И вновь об идентичности

Новая книга о двух национальных типах идентичности — американском и русском (российском тоже) — любопытна многим, а для представителей иных идентичностей даже полезна

И вновь об идентичности

О русских и американцах в подобном же духе любили писать в 1990‑е годы, обязательно сравнивая и противопоставляя два национальных характера. На этот раз известный еще с советских времен историк и политолог сделал это более аккуратно. В значительной мере содержание представляет собой обобщенный повтор того, о чем писали, над чем задумывались, о чем спорили и три века назад, и в наше время. Много очевидного, оно же компактно и обобщенно представлено в книге, более подходящей под учебное пособие, чем заявленную научную монографию. Что, собственно говоря, выведено?

Люди, живущие в едином социокультурном и политико-культурном пространстве, нуждаются в некоем комплексе общих для всех ценностей, норм, установок. Далее этот комплекс и определяет содержание и направленность общественного сознания. Через анализ исторических, культурных и политических реалий Камалудин Гаджиев приводит своих читателей к основам американской и российской идентичности. При этом он «рисует» все это широко и размашисто, порой переходя на стиль поучительных школьных учебников по литературе: кто и как отразил душу народа и как за нее боролся.

Первая идентичность обозначена исследователем термином, имеющим стародавнюю отрицательную оценку, — «американизм». К каждому из противоречащих друг другу проявлений американизма приведены свои противоположности: нетерпимость к инакомыслию, авторитаризм, религиозный плюрализм, идеи индивидуализма и свободы личности, терпимость и установка на сохранение чистоты веры, морализм и конформизм. Из этого перечислительного ряда наиболее удачным и тщательно проработанным оказался анализ героепочитания и обзор «литературы успеха». В свою очередь в российской социокультурной системе автор также к каждому базовому элементу приводит свою антитезу. Как результат заявлены такие черты: авторитаризм, персонификация власти, анархизм, коллективизм, солидаризм, нигилизм, баррикадное сознание и так далее.

В результате в обоих вариантах получилась разложенная политологом по полочкам «биомасса» с наклеенными ярлыками. Кстати, очень и очень близкими друг другу. Нечто подобное по отношению к себе любимым и поныне делают казахстанские историки и филологи. Одно замечание. За всем этим тщетно пытаться разглядеть просто людей. В книге нет самого главного — общения на равных, а есть лишь скучное морализаторство. Несмотря на заявленный тезис о возможном использовании в России американского опыта и выбора Россией пути политического развития между Востоком и Западом, все это оказалось лишь прочерчено слабо различимым пунктиром. Заявка-то была более существенна.

В самой же книге забылось самое важное, то, что у Александра Гениса, русского писателя, эссеиста и журналиста, живущего в США, в одной из последних статей блистательно было обозначено так: «Народ — никогда не “я”. Народ — всегда “мы” или “они”». Надо ли отмечать, чья позиция нравственнее?

Гаджиев К.С. Сравнительный анализ национальной идентичности США и России. — Москва: Редакционно-издательский дом Российского нового университета, 2017. — 408 с. — 1000 экз.

Статьи по теме:
Общество

Включающее искусство

Алматинские театры реализуют социально значимые — инклюзивные и интерактивные проекты

Общество

Таланты ищут там, где лучше

В Казахстане растут темпы урбанизации, а правительство предпринимает некоторые шаги для того, чтобы города смогли конкурировать за инвестиции и умы

Экономика и финансы

Пора убивать ставки

Дефицит тенговой ликвидности в банковском секторе в целом преодолен. Настало время для решения проблем с высокими ставками по вкладам и нестабильностью депозитов населения

Казахстанский бизнес

Проводники красоты

Казахстанский производитель вывел на рынок отечественную косметику премиум-класса