в тенге.

Отметим, что в законе нет запрета на покупку-продажу иностранной валюты физическими лицами или открытие валютных депозитов в банках, а также на выплату работникам заработной платы в инвалюте представительствами и филиалами иностранных компаний. В целом, как отметил председатель НБК Данияр Акишев, выступая на пленарном заседании сената парламента РК, «законопроект не повлияет на простых граждан, так как либеральные принципы валютного регулирования сохранены».

Всех — в резиденты

Теперь — о ключевых нововведениях. Одно из основных — признание филиалов иностранных финансовых организаций и филиалов и представительств нефинансовых организаций резидентами РК. Как член ВТО, Казахстан обязался открыть свой рынок для филиалов иностранных банков и страховых компаний в 2020 году. До этого момента и банки, и СК должны работать на территории республики только через учреждение дочерних организаций. Получая статус резидента, филиалы иностранных банков уравнены в правах с местными фининститутами и должны будут выполнять функции агентов валютного контроля, а значит, регулярно подавать сведения о валютных операциях своих клиентов, как это делают казахстанские банки. В частности, закон обязывает уполномоченные банки уведомлять Национальный банк о платежах и (или) переводах денег клиентов по валютным операциям, сумма которых равна или превысила пороговое значение (ее размер устанавливается правилами мониторинга валютных операций).

Наиболее обсуждаемой новацией закона стало положение о наделении статусом резидентов филиалов (представительств) нефинансовых иностранных организаций, с постоянным учреждением на территории Казахстана в соответствии с Налоговым кодексом РК. Камнем преткновения стал не столько статус, сколько его последствия: запрет резидентам на проведение любых операций в инвалюте с резидентами. То есть иностранная компания согласно проекту не может, например, платить за товары и услуги казахстанскому поставщику в инвалюте. Данияр Акишев отметил, что поправки в закон позволят обеспечить равные условия ведения бизнеса для местных компаний и филиалов иностранных организаций.

Нерезидентам разрешено вести расчеты с резидентами в любой валюте — и в национальной, и в иностранной. Для ряда компаний статус нерезидента по валютному законодательству установлен соглашениями, заключенными правительством РК с иностранными организациями и вступившими в силу до введения в действие нового закона. Скорее всего, здесь имеются в виду соглашения о разделе продукции (СРП). Это главным образом компании нефтегазового сектора. Список валютных нерезидентов будет утверждаться постановлением правительства.

В прошлом году специалисты, в частности юристы, говорили о том, что законопроект ухудшает инвестиционный климат (expertonline.kz/a15147). Причина — в увеличении валютных рисков иностранных компаний.

Инвесторы готовятся к изменениям

В 2017–2018 годах на площадке рабочей группы Совета иностранных инвесторов (СИИ) по реализации инвестиционной политики проходили обсуждения законопроекта «О валютном регулировании». По словам управляющего партнера EY по Казахстану и Центральной Азии, сопредседателя (с иностранной стороны) данной рабочей группы Ерлана Досымбекова, «не удалось отстоять сохранение существующего на сегодняшний день определения “нерезидентов” в целях валютного контроля, которое включает в себя филиалы и представительства иностранных компаний, осуществляющих деятельность в Казахстане». Тем не менее в окончательном виде закон смягчил некоторые положения документа по сравнению с первоначальным вариантом. Во-первых, как говорилось выше, часть компаний сохраняет статус валютных нерезидентов. Во-вторых, будут разрешены валютные операции на территории РК между филиалами иностранных организаций. «Головные компании будут вправе свободно получать и переводить деньги по любым валютным операциям со своими филиалами и представительствами в Казахстане в соответствии с валютным законодательством. Кроме того, на операции филиалов и представительств иностранных компаний не будут распространяться требования по репатриации валюты, уведомлении об открытии счета в иностранном банке, учетной регистрации контрактов путем присвоения учетных номеров валютным договорам», — перечисляет г-н Досымбеков.

Эксперты PwC отмечают, что бизнес главным образом озабочен увеличением контроля со стороны регулятора в отношении движения капитала таких филиалов. «К примеру, добавлена норма, требующая, чтобы, помимо регулярных отчетов об операциях с резидентами и нерезидентами, филиалы или представительства иностранных нефинансовых организаций, осуществляющие деятельность в Казахстане более года, предоставляли Национальному банку Казахстана отчеты по запросу», — так комментируют нововведение в PwC. По мнению экспертов компании, увеличение контроля со стороны регулятора может негативно отразиться на инвестиционной привлекательности Казахстана. Они считают, что введение дополнительных требований выглядит излишним на фоне «общегосударственной тенденции на сокращение проверок и административного давления на бизнес».

«Иностранные компании готовятся к введению закона в действие и адаптируют свои финансовые и операционные структуры к требованиям нового закона, насколько это является возможным и целесообразным с точки зрения их групповых и внутренних политик, — отмечают в PwC. — Поскольку для многих компаний признание филиала валютным резидентом лишает смысла содержать в Казахстане филиал вместо дочернего юридического лица, ряд компаний проводит трансформацию своей бизнес-модели в Казахстане».

Ерлан Досымбеков предполагает, что «некоторые иностранные компании для снижения своих валютных рисков могут перевести исполнение прав и обязательств по существующим сделкам со своих казахстанских филиалов и представительств на головные компании или могут заключить новые сделки с казахстанскими контрагентами уже от имени головных компаний, чтобы продолжить осуществлять расчеты в иностранной валюте».

По его словам, одной из целей закона было законодательное закрепление возможности для казахстанских компаний вести расчеты с филиалами и представительствами иностранных компаний в национальной валюте, что, в свою очередь, может снизить валютные риски местных предприятий. При этом г-н Досымбеков подчеркивает, что пока сложно предсказать эффективность изменений, так как еще нет практики применения закона.

На страже капитала

Еще одна задача, которую призван решить проект, — усилить контроль за трансграничными перетоками капитала. В концепции к законопроекту отмечалось, что «финансовые и банковские кризисы последних лет способствуют усилению риска оттока капитала из страны либо в ненаблюдаемую экономику». По данным банков, порядка 30% крупных приобретений валюты (свыше 10 млрд тенге в эквиваленте) связаны не с исполнением международных обязательств, а с переводом денег на собственные счета в зарубежных банках или с целью оказания безвозмездной помощи.

Валютное законодательство, и прежнее, и новое, требует возврата в страну (репатриацию) национальной и иностранной валюты по экспортно-импортным сделкам в сроки, которые устанавливаются исходя из условий внешнеторгового контракта. В концепции отмечалось, что «имеются случаи либо многократного продления сроков репатриации, либо установления в контрактах сроков репатриации, продолжительность которых не оправдана в контексте экономической целесообразности. Необоснованное затягивание сроков возврата в страну денежных средств по внешнеторговым контрактам позволяет рассматривать операции, проводимые в рамках таких контрактов, как подозрительные, имеющие признаки вывода капитала из страны». К сомнительным сделкам можно отнести также беспроцентные займы, выданные нерезидентам, а также займы, предоставленные на срок свыше 10 лет. Есть данные о том, что резиденты погашают привлеченные от нерезидентов займы, при этом деньги изначально не поступали в Казахстан.

Для лучшего мониторинга трансграничных операций в законе перечислены все сделки с валютой, имеющие признаки вывоза капитала из страны (ст. 21, п. 2). К ним относятся: предоставление резидентом финансового займа нерезиденту, не предусматривающего погашения путем зачисления денег на счета в Казахстане; предоставление нерезидентом финансового займа резиденту, не предусматривающего перевод денег на счета в Казахстане; предоставление резидентом беспроцентного финансового займа неаффилированному нерезиденту на срок свыше 720 дней; операции по оплате экспорта или импорта со сроком репатриации свыше 720 дней».

Для усиления противодействия выводу денег из страны НБК намерен плотно взаимодействовать с комитетом госдоходов. «Эффективный обмен информацией позволяет выявлять недостоверные сведения по одной и той же сделке, которые поступают в разные госорганы», — подчеркнул г-н Акишев.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня