Отдать швартовы

Мировая круизная индустрия стабильно растет

Казино, театр, шопинг, фитнес-центр, спа-услуги — стандартный набор современного круизного лайнера. У пассажиров 70‑х годов XX века подобного на борту не было. В значительную и сложную отрасль круизная индустрия выросла из очень узкого сегмента трансокеанских пассажирских перевозок. Своеобразная точка отсчета для круизного туризма — начало 60‑х годов прошлого века, на которые пришлись первые беспосадочные авиаперелеты между США и Европой: они повлекли за собой упадок трансатлантических перевозок. 

Путешествие через океан стало скорее проведением досуга, чем необходимостью. Последующие десятилетия — период умеренного роста индустрии: количество пассажиров круизов за 20 лет — с 1970‑го до 1990 года увеличилось от 500 тыс. человек до 3,8 млн. Но в 1990‑х этот вид туризма добрался до Европы, Азии и Океании — и с этого момента начался феноменальный рост круизной индустрии. Этот тренд в целом сохраняется уже третий десяток лет: в 2017 году круизные суда по всему миру перевезли 26,7 млн пассажиров (см. график 1).По прогнозам Международной ассоциации круизных линий (CLIA), в 2018‑м круизный турпоток увеличится до 28 млн пассажиров.

Каждому лайнеру — свой пассажир

В чем причины впечатляющего роста круизной индустрии? Похоже, что работает совокупность сразу нескольких факторов. Во-первых, рост мощностей отрасли, то есть количества круизных лайнеров, — это позволяет удовлетворить увеличивающийся спрос. В 2018 году круизные линии добавят в свой флот 13 новых судов общей вместимостью более 33 тыс. человек. С 2018‑го по 2020 год 37 круизных лайнеров будут спущены на воду, добавив еще почти 100 тыс. мест для потенциальных пассажиров. Аналитики подсчитали, что только новые корабли в 2020 году увеличат ежегодный доход круизной индустрии на 11,7 млрд долларов.

На популярность круизного туризма влияют и диверсификация судов, и маркетинговая политика. Если часть круизных линий по-прежнему позиционирует себя в люксовом сегменте, то, например, Costa и MSC — скорее дискаунтеры, у которых можно приобрести семидневный круиз по Средиземному морю за вполне демократичные 300 евро. То, что круизный туризм становится доступным — один из главных факторов поддержания позитивного тренда. В среднем современные пассажиры круизных лайнеров имеют меньший доход, чем путешествующие в круизах в 80‑х годах прошлого века.

Терминалы для приема круизных судов появляются во все большем числе портов: увеличение количества пунктов назначения позволяет круизным линиям открывать все новые маршруты, и на борту лайнеров появляется все больше услуг, которые соответствуют потребностям клиентов. Последние тренды, которые зафиксированы CLIA, — помимо расширения потребительской линейки и роста доступности круизного отдыха, ассоциация отмечает, что такое путешествие с точки зрения клиентов перестает быть просто расслабляющим отдыхом на роскошном лайнере. Туристы хотят получить максимальный опыт и впечатления в такой поездке — от культурного погружения до экстремальных приключений, и круизные линии отвечают пожеланиям клиентов соответствующими предложениями. Еще один важный момент — устойчивый туризм становится все более важным приоритетом, и компании стараются выполнить этот запрос, хоть и с учетом своих интересов. Огромные инвестиции круизных компаний идут в модернизацию систем удаления отходов судов, более эффективное использование топлива и так далее. Речные круизы и круизы на небольших судах продолжают набирать популярность, особенно среди молодых путешественников, так называемых «миллениалов». В целом поколения «миллениалов» и «Х» чаще других оценивают круизы как лучший вид отдыха по сравнению с вариантом all inclusive на суше, арендой загородного дома или жизнью в кемпинге. Эти поколения — сегодня самые лояльные пассажиры круизов. Две трети путешествующих миллениалов уверяют, что круизы — их любимый вариант отпуска, а среди «Х» таких еще больше — 71%. При этом стоит отметить, что большинство пассажиров лайнеров рассматривают круиз как хороший способ выбора места для следующего путешествия.

В значительную и сложную отрасль круизная индустрия выросла из очень узкого сегмента трансокеанских пассажирских перевозок

Что еще прогнозирует CLIA? Аналитики, изучавшие тенденции отрасли, уверены — в круизы все чаще будут ездить бабушки и дедушки в компании внуков без сопровождения родителей. Судя по статистике, уже сейчас средний возраст пассажира круиза — 47 лет — складывается преимущественно из гостей формата «стар + млад».

Кроме того, путешественники с повышенным интересом относятся к круизам в более холодные, чем традиционные, круизные места, например, норвежские фьорды, растет интерес к турам по северным европейским столицам. Среди пассажиров круизов все больше поклонников ЗОЖ — именно для них на борту появились семинары по здоровому питанию и фитнес-программы. Ну и, конечно, еще один тренд — гаджеты, то есть бортовые технологии, позволяющие туристу со смартфоном улучшить свой опыт путешествия. Например, приложение с мессенджером, который работает на борту вне зависимости от того, есть доступная мобильная связь или нет.

Портовый сбор

Усредненный пассажир круизного лайнера приносит доход чуть менее 1,8 тыс. долларов, но при этом и расходы на одного пассажира довольно высоки, так что средняя прибыль с клиента составляет немногим более 200 долларов — это данные двухлетней давности, и вряд ли расклад радикально изменился за прошедшее время. На берегу средние расходы одного пассажира — около 100 долларов, средние расходы одного члена экипажа (а их на больших круизных лайнерах сотни) приближаются к 70 долларам. Что огорчает жителей городов, где причаливают круизные лайнеры, так это то, что круизный туризм предоставляет мало реальных рабочих мест и возможностей для бизнеса для местного населения. Ночуют туристы на корабле, а не в гостинице, и их расходы примерно за пять часов, проведенных на берегу, не столь значительны по сравнению с теми, кто приехал хотя бы на пару-тройку дней. Анализ реального экономического влияния круизных судов на локальную экономику особенно важен для тех стран и городов, где еще нет причала для огромного лайнера, поскольку стоимость строительства такой док-станции оценивается в миллионы долларов.

По итогам 2017 года почти половина мирового круизного рынка пришлась на пассажиров из Северной Америки, то есть США и Канады — 49%. На пассажиров из Европы — 26%, клиенты из Австралии и Тихоокеанского региона занимают 5,4% всего рынка по числу круизных туристов. Пассажиры из Южной и Центральной Америки — 3,2%, представители Африки — 1,6%.

Высокие барьеры входа на рынок, к которым в том числе относятся требования к капиталу, увеличение экономики масштаба, привели к серии слияний и поглощений на рынке. Сейчас в индустрии доминируют две основные круизные корпорации (см. график 2). По итогам 2017 года Carnival Corporation со 106 лайнерами занимает 44% рынка, в ее состав входят 10 брендов круизных линий, в том числе Carnival, Costa, Princess и AIDA. На Royal Caribbean Cruises приходится почти 24% рынка, у них 50 кораблей и 6 брендов, в том числе Royal Caribbean, Celebrity и TUI.

Все больше людей считают, что круиз — отличный вариант для отпуска. Отрасли есть куда расти: пока круизные суда во всем мире, полностью заполненные пассажирами в течение года, не дотягивают по количеству гостей до общего ежегодного числа посетителей Лас-Вегаса. Но две трети уже есть.

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках