Стратегия на выход

Либерализация экономических отношений, возможно, поможет казахстанскому бизнесу активнее выходить на внешние рынки

Стратегия на выход

Тактика по интеграции Казахстана в глобальный рынок — то, что беспокоит казахстанское правительство все больше и больше. Мы достаточно интегрированы в международный рынок, но не настолько сильно, как хотелось бы. Сейчас роль Казахстана в международном разделении труда сводится к поставке на мировые рынки минерального сырья, металлов и зерна. На полученную валюту мы ввозим автомобили, электронику и высокотехнологичное оборудование, необходимое для проводимой в стране индустриализации. Иначе говоря, мы импортируем всю сложную продукцию, для производства которой нужны ноу-хау и высокий человеческий капитал. Казахстан, увы, пока такими производственными факторами обладает не в полной мере.

Республика в своей экономической истории, если писать ее нарратив большими мазками, прошла несколько стадий. Первая пришлась на 1990‑е, когда после развала Союза мы пытались создавать собственную экономику. Вторая стадия развития связана с ростом цен на нефть в начале нулевых, что позволило РК стать страной со средними доходами. Мировой экономический кризис и падение нефтяных котировок обострили дискуссию о качественной перестройке экономики и переходе с нынешнего вывоза сырья на диверсификацию экспорта, в первую очередь несырьевого. Пока эта стадия только начала разворачиваться: сейчас полным ходом идет обсуждение того, как это сделать.

Разными дорогами на экспорт

Есть два пути на мировой рынок. Первый, когда местный производитель встраивается в глобальную цепочку добавленной стоимости какой-нибудь мировой компании. Глава Boston Consulting Group в Казахстане Сергей Перапечка на круглом столе «Третья модернизация Казахстана. Как интегрироваться в новые рынки?», прошедшем во время Астанинского экономического форума-2018 (АЭФ-2018), подчеркнул, что не так-то просто встроиться в глобальную цепочку добавленной стоимости, поскольку пул поставщиков деталей и полуфабрикатов давно сформирован. Чтобы вытеснить из этой цепочки какого-нибудь поставщика, нужно предложить эксклюзивную продуктовую линейку по приемлемой цене.

Второй путь — казахстанская компания производит конечную продукцию, которая стала бы востребованной на внешних рынках. Но тут также существуют свои барьеры — фирма либо должна обладать ноу-хау, которое позволит ей предложить уникальный товар, либо она должна значительно снизить себестоимость своей продукции, а это достигается за счет эффекта от масштаба. Казахстан — огромная страна по территории, но маленькая по объему внутреннего рынка, поэтому достичь эффекта от масштаба крайне сложно.

Кроме субъективных ограничителей, существуют еще объективные — недостаточный объем финансовой поддержки наших экспортеров. Как указано в Национальной экспортной стратегии РК на 2018–2022 годы, отношение объема выделенных госсредств на поддержку экспорта в развитых Канаде и Германии в 2015 году составило 5,3% и 1,4%, в развивающемся Китае — 4,4%, в нефтедобывающей Норвегии — 1,1%, а в Казахстане — 0,23%. Правда, планируется довести этот показатель до 1%, что, опять же, несопоставимо с мировыми показателями.

Заместитель председателя правления Kazakh Invest Марат Биримжан, участвовавший в названном круглом столе, считает, что казахстанскому бизнесу следует идти по первому пути: встраиваться в глобальную цепочку добавленной стоимости. Поскольку, как он заявил, около 70% международной торговли осуществляется между транснациональными корпорациями, их подразделениями, действующими в разных отраслях.

Выход на новые рынки ему видится в локализации транснациональными корпорациями производства в Казахстане. «Сотрудничество с международной компанией позволит получить не только инвестиции, знания, опыт, какие-то управленческие навыки, но и доступ на новые рынки», — заявил г-н Биримжан. В качестве примера он привел международную нефтехимическую компанию Borealis, которая инвестирует в строительство проекта по производству полиэтилена в Атырауской области. «Borealis будет закупать нефтехимическую продукцию от казахстанской KLPE. Таким образом, мы получим доступ на рынки и станем более успешными, чем если бы выходили на внешние рынки в одиночку как казахстанская компания», — полагает Марат Биримжан.

Кейс на местной почве

Впрочем, существуют и другие кейсы того, как средние и небольшие казахстанские компании пробили себе дорогу на внешние рынки. Конечно же, эти кейсы в какой-то мере исключение из правил, но история их успеха требует пристального изучения.

Expert Kazakhstan писал о биотехнологической фабрике Lotus Organics, специализирующейся на выращивании микроводорослей. Предприятие отгружает всю продукцию швейцарской фармацевтической компании. Ноу-хау, которым обладает Lotus Organics, позволяет фабрике выращивать микроводоросли высокого качества и, главное, по конкурентной цене. Расходы на логистику — головная боль казахстанских предпринимателей — у компании незначительные, поскольку микроводоросли не занимают много места при транспортировке. Как удалось Lotus Organics стать поставщиком BioTeknistik? Основатель компании смог уговорить двух ученых — обладателей ноу-хау — приехать в Казахстан, предложив приемлемую для них долю в проекте и возможность воплощения своих идей.

Другой успешный кейс: швейная фабрика «АГФ Групп». Она шьет домашний текстиль для российских магазинов IKEA. Компания оказалась в числе поставщиков известного международного производителя за счет качества своей продукции (опыт и навыки для производства качественной продукции накапливались более чем 10 лет), налоговых и иных преференций, предоставляемых специальной экономической зоной в Шымкенте, и беспошлинной территории ЕАЭС.

Алматинский вентиляторный завод (АВЗ) — машиностроительная компания, выросшая из гаражного производства в ключевого поставщика вентиляторного оборудования на казахстанском рынке. Сделать это удалось благодаря конструкторскому таланту ее основателя. Качество и низкая цена позволили АВЗ сначала захватить большую долю внутреннего рынка, после чего компании поступило предложение от южнокорейской LG поставлять центральные кондиционеры южнокорейских систем кондиционирования, импортируемых в РК. Дальнейшее сотрудничество привело к тому, что АВЗ как поставщик деталей для LG вышел за пределы РК. Теперь, когда у АВЗ наработан управленческий и производственный опыт, компания выходит на рынки РФ.

Рынок укажет правильную дорогу

Чему учат кейсы трех успешных казахстанских компаний? Они добились успеха, потому что государство на какой-то стадии оказало им косвенную поддержку. Например, АВЗ. Компания построила современную производственную базу в Алматинской области, поскольку местная власть обеспечила бесплатное подключение к электрической подстанции. Цена домашнего текстиля «АГФ Групп» конкурентная из-за налоговых преференций, предоставляемых СЭЗ.

Однако главная составляющая их успеха — они закалялись в конкурентной среде. Кстати, если свести к краткой формуле рекомендации участников круглого стола о том, как Казахстану интегрироваться в новые рынки, то они звучат довольно либерально — необходимо снижать государственное влияние в экономике.

Государство объявило вторую волну приватизации, чтобы уменьшить свое влияние на экономику. Планируется передать в частный сектор свыше 850 активов, в их числе объекты республиканского и коммунальной собственности, подразделения нацхолдингов и нацкомпаний. Власть активно приглашает зарубежных инвесторов принять участие во второй волне приватизации. Интерес иностранных инвесторов к казахстанским активам, полагают в правительстве, позволит казахстанскому бизнесу активнее выходить на новые рынки.

На круглом столе присутствовали инвестиционные банкиры, которые, по сути, транслировали мнение иностранных инвесторов. И они не постеснялись указать на ограничения, которые мешают приходу зарубежных инвесторов в РК.

Главный советник председателя BNP Paribas, банкир Доминик Меню, много раз рассматривавший инвестиционные проекты в Казахстане с начала 1990‑х, говорит следующее: «Казахстанские банки находятся в руках ограниченного круга лиц, что создает проблему в контексте конкуренции. Поскольку, если иностранный инвестор захочет зайти в страну, то столкнется с такой ситуацией, что необходимо будет работать с банком, который принадлежит его конкуренту». «Защита прав собственности — то, что нужно инвесторам. То, что нравится монополистам, не всегда нравится инвесторам», — подчеркивает Шантаянан Девараджан, старший директор по экономике развития Всемирного банка.

Умберто Дель Панта, управляющий советник Европейского инвестиционного банка, говорит, что иностранные инвесторы готовы вкладываться в развивающиеся рынки, но существуют ограничения на оптимизацию персонала в крупных промышленных объектах. В качестве аргумента он привел четвертую промышленную революцию, предполагающую более широкое использование роботов вместо людей.

Увеличение роли рынка, по мнению профессора Колумбийского университета Хавьера Сала-и-Мартина, окажет позитивное влияние в долгосрочной перспективе: «Мы находимся в центре технологической революции, и если предыдущие промышленные революции привели к замене человека машиной, то Индустрия 4.0 заменит человеческий мозг машиной. Поэтому, если раньше крупные компании съедали маленькие, то сейчас быстрая и гибкая рыба съедает крупную и медленную. В быстро меняющемся мире нам нужно быть очень гибкими». А гибкость может обеспечить только рынок, который посылает бизнесу сигнал, в какую сторону ему меняться, чтобы оставаться на плаву.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так