Селекция банков

Переформатирование банковского сектора продолжится. Слабым игрокам придется или объединяться, или уходить с рынка

Селекция банков

Expert Kazakhstan подготовил очередной ренкинг банков второго уровня по итогам I квартала 2018 года в сравнении с тем же периодом прошлого года. Как обычно, наиболее сильную динамику показали небольшие БВУ и банки с иностранным участием, а также государственный Жилстройсбербанк. В то же время в топ-10 по динамике отдельных показателей попали и крупные казахстанские банки. По приросту активов лидирующие позиции с уже названными мелкими и иностранными банками разделили Kaspi bank и Altyn, при этом первый поднялся в ренкинге по размеру активов с восьмого на шестое место, а «дочка» Халык банка передвинулась с 17‑го на 13‑е место по этому показателю (таблицы 1, 2).

Среди лидеров по темпам прироста капитала представлены только два игрока с иностранным участием — Банк Хоум Кредит и дочерний ВТБ, все остальные позиции — за казахстанскими банками. В топ-10 по прибыли также преимущество за отечественными институтами (таблицы 3, 4). А вот в ренкинге по приросту ссудного портфеля наши банки представлены слабее (таблицы 5, 6).

После завершения программы оздоровления банковского сектора, в рамках которой несколько крупных банков получили дополнительный капитал, Национальный банк Казахстана (НБК) ожидает большей активности банков в кредитовании экономики. К этому располагает и лучшая динамика ВВП, поддерживаемая высокими ценами на нефть и металлы. По прогнозам международного рейтингового агентства FitchRatings, это создаст условия для умеренного роста банковского сектора.

Драйвером остается необеспеченное потребительское кредитование, его рост прогнозируется на уровне 15–20%; корпоративный портфель прибавит не более 3–5%, полагает директор Fitch по финансовым организациям Дмитрий Васильев. Причина — в ограниченном спросе компаний.

В целом начало 2018‑го оставляет лучшее впечатление, чем I квартал, может быть, даже первое полугодие прошлого года.

По итогам трех месяцев 2017 года отрицательный рост по сравнению с тем же периодом 2016‑го показали сразу десять банков, у четырех игроков произошло снижение размера капитала, почти половина фининститутов зафиксировала убытки. По итогам I квартала 2018 года отрицательную прибыль получили лишь три банка, а в целом сумма доходов превысила прошлогодний показатель более чем в 2,5 раза. В прошлом году было много вопросов, которые разрешились только к декабрю, хотя нынешняя весна, как обычно, принесла новые проблемы.

Сезон чистки

В Казахстане банковский сектор остается основным ньюсмейкером. Здесь события следуют одно за другим, так что обществу, подогреваемому СМИ, очень трудно упустить банки из зоны внимания. В этом смысле особенно урожайный первый квартал, он обычно задает тон всему году. В этот период берут начало изменения, которые развиваются в течение нескольких месяцев, а может и лет, и завершаются так или иначе. Вспомним, что именно в марте 2013 года Народному банку Казахстана (Халык банк) было предложено обменять акции принадлежащего ему пенсионного фонда на акции БТА Банка. После тотальной проверки банка осенью того же года Халык от сделки отказался. Согласился Казкоммерцбанк, что для него оказалось роковым решением: Казком «посадил» на свой баланс все плохие кредиты БТА, в итоге у него образовался дефицит капитала в 1 трлн тенге.

Ситуация продолжала развиваться в конце 2016 года, затем в начале прошлого года и закончилась тем, что Казком объединился с Халыком. Но только после того, как Фонд проблемных активов выкупил у него все стрессовые активы БТА за 2,4 трлн тенге. Хотя об объединении было объявлено еще в январе 2017 года, только к концу весны определились все детали. По информации председателя правления НБК Умут Шаяхметовой, окончательное присоединение Казкома к Халыку произойдет во второй половине нынешнего года. Банки будут работать под общим брендом Народного банка, название «Казком» получат отдельные направления бизнеса. Общая рыночная доля объединенного банка достигнет почти 34% и по критериям финрегулятора он останется единственным системообразующим фининститутом.

«Казком был хорошо очищен перед объединением. Но есть часть активов, которая может потребовать дополнительного резервирования в будущем. NPL покрыты процентов на 70, но есть еще реструктурированные займы. Халык за счет высокой прибыли может создать дополнительные провизии», — считает г-н Васильев. Он также отметил, что в целом сделка Халыка и Казкома позволила решить самую большую проблему банковского сектора, что позитивно для качества активов в целом.

Весной прошлого года помимо Казкома и Халыка о возможном объединении объявили еще два банка — Qazaq Banki и Bank RBK, а также Цеснабанк и Банк ЦентрКредит. Но первая пара распалась еще летом прошлого года, а вторая — в начале этого года.

Оздоровление портфеля Казкома стало первым этапом реализации программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора, о подготовке которой Национальный банк (НБК) также объявил в первом квартале прошлого года. Создавалось впечатление, что помощь смогут получить все нуждающиеся в этом банки, отвечающие условиям программы: средние и крупные институты с объемом собственного капитала не менее 45 млрд тенге. Но деньги получили только четыре банка — АТФ Банк, БЦК, Цеснабанк, Евразийский и примкнувший к ним позже RBK. Правда, как говорят на рынке, RBK не участвовал в программе оздоровления, просто ему помогли теми же инструментами, что и участникам.

По информации НБК, сумма поддержки составила 653,7 млрд тенге, списаны неработающие займы на 710 млрд тенге. По условиям программы акционеры должны взять на себя долевое участие в докапитализации банка за счет собственных средств. Их доля определена в размере 50% от суммы, влитой НБК.

То ли банки, то ли видение

На участие в программе оздоровления за счет средств Нацбанка рассчитывали и другие игроки — поменьше и послабее первого «эшелона». Очевидно, с этой целью увеличили собственный капитал Банк Астаны и Qazaq Banki (оба попали в наш ренкинг по динамике капитала, таблица 3). Казахстанская фондовая биржа в декабре прошлого года включила в свой официальный список субординированные облигации Qazaq Banki со сроком обращения 15 лет, на сумму 71 млрд тенге.

В феврале было объявлено о внеочередном собрании акционеров, на котором предлагалось обсудить вопрос об участии банка в программе оздоровления НБК. Но после того как президент 18 апреля во время совещания в Акорде по итогам работы Нацбанка назвал показатели Банка Астаны и Qazaq Banki, а также Эксимбанка «ужасными», программа была закрыта не только для них, но и для всего банковского сектора. Обзор деятельности БВУ за I квартал 2017 года (тогда Нацбанк только-только заявил о готовящейся программе) Expert Kazakhstan озаглавил «Здоровье для избранных»                    (expertonline.kz/a14887). Так и оказалось, поддержка была оказана только крупным, системно значимым фининститутам.

Не прошло и десяти дней после резких высказываний президента в адрес названных БВУ, как Национальный банк приостановил лицензию Qazaq Banki на прием депозитов физических лиц. Как объяснил глава НБК Данияр Акишев, у Эксимбанка, Банка Астаны, Qazaq Banki возникли трудности с ликвидностью из-за низкого качества кредитного портфеля, в результате во всех трех банках ограничено исполнение обязательств перед клиентами. Банк Астаны 24 апреля обратился в НБК с просьбой об экстренном займе.

Слова президента для многих вкладчиков послужили сигналом к тому, что из этих банков нужно срочно выводить деньги. В Qazaq Banki депозиты физлиц за I квартал снизились более чем в 1,5 раза, а если данные на конец марта сравнить с январем 2017‑го, то в 2,5 раза. Пока не наблюдается снижения депозитной базы розничных вкладчиков у Банка Астаны, напротив, она даже выросла по сравнению с началом года. У Эксимбанка очень небольшая доля вкладов физических лиц, хотя она растет. По итогам четырех месяцев 2018 года (статистика НБК будет опубликована в конце мая) мы, скорее всего, увидим большой отток депозитов населения из этих фининститутов.

Еще несколько слов о поведении вкладчиков. У всех названных банков произошло снижение вкладов компаний начиная с января прошлого года (графики 1–3), как, кстати, у RBK в прошлом году. Похоже, крупные вкладчики, прежде всего государственные и квазигоскомпании, лучше осведомлены о состоянии банков, скорее всего, имеют инсайдерскую информацию и выводят деньги при первых слухах о неблагополучии института. Такое драматическое сокращение депозитов юрлиц не объяснишь только перерасчетом валютных вкладов по снижающемуся курсу доллара. Что касается вкладов физлиц, увеличение суммы говорит, скорее, об агрессивной депозитной политике. Массовый сегмент хорошо реагирует на высокие ставки вознаграждения.

«В Банке Астаны есть проблема со связанным кредитованием и риски, связанные с качеством капитала. Мы понизили рейтинг до ССС и отозвали его. Есть сомнения в том, что капитал, который недавно был влит в банк, не пришел с баланса самого банка», — так охарактеризовал состояние банка Дмитрий Васильев, отвечая на вопросы участников ежегодной конференции FitchRatings в Алматы. Он также заметил, что в Казахстане нет четких критериев, какие банки поддерживать, какие ликвидировать.

Очевидно, средние банки в число поддерживаемых не входят, как не имеющие значения ни для банковской системы, ни для экономики. Во всяком случае, это дал понять глава НБК Данияр Акишев. На парламентских слушаниях в сенате он поделился своим видением роли средних банков в кредитовании экономики. По его словам, она «сводилась к нулю», хотя в 2014–2017 годах именно эти игроки обеспечили половину прироста кредитования, а рост портфеля некоторых из средних банков достигал 900 раз. Но кредитовали они в основном за счет государственных денег. По словам г-на Акишева, доля госсредств в структуре обязательств средних банков составляет более 50%. «Средние банки проводили достаточно либеральную кредитную политику, активно осуществляя кредитование связанных с акционерами лиц и под нематериальные залоги. В результате такой кредитной политики средние банки столкнулись с большими финансовыми проблемами. Средняя доля плохих кредитов составляет 70 процентов», — сказал он.

Fitch также отмечает небольшую значимость перечисленных банков. Их проблемы не несут системных рисков в силу своего небольшого размера и доли на рынке.

На мелкие БВУ приходится около 20% сектора, как полагает Fitch, их можно рассматривать как базу для дальнейшего объединения. Это мнение разделяет и председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова: «По мелким банкам я бы ожидала процессов слияния и консолидации. Банковский сектор — очень капиталоемкий. Уровень собственного капитала только увеличивается. Это и требование МСФО 9, которое вступило в действие в начале 2018 года, и регулирование Нацбанка».

В целом, как отмечает Fitch, капитализация банков достаточно высокая — 17% по сектору. Но капитал очень неравномерно распределен между банками. «У ряда банков мы оцениваем капитализацию как слабую, потому что запаса капитала относительно рисков не хватает. Нужна или поддержка акционеров, или постепенная докапитализация за счет генерирования прибыли», — считает г-н Васильев.

Текучие вклады

Государственное фондирование остается единственным стабильным источником финансирования экономики банками. По оценке Fitch, его доля составляет примерно 25%, но в целом с государством и квазигосударственными компаниями связано до 40% фондирования банковского сектора. Это и хорошо, потому что в отличие, например, от розничных депозитов, доля которых составляет 39% от обязательств БВУ (на 1.04.2018), они, как говорилось выше, стабильны. Вместе с тем крупные корпоративные депозиты несут риск концентрации, особенно для небольших банков: чтобы подорвать ликвидность, порой достаточно вывести один депозит. Например, в начале 2000‑х к банкротству Наурыз Банка привело изъятие акционерами депозита в сумме 10 млн долларов.

Несмотря на избыток ликвидности, а ее уровень достигает 35% по банковскому сектору, фондирование остается очень дорогим: хотя стоимость депозитов постепенно снижается (график 4), она все же не следует ни за инфляцией, ни за базовой ставкой.

Ставки вознаграждения по депозитам, размер которых сформировался два-три года назад, в момент дефицита тенговой ликвидности и высокой инфляции остаются до сих пор высокими и влияют на стоимость кредита. Дедолларизация вкладов населения, поддерживаемая низкими ставками на иностранную валюту и высокими на тенге, идет достаточно медленно. Если за точку отсчета взять весну 2016 года, когда курс тенге стабилизировался, только к началу апреля 2018‑го тенговая база превысила валютную — 50,5% против 49,5%.

По словам председателя правления Банка ЦентрКредит Галима Хусаинова, в Казахстане сложилась уникальная ситуация. «У нас фондирование в долларах дешевле, чем в США, — говорит он. — Максимальная ставка по валютным депозитам — один процент, а учетная ставка ФРС — 1,5–1,75 процента. И все же половина вкладчиков держат деньги в валюте. Переворачивание долларов в тенге идет медленно. Есть еще время для перевода в тенге, потому что при инфляции пять процентов спрэд будет совсем маленький, и население тем более не станет переворачиваться».

Ставка, рекомендованная Казахстанским фондом гарантирования депозитов (КФГД), — 14% годовых, но банкиры уверены, что она будет постепенно снижаться. Очень скоро мы увидим ставку КФГД на уровне 10%, это только вопрос времени. «Депозиты физических лиц привязаны к ставке КФГД, которая пока еще на достаточно высоком уровне. Но через небольшое время мы увидим, что КФГД снизит свои ставки и депозитные также начнут снижаться. Пока они снижаются по инициативе банков», — говорит заместитель председателя правления Халык банка Мурат Кошенов. Крупные банки устанавливают ставки на уровне 11–11,5% годовых, некоторые фининституты принимают депозиты населения даже под 8%.

Высокие ставки вознаграждения увеличивают риски БВУ: для обслуживания дорогих депозитов необходимо деньги размещать в высокомаржинальные кредиты, а на сегодня это в основном необеспеченные потребительские займы, риск потерь по которым выше. Сильно рискуют нуждающиеся в ликвидности игроки, готовые платить за вклады по максимальной цене. Финрегулятор несколько лет назад для ограничения агрессивной депозитной политики привязал сумму депозитов физических лиц к размеру капитала: чем больше денег населения привлек банк, тем выше у него должен быть капитал.

Как бы банки ни оценивали риски, связанные с высокой стоимостью фондирования, более серьезной проблемой они считают нестабильность депозитной базы: в любой момент вкладчик может снять деньги, на какой бы срок ни был открыт депозит. Банкиры любят повторять, что в Казахстане нет срочных вкладов, есть текущие счета с депозитными ставками.

«На какой бы срок ни положил клиент деньги, он может в любой момент их снять, и банки еще и идут на то, чтобы он при этом не потерял проценты. В 2014–2015 годах в связи с девальвацией тенге многие стали изымать свои депозиты досрочно и переводить их в доллары. Этот процесс нужно отрегулировать. Если клиент готов жертвовать гибкостью, то может выиграть по ставке. Такое разграничение необходимо для стабильности фондирования», — считает г-н Кошенов. Кроме того, представители банков предлагают ввести бенчмарк по депозитным ставкам, а при установлении ставки КФГД учитывать мнение самого сектора. Правда, можно с уверенностью сказать: как только начнется отток депозитов или переворачивание из тенге в доллары, банки вновь проголосуют за высокие ставки.

Впрочем, Национальный банк уже сейчас предпринимает шаги для защиты БВУ от непредсказуемого поведения вкладчиков. Базу фондирования регулятор планирует усилить за счет сберегательных вкладов. В Казахстане есть срочные депозиты, но сберегательный вклад — понятие для нас новое. По словам г-на Акишева, по такому вкладу будут предусмотрены более высокие ставки вознаграждения и повышенная государственная гарантия. Помогут удержать вкладчиков и штрафы при досрочном изъятии депозита, а также возврат денег не ранее 30 дней.

Остановить рост цен на депозитном рынке могла бы конкуренция. Сейчас у банков нет иного источника тенгового фондирования, кроме депозитов компаний и населения. Но в будущем, полагают профучастники, можно будет заимствовать тенге на Западе. Открывает такие перспективы участие Казахстана в системе Euroclear, это крупнейшая расчетно-клиринговая система на рынке облигаций. В начале 2018 года Минфин РК, МФЦА и Euroclear Bank SA подписали меморандум о сотрудничестве в развитии новой международной клиринговой системы. Вначале иностранные инвесторы смогут покупать ГЦБ, номинированные в тенге, но со временем, как предполагается, свои тенговые облигации смогут предлагать нерезидентам и частные эмитенты. «В скором будущем увидим интерес со стороны западных инвесторов к тенговым бумагам. Когда это произойдет, многие банки и компании будут выходить за тенговым фондированием на Запад. Первое условие — это понятная денежно-кредитная политика и макроэкономическая динамика», — уверен г-н Кошенов.

Еще один источник фондирования — средства ЕНПФ. Нацбанк планирует в 2018 году запустить облигационную программу: банки и другие корпоративные эмитенты смогут занимать средства ЕНПФ под свои облигации. Под программу заложена сумма в 200 млрд тенге, решение уже принято советом по управлению Национальным фондом. Как известно, с 2015 года именно этому органу переданы полномочия по инвестированию средств ЕНПФ. Чтобы защитить пенсионные деньги, предполагается размещать их в бумаги БВУ на рыночных условиях и по рыночным ставкам на пять лет. При этом инвестиции фонда не должны превышать 50% объема выпуска. Еще 50% выпуска эмитент должен будет разместить на рынке, чтобы другие инвесторы разделили ответственность за риски с ЕНПФ.

Выделенная сумма очень небольшая — 1% от пассивов сектора (на 1 апреля 2018 года). Если банкам удастся разместить такую же сумму, то есть 200 млрд тенге, среди широкого круга инвесторов, то это будет 2% от обязательства. Будут ли банки участвовать в этой программе — тоже вопрос. Есть, конечно, игроки, остро нуждающиеся в ликвидности, но крупные банки, скорее всего, откажутся. Для них сегодня вопрос — в какие инструменты разместить свободную ликвидность. Разве что еще ноты купить.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

В государственной разработке

Центр электронной коммерции обладает уникальными компетенциями для создания информационных систем странового масштаба

Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки