Местный акцент

Развитие инфраструктуры Алаколя — задача государства, экономика впечатлений — за местными жителями

Местный акцент

В начале мая в поселке Акши Алакольского района открыли здание нового железнодорожного вокзала. Годом ранее здесь появился полноценный перрон, и туристы стали выходить, а не прыгать с подножки поезда на камни где-то в степи. Именно в Акши находится самое большое количество баз и гостиниц, и именно сюда летом — самый большой туристический поток. В прошлом году на Алаколе, по официальным данным, отдохнули более 700 тыс. человек, а объем туристских услуг, оказанных в 2017 году в Алакольском районе, составил 3,5 млрд тенге — в восемь раз больше, чем в 2014‑м.

Развитие въездного и внутреннего туризма — одно из приоритетных направлений экономики РК. Алаколь — одна из главных надежд. Можно ли снизить фактор сезонности спроса, за счет чего можно увеличить разнообразие услуг и как привлечь инвестиции в проекты, которые работают пару месяцев в году — в интервью с директором расположенного на побережье Алаколя центра семейного отдыха «Пеликан» Фуатом Курмакаевым.

фото Руслан Пряников

Ветер перемен

— Фуат Зинюрович, власти ратуют за развитие туризма на Алаколе, вот и президент недавно сказал, цитирую «Алаколь должен стать самым посещаемым местом в Казахстане». Объективно — как долог туристический сезон на озере?

— Мы находимся в середине континента, соответственно климат у нас резко континентальный. Купальный сезон не более 60 дней. Это немало, для сравнения: купальный сезон на южном берегу Крыма длится 90 дней. Хотя стоит отметить, что купальный сезон на Алаколе до 60 дней увеличился не так давно.

— Что значит, увеличился до 60 дней, какой же тогда он был?

— Смотрите — был момент, когда туристов здесь принимали в основном частники. Весной дети учатся, идут посадки на огороде, не до туристов. Начинается лето, частник начинает предпринимать сверхусилия: к нему 20 туристов приехали, нужно их обслужить. Работает, буквально падая с ног. В середине августа отдыхающих становится не 20, а пять, и он говорит: «Все, я закрылся». Потому что детей в школу нужно собрать, урожай убрать, а у него уже и так силы на исходе, и даже лишняя копейка не нужна. Поэтому раньше всегда так и говорили: сезон на Алаколе — с 10 июля по 10 августа. Сейчас у нас на сайте официально указано, что мы работаем с 1 мая по 15 сентября, гостиница начинает заполняться 25–28 июня и до 1 сентября точно. То есть 30 дней сезона мы, я сейчас говорю о всех представителях туристический индустрии, кто здесь работает, совместными усилиями увеличили до 60.

— Что еще поменялось на Алаколе, кроме продолжительности сезона?

— Когда мы начинали в 2007 году, здесь не было даже сотовой связи, покрыта была только трасса. Те изменения, которые уже произошли, тогда казались нам фантастикой, но дороги нормальные местами появились и железнодорожный вокзал в поселке Акши построили, в самом поселке восстановили централизованный водопровод. Построили домик для представителей правоохранительных органов. В сезон здесь организуется пункт охраны правопорядка, присылают ребят в командировку, а жить им было негде.

Из-за того, что работа сезонная, не будет сильно дешево никогда, это очевидно

В прошлом году появилась аптека, амбулаторию построили. Сейчас человек едет на Алаколь и знает, что здесь есть нормальный аптечный киоск с нормальным ассортиментом, потому что ушаральская сеть аптек открывает торговую точку на лето.

— Довольно распространенная жалоба, что на Алаколе отдыхать дорого. И после изучения прайсов гостиниц на побережье трудно с этим не согласиться. Параллельно есть претензии к уровню сервиса за такую цену. Откуда этот дисбаланс?

— Можно работать, как местные жители, которые вкладывают минимум денег и максимум усилий в течение 30–40 дней, когда хозяйка, хозяин, возможно, еще их дети и ближайшие родственники организуют мини-пансионат. Для них это хороший приработок в несколько сот тысяч тенге, они своего выращенного бычка продают, со своего огорода овощи продают. Удобств для туристов минимум, и все это обходится относительно недорого. Этот вариант, кстати, сейчас более жизнеспособен, чем маленькие гостиницы. С маленькими гостиницами большая проблема: им нужна помощь государства в строительстве инфраструктуры. По идее, человек, который занимается гостиничным бизнесом, должен заниматься гостиничным бизнесом, а не содержать свою канализационную станцию, свою скважину, покупать и обслуживать трансформатор… Он должен получать, как в городе, точку подключения и оттуда запитываться, коммунальные службы должны быть государственными. В этом случае маленькая гостиница сможет существовать и возможен вариант ее сезонной работы.

Но из-за того, что работа сезонная, не будет сильно дешево никогда, это очевидная вещь. Если рассчитать на весь круг нашу наполняемость, она даже в лучших гостиницах получается не более 20 процентов. Этот показатель во всем мире считается убыточным. Поэтому мы просто не можем дешевле работать. Еще один момент с сезонной работой — сотрудники. Хорошо еще, что есть возможность привлекать молодежь, студентов на сезонную работу. Да, мы за полтора месяца до сезона начинаем расконсервацию центра отдыха, по окончании сезона консервируем. Но все равно, максимум пять, ну шесть месяцев я могу занять человека. А еще полгода что ему делать? И когда люди жалуются на низкий уровень сервиса, что у нас плохо с какими-то вещами, это прямое следствие того, что у нас сезонные работники.

Государственное дело

— Как сейчас обстоят дела с инфраструктурой у гостиниц и зон отдыха на Алаколе?

— У всех сейчас феодальное хозяйство, каждый вынужден иметь скважину и ставить маленький трансформатор. Вот в поселке Акши только два-три года назад по программе «Чистая вода» сделали водопровод, провели питьевую воду. До этого люди со скважины флягами ее возили. Центральной канализации в поселке нет, хотя это не такая уж трагедия. Сухие туалеты еще в прошлом веке придумали, и в этом случае нагрузка на природу меньше будет. А после дополнительной переработки — еще и удобрения, например, для деревьев, которыми зоны вдоль дорог озеленяют. Осталось создать производство бетонных стаканов для неканализованных туалетов, и обеспечить ими все гостевые дома — и это уже государственное дело.

— Что еще, по вашему мнению, государство должно взять на себя?

— Озеро Алаколь, например, расширяется каждый год. И многие гостиницы за 10 лет стали ближе к берегу на 50–60 метров. Еще через 10 лет их начнет смывать. Нужно заниматься берегоукреплением — и это точно задача государства.

— С чем связан такой сильный подъем воды?

— Озеро бессточное. У Семенова-Тян-Шанского написано, что тот остров посередине озера, до которого сейчас от берега 12 километров, является полуостровом. По измерениям той экспедиции, высота озера над уровнем моря была 250 метров, сейчас около 350. То есть за 160 лет уровень воды поднялся на 100 метров. Только за годы нашей работы уровень озера метра на три поднялся. Если же продолжить, что еще государство должно взять на себя: на берегу должна быть сезонная пожарная часть. Транспортную доступность тоже только государство может обеспечить. Хороший вокзал уже есть, и даже поезд запустили, но вагоны в нем морально устаревшие. Нет биотуалетов, кондиционер централизованный. Едет мать с маленьким ребенком, боится, что ребенок заболеет, просит выключить — весь вагон без кондиционера остается. Тут, конечно, есть и другая сторона: не подорожают ли билеты на поезд с новыми вагонами.

— Вся туротрасль на Алаколе, похоже, балансирует между «хорошо, но дорого» и «по сходной цене, но тогда не жалуйтесь»…

Скорее, мы стараемся по этой грани пройти, хотя все равно найдут, на что пожаловаться. Наши гости, например, бывают недовольны отсутствием асфальтовых дорожек в «Пеликане». Асфальт вообще делать в курортной зоне нельзя. Засыпали гравием, объясняю — вы ходите по кремниевым дорожкам, это полезно. Да, по нашей территории нельзя передвигаться на шпильках и кататься на самокатах, а чемоданы на колесиках портье до домика донесет. В номерах есть все для комфортного проживания: чистое белье, санузел, душ, кондиционер. Но клиенты требуют бассейн, а я категорический противник этого. Глупо, приехав на Алаколь, купаться в хлорированной воде. На нашей косе можно было бы сделать сезонный аквапарк с алакольской водой, но нужна система стимулирования для таких предпринимателей. Допустим, чтобы без особой бюрократии те, кто хочет вкладываться в развитие внутреннего туризма, получали либо реальные налоговые вычеты, либо доступ к длинным деньгам. Тогда предприниматель не будет бояться, что разорится, вкладываясь в проект, который работает два месяца в году.

фото Владимир Третьяков

— Туризм — та сфера, где без длинных денег на выгодных условиях не обойтись?

— Всегда есть варианты. Например, в Испании федерация тенниса получила в свое управление все теннисные центры, которые были построены на деньги королевства. Это были государственные вложения. А теперь центры обслуживает и обеспечивает им рентабельность теннисная федерация Испании. Возможно, для нас такой вариант тоже был бы выходом. Посмотрите, что строят люди сейчас? Крошечные гостиницы, крошечные домики. Архитектуры нормальной нет, нет общей концепции, как должен выглядеть курорт, строят кто во что горазд.

Шикарная идея — построить глинобитный курорт. Экологически чистый, беленький, глина сама по себе антисептик природный, там прохладно, кондиционер не нужен. Но у того, кто построит такой курорт, должны быть преимущества. Потому что это сложно, много ручного труда, нужны специальные технологии… Дать выбор предпринимателю: построишь из шлакоблоков — не получишь ни скидки по налогам, ни длинных денег на выгодных условиях; строишь глинобитный курорт — получаешь преференции.

— Пешеходная зона от центра отдыха до пляжа — мимо ржавых заборов, порванной сетки Рабица не вяжется с образом курортной зоны совершенно. Этот вопрос кому подконтролен?

— Повторюсь, должна быть политика, общая концепция. Вам должны сказать: «Ваш забор не очень хороший, вон там можно взять забор, за этот забор вы будет платить 20 лет, потому что он дорогой, но мы вам поможем его поставить правильно. В жизнь за забором мы не вмешиваемся, хотите — каменный дом стройте, хотите — кирпичный, но поскольку находитесь в курортной зоне — определенные требования должны соблюдать. Крышу вот такого цвета сделать…» Можно придумать единые решения, но чтобы это работало, людям надо помогать направляющей рукой государства.

— Через пару лет власти оптимистично прочат два миллиона туристов на Алаколе. Озеро выдержит?

— Это уникальное озеро, самый большой в мире резервуар кремниевой минеральной воды с бактерицидными свойствами, поэтому биологические источники заражения ему не страшны. Если не будет промышленности, Алаколь переживет. Естественно, нужно целенаправленно строить инфраструктуру с учетом существующих сложностей с неустойчивой береговой линией и так далее, нужно опережающими темпами решать вопросы сбора мусора, канализации, централизованного водоснабжения, достаточного количества электроэнергии и параллельно прививать людям экологическую грамотность.

В направлении ивента

— Зимой отдых на Алаколе возможен?

— Да, здесь можно развивать зимнюю рыбалку, есть периоды, когда очень хорошо зимой.

К середине января встает лед и бывает совершенно замечательная погода — минус пять, даже ноль градусов, безветренно, очень комфортно. Конечно, это не массовый туризм, это камерное направление, тем не менее, в Казахстане любят рыбалку, а здесь подледный лов очень интересный. Но все это опять же возможно при условии комфортной и быстрой дороги сюда, потому что добраться до Алаколя пока действительно проблема.

— А как насчет вариантов расширить летний сезон — с мая по сентябрь?

— Теоретически это возможно за счет событийного туризма. У нас здесь есть уникальные виды насекомых, птиц, растений. В определенное время года можно было бы организовывать орнитологические туры, энтомологические, ботанические, устраивать фотоохоту в горах Джунгарии. Но опять же, мы не можем все сделать сами, мы и так натуральное хозяйство: у нас свой огород, свои электрики, свои сантехники. Еще и своих турагентов мы содержать не можем, а для нового направления нужны хорошие продажники, хорошие гиды.

Есть еще одна сложность, причем это одновременно и достоинство, и недостаток Алаколя. У нас малолюдная долина: в районе озера живет примерно 50 тысяч человек. Вокруг Иссык-Куля живет 500 тысяч. В результате нашим гостям, кроме самого озера, пока трудно предложить что-то еще. У нас нет здесь домашнего виноделия, большого количества фруктовых садов…

Это все можно сделать, но нужно понимать, для того, чтобы все это заработало и стало рентабельным, люди должны к этому привыкнуть.

фото Владимир Третьяков

Что значит привыкнуть? Когда человек живет в курортном месте, он четко планирует свою жизнь и знает, что она у него разная в сезон и в межсезонье: в какой-то момент нужно гостей принять, а в какой-то момент — готовиться к приему гостей, делать какие-то запасы, то, чем они гостя смогут заинтересовать. Например, здесь растет дикая яблоня, из плодов яблони Сиверса можно делать сидр, кальвадос. Малолюдье вокруг озера приводит к тому, что работать в таких направлениях некому, хотя многие уже, конечно, осознали, что туристы — это дополнительные возможности и дополнительные деньги, но пока все в самом начале и самом примитивном формате.

— Есть идеи, как вовлечь местное население?

— Расскажу историю про Киргизию. Там была проблема со снежными барсами: как их ни защищали, приезжали какие-то непонятные люди, охотились на барса, платили 10 тысяч долларов за шкуру. Естественно, все это происходило при участии местного населения. Потом появилась фотоохота, и теперь каждый житель в своем ущелье охраняет своего барса. Каждый фотоохотник платит две тысячи долларов, и таких фотоохотников 15 человек, в результате доход не 10 тысяч долларов, а 30 тысяч, и каждый год.

Так и нам нужно будет вовлекать каким-то образом местное население. Наталья Боровая, одна из организаторов фестиваля «Крылья Алаколя» — фестиваля бердвотчеров, то есть орнитологов-любителей, рассказывала как-то о зарубежном опыте организации площадок наблюдения за птицами. Если мы такую площадку сами построим в камышах, то с нее местные охотники будут с ружья стрелять и ни одну птицу мы там больше вообще не увидим. Но если ее построит местный житель, и мы к нему будем возить туристов, а владелец площадки на ней зарабатывать, тогда он этих браконьеров сам гонять будет. И это будет жизнеспособная история.

Местный резерв

— Для занятия такой деятельностью нужна предварительная подготовка, своего рода разогрев местного населения, или это эволюционным путем произойдет?

— Безусловно, нужно с местными жителями разговаривать на понятном им языке, объяснять: сегодня вы вот это делаете, получаете такой возврат. Не надо манить их далекими и прекрасным перспективами. Нужно показать, как они в рамках своей привычной жизни получат возможность сотрудничать с приезжими туристами и на этом зарабатывать, стоит лишь начать развиваться в таком-то востребованном направлении.

Конечно, все это постепенно происходит. Люди начали варить и носить по берегу кукурузу, продавать сушеную рыбу — этого не было раньше. Но проведу аналогию с алматинским зеленым базаром: там есть продавцы во втором поколении и даже третьем, а есть в первом. Как правило, хуже всего вас обслужит продавец в первом поколении, потому что он еще не овладел всеми тонкостями торговли и, как наши местные жители, не понимает, что такое возвратность гостя. Тут государство тоже могло бы помочь: например, ежегодно в мае и сентябре проводить занятия, семинары для местного населения со специалистами. В Киргизию же со всего мира приезжали горные гиды, сотрудники отельного бизнеса и учили, как правильно организовать гостевой дом, каким-то основам международного сервиса. Это, конечно, хорошо, когда мы принимаем гостя и кормим по-домашнему, но не каждому человеку нравится домашняя еда, поэтому нужно предлагать альтернативу — хотите национальный завтрак, хотите европейский. Всему этому нужно обучать, нужно воспитывать местные кадры. Вокруг нас в горах много поселков, где есть молодежь, которая могла бы летом здесь всем этим заниматься. В каком-то объеме агротуризм можно подключить.

Пасеки у нас тут есть замечательные, если кто-то в семье не хочет заниматься пчеловодством профессионально, пусть становится продавцом меда. И не просто его продает, а делает шоу. Можно поставить в ущелье два-три улья, потому что сами пасеки, как правило, слишком далеко, чтобы туристов туда везти. Существует такой способ лечения — сон на пчелах, апитерапия. Люди спят в беседках на специальных лежаках, под которыми размещены ульи с пчелами. Говорят, очень помогает тем, кто страдает от бессонницы. Ты приехал на отдых, тебе нужно какое-то событие. Можно поехать поспать на пчелах.

Но все это, снова повторюсь, должен сделать местный житель, это должно быть его место и его беседка, а не место турфирмы и беседка, которую построили приезжие. Владелец сам за своим имуществом будет присматривать, он знает всех, кто здесь живет, тут чужаков нет. И если кто его хозяйству причинит вред, он его найдет и поговорит по-свойски.

А пока мы просто покупаем оптом у пасечников мед по 900 тенге за килограмм, фасуем и продаем гостям по 1000 тенге за килограмм, и ничего на этом не зарабатываем, просто даем отдыхающим возможность купить джунгарский мед. Это не наш бизнес, это бизнес пасечника. Была бы возможность, мы бы возили гостей на шоу-пасеку. Все это будет, но для такого развития нужно время. Сейчас, когда такими идеями делишься с местными жителям, они тебя просто не понимают и не верят, что это сработает.

Статьи по теме:
Общество

Не по форме

В образовании Финляндия делает ставку на свободу и доверие

Экономика и финансы

Не спасут, но материально помогут

Драйверами для страхового рынка могут стать новые классы обязательного страхования

Казахстанский бизнес

Сокращение добычи

Масштаб знаменитой отраслевой выставки KIOGE заметно сужается

Тема недели

Готовимся к выборам

Ключевой месседж послания — президентские выборы не за горами, и Нурсултан Назарбаев выдвинет на них свою кандидатуру