Спорное вещание

Провайдеры прогнозируют: направленные против них иски о нарушении авторских прав приведут к сокращению легального контента

Спорное вещание

«Хаос с элементами рэкета» — такую характеристику ситуации в сфере авторских прав в Казахстане на прошлой неделе дали участники круглого стола «Контент телеканалов: угрозы для рынка провайдеров в свете формирования спорной судебной практики». Причиной активного обсуждения стало судебное решение, обязывающее телеком-оператора Кселл выплатить 670 млн тенге ТОО DL Construction за нарушение авторских прав. По мнению истца, Кселл должен заплатить за то, что телеканал Muzlife, входящий в один из пакетов Mobi TV, транслировал в течение 18 дней 49 клипов, правами на которые владеет DL Construction (представляет на территории Казахстана группу компаний Warner Music Russia).

Показывает Mobi TV

Линейку сервисов Mobi Кселл запустил в феврале 2016 года. Телеком-оператор тогда сразу заявил: одна из основных задач нового продукта — предоставить пользователю легальный контент — ТВ, книги, музыку. Естественно, речь шла не только об удобстве и комфорте для пользователя, которому предложили платить за качественный контент, но и о расширении спектра услуг: сотовые операторы продолжают искать новые источники дохода. Непосредственно Mobi TV — это совместный продукт Кселл и ТОО Terraline.

«Компания Terraline работает строго в соответствии с законом РК, имеет лицензию для занятия деятельностью по распространению телеканалов. Мы заключаем договоры с телекомпаниями, в настоящее время компания представляет порядка 150 отечественных и зарубежных телеканалов в рамках сервиса Mobi TV. Мы имеем договоры с абонентами на оказание услуги телевещания и осуществляем выплату роялти в сторону организации по управлению имущественными правами авторов на коллективной основе “КазАК” и некоммерческой организации по защите авторских и смежных прав “Аманат”. Оператор же сотовой связи является поверенным по приему платежей и организацией, предоставившей свой бренд, под которым осуществляется данная деятельность», — объясняет принцип взаимоотношений юрист Terraline Искандер Ишмухамедов. Он, как и юристы Кселл, удивлен, что поданный в отношении сотового оператора иск нашел поддержку в специализированном межрайонном экономическом суде Алматы (СМЭС).

«Нигде в мире операторы сотовой связи, операторы телерадиовещания не получают разрешения от правообладателя на ретрансляцию фильмов, видеоклипов и прочего контента, который телекомпания использовала при формировании своего канала. Мы имеем более 15 лет опыта работы в сфере телерадиовещания и впервые столкнулись с такой ситуацией, когда ответственность по очистке контента, которая лежит на телеканале, перекладывается на оператора», — утверждает г-н Ишмухамедов. Он предлагает рассмотреть цепочку «правообладатель—телеканал—оператор телерадиовещания—абонент». Выдача разрешений на использование прав на объекты интеллектуальной собственности происходит в звене «правообладатель—телеканал». Только здесь находится область использования интеллектуальной собственности. «На этом этапе работа с данным контентом исчерпывается. В последующем, когда телеканал сформирует свой собственный контент, он в отношении него заключает договор с оператором телерадиовещания. Оператор телерадиовещания является всего лишь информационным посредником, который распространяет сигнал канала, доводит его до конечного потребителя, до абонента. Деятельность телеканала заключается в том, чтобы создать некий продукт и довести его до конечного потребителя, а мы выступаем в этом случае всего лишь технической средой по передаче данных. При этом нами не вносятся какие-либо изменения в содержание контента, мы его никоим образом не формируем и не знаем фактическое его содержание вообще», — объясняет юрист компании Terraline.

Истец же считает, что «платить должен тот, кто использует». «Ретрансляция — это тоже использование. Источник, откуда взяли наш продукт, может быть любой», — цитрует портал Informburo. kz заместителя генерального директора по вопросам бизнеса и внешним связям группы компаний Warner Music Russia Ольгу Ким.

Есть закон

СМЭС Алматы согласился с требованиями истца и присудил взыскать с Кселл за нарушение авторских прав компенсацию в пользу DL Construction в размере 670 млн тенге. Те самые 49 клипов за указанный промежуток времени были показаны более 200 раз, каждый случай трансляции был оценен в 1300 МРП, то есть более чем 3 млн тенге. Закон РК об авторском праве и смежных правах действительно предусматривает компенсацию в размере от 100 до 15 тыс. МРП в случае нарушения авторских прав. Дмитрий Братусь, юрист, специализирующийся на авторском праве, и эксперт в третейском суде ЕАЭС от Казахстана, поясняет, что у стороны, которая считает себя потерпевшей, есть право или заявить о возмещении убытков, в том числе упущенной выгоды, либо заявить о взыскании компенсации. «Так как эта компенсация взыскивается вместо убытков, то роль суда — следить зе тем, чтобы так называемый потерпевший не злоупотреблял своими правами и не наживался там, где есть четкое представление о том, какие потери он понес». Г-н Братусь предлагает обратить внимание на российский опыт: у соседей еще в 2016 году при наличии в законах аналогичных по сути норм Конституционный суд РФ вынес вердикт о критериях применения этой нормы. «Конституционный суд пришел к выводу о том, что суды не должны применять норму о компенсации в тех случаях, когда нарушение было осуществлено впервые и (или) не повлекло для потерпевшего значительных убытков и так далее. Конституционный суд отменил компенсацию? Нет, ничего подобного, просто КС обратил внимание на необходимость соблюдения критериев разумности, добросовестности и справедливости».

Обсуждать обоснованность суммы компенсации стоит продолжать в том случае, когда ответчик в целом обвинения признает. Однако Кселл с обвинением в нарушении авторских прав категорически не согласен и сейчас оспаривает судебное решение. По мнению независимых юристов, позиции Кселл с точки зрения закона крепкие и обоснованные, а вот вынесенное судебное решение вызывает массу вопросов и помимо размера компенсации. «Что меня очень удивило, в данном решении суд не затронул юридическую конструкцию информационного посредника. В мировой практике на уровне конвенционных норм данная категория закрепляется впервые в 2004 году, в казахстанской судебной практике категория информационного посредника на уровне судебной доктрины появляется в 2013 году, а как норма права в Казахстане эта категория официально закрепляется “Соглашением о сотрудничестве и партнерстве между ЕС и его государствами-членами и Республикой Казахстан”, заключенным в декабре 2015 года», — комментирует Дмитрий Братусь. Суть концепции в упрощенном виде: если посредник на рынке телекоммуникационных услуг не обрабатывал информацию, не инициировал передачу информации, не влиял на ее содержание, то он не несет ответственности за ее передачу, хранение, содержание информации и т.д. «В упомянутом судебном решении, которое, казалось бы, только в данной ситуации и выносится, ни слова об этих нормах, ни слова об этой категории, особенностях этой юридической конструкции», — удивляется специалист по авторскому праву. У юриста после ознакомления с вердиктом суда появились и другие вопросы: где в решении оценка достоверности представленных доказательств (был представлен акт со стороны истца, подписанный представителями телеканала, который подтверждает — да, клипы были показаны) и почему там нет подтверждения всех правообладателей по цепочке — вплоть до первичного. «Суды — по авторским правам, по патентным спорам — по любым спорам, связанным с интеллектуальной собственностью, обязаны проследить цепочку правообладателей», — замечает г-н Братусь, еще раз подчеркнув, что решение суда вызывает у него «серьезные вопросы».

Право влияния

На первый взгляд описанная ситуация — не более чем спор двух хозяйствующих субъектов, разве что с пикантной подробностью: в нарушении авторских прав обвинена компания, которая активно пытается привить абонентам культуру потребления легального контента. Взглянув чуть более пристально, можно обнаружить: судебная практика, которая формируется сейчас в РК в отношении провайдеров контента, будет иметь далеко идущие последствия.

Если Кселл пытается добиться максимального общественного резонанса, то решение суда полуторамесячной давности прошло в информагентствах и СМИ без особого шума. Напомним, что тогда за нарушение прав ТОО Web Content (за этой структурой, как и за DL Construction, стоит Данияр Балиев) «Алма Телекоммуникейшнс Казахстан» (торговая марка «Алма ТВ») была «приговорена» СМЭС к 2,18 млрд тенге — как раз за клипы, которые транслировали телеканалы Muzlife и Muzzone. То есть фактически отдельный правообладатель в РК сейчас легализует повторные сборы с операторов телевещания за уже оплаченный телеканалами контент (если контент телеканалами не оплачен, то логично предъявлять претензии именно к телеканалам). К Кселл подано еще две досудебных претензии на общую сумму более 5 млрд тенге, в перспективе общая сумма исков может вырасти до 40 млрд тенге. По словам директора департамента развития бизнес-рынка АО «Кселл» Вадима Лю, при положительном решении суда по всем искам к компании Кселл «в принципе будет невыгодно вести какой-либо бизнес». Он подчеркивает, что в случае оставленного в силе решения суда первой инстанции по поводу нарушения авторских прав, скорее всего, будет принято решение закрыть сервис Mobi полностью. Масштаб проблемы очевиден: раз на месте Кселл может оказаться любой казахстанский провайдер или оператор телевещания, несложно предположить, что желание работать в этой сфере у бизнеса быстро исчезнет.

«Вопросы, которые касаются авторского права и технических моментов передачи информации, должны быть более четко разделены. Например, Кселл передает еще и разговоры, несет ли оператор ответственность за их содержание? Наверное, все-таки нет, поскольку нет возможности отследить законность передаваемой информации. А тут не только авторские права, тут и нарушение прав на изображение человека и прав на персональные данные», — говорит еще один эксперт, управляющий партнер юридической фирмы «Болотов и партнеры» Юрий Болотов. Не доводить ситуацию до абсурда, а уточнить правоприменение на госуровне предлагают юристы, и не только они. «Алма ТВ» в поисках справедливости написала несколько обращений «наверх». Результатом, по информации исполнительного директора «Казахстанского медиа альянса» Виктора Кияницы, стала попытка создать рабочую группу при Минюсте, чтобы внести серьезные изменения в законодательство в сфере авторского права. Но многие участники рынка, из тех, кто ходит под угрозой исков, готовы процесс ускорить и подписаться под обращением в Верховный суд РК, чтобы тот разъяснил, кто все-таки прав, а кто не очень, пока компании не получили новые иски на миллиарды.

Статьи по теме:
Культура

Искусство быть понятым

Важные культурные события Алматы остаются незамеченными широкой аудиторией из-за отсутствия рекламы либо сильно проигрывают по причине плохой организации

Тема недели

Преемникам здесь не место

Операция «Преемник» в Кыргызстане провалилась, но благодаря этому политическая система страны может обрести большую устойчивость

Политика

Без права на протест

Власть не готова расширить право на мирные собрания, а граждане не видят в мирных собраниях действенный инструмент коммуникации и давления

Международный бизнес

Отдать швартовы

Мировая круизная индустрия стабильно растет