И нам достанется

Антироссийские санкции бьют по казахстанской экономике

И нам достанется

Мягкое давление санкциями на Россию началось с весны 2014 года, с апреля этого года реализуется жесткий сценарий. Первые санкции за Крым, предусматривающие отказ во въезде в США и Евросоюз нескольким десяткам чиновников и заморозку их денежных и имущественных активов, если таковые, конечно, имелись, оказались на самом деле безболезненными для российской экономики.

Большого ущерба не нанесли и другие ограничительные меры: запрет на долгосрочное кредитование ряда российских банков, нефтяных компаний и военных предприятий, потому что финансовые трудности крупного бизнеса решило государство. С другой стороны, в условиях экономической стагнации, наблюдаемой сегодня в РФ, у российских банков проблемы не в доступе к дешевым и длинным деньгам, а в ничтожном количестве надежных заемщиков.

Следующими санкциями, объявленными в сентябре 2014 года, было запрещено поставлять, экспортировать, реэкспортировать напрямую или косвенно товары, услуги, технологии, которые могут быть использованы для добычи нефти на морских глубоководных месторождениях, арктическом шельфе, разработки сланцевых пластов. Вслед за американцами к этим санкциям присоединился ЕС. Сегодня, по прошествии почти четырех лет, можно сказать, что нефтяная отрасль РФ оказалась устойчивой к внешним шокам: Россия все еще в тройке лидеров-стран по нефтедобыче. Правда, добыча нефти до 2016 года (в прошлом году зафиксирован незначительный спад) росла за счет ввода новых месторождений, а не за счет увеличения коэффициента извлечения на действующих и зрелых, для чего требуются западные технологии.

Санкции, запрещающие трансферт технологий, безболезненны на короткой дистанции, что подтверждает иранская экономика. В свежей работе «Перспективы российской нефтедобычи: жизнь под санкциями» эксперты бизнес-школы «Сколково» прогнозируют, что если доступ к западным технологиям останется закрытым, то с 2025 года в России начнется заметный спад добычи. Авторы доклада перечисляют совместные с иностранными компаниями шельфовые проекты, замороженные из-за санкций: Туапсинское месторождение, Восточно-Приновоземельский-1, 2, 3, Северо-Карский, Усть-Оленекский, Усть-Ленский, Южно-Чукотский, Анисинско-Новосибирский, два блока в Баренцевом море и Вал-Шатском месторождении. Отложены проекты по разработке нетрадиционной нефти с иностранными компаниями: баженовская и ачимовская свиты в Западной Сибири, доманиковые отложения в Оренбургской области, баженовская свита в Ханты-Мансийском автономном округе. «Санкции в последние десятилетия широко применяются в отношении многих стран и везде действуют с накапливающимся эффектом, по принципу “сложного процента”. Для России эффект от санкций также будет усиливаться с течением времени», — утверждают авторы исследования.

Дональд Трамп: «Нам надо работать с европейскими партнерами для усиления борьбы с враждебной деятельностью России, чтобы предотвратить использование ею любых возможностей разногласий между Европой и США»

Как это отразится на Казахстане? «Есть угрозы для наших проектов из оборонного производства и нефтяного сектора, касающиеся совместных с Россией проектов на шельфе Каспийского моря. Будут ли они реализованы — большой вопрос», — подчеркивает экономист Жарас Ахметов.

Порция точечных санкций

Секторальные санкции против российской финансовой системы, военно-оборонной промышленности и нефтегазового сектора бьют, что называется, по площадям, а не по целям. Возможно, поэтому кумулятивный эффект от этих мер недооценивается российскими чиновниками. Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в середине 2017 года утверждал, что «внешние шоки, связанные с санкциями, оказали не очень серьезное влияние на российскую экономику».

Принципиальное отличие санкций, объявленных Минфином США 6 апреля 2018 года, в том, что они бьют точечно — по персонам и компаниям. В SDN-список (Specially Designated Nationals List, американский список нежелательных лиц и организаций) попали 7 бизнесменов, 12 связанных с ними компаний, 17 высокопоставленных чиновников, одна госкомпания и банк.

Американский Минфин в своем пресс- релизе упрямо называет российских бизнесменов олигархами. Очевидно, чтобы подчеркнуть их близость к Кремлю, хотя политический истеблишмент РФ утверждает: время олигархов давно прошло.

Как бы то ни было, американские власти назвали российских бизнесменов, оказавшихся в SDN-списке, «олигархами, которые получают выгоды от участия в коррумпированной системе». По мнению Минфина США, «они больше не будут изолированы от последствий дестабилизирующих действий своего правительства».

В их числе Владимир Богданов, Олег Дерипаска, Сулейман Керимов, Виктор Вексельберг, Игорь Ротенберг, Кирилл Шамалов (в пресс-релизе Минфина США указано, что он является мужем дочери Владимира Путина) и депутат Госдумы Андрей Скоч.

Санкции работают по жесткому сценарию: счета этих людей в американских банках должны быть заморожены, граждане США обязаны разорвать контракты, выйти из акционерного капитала подконтрольных им компаний, а также из их долговых инструментов.

Требования о разрыве коммерческих отношений также касаются попавших под санкции 12 компаний: En+, «Русал», «Базовый элемент», агрохолдинг «Кубань», B-Finance, «Русские машины», Группа ГАЗ, «Евросибэнерго», «Ренова», «Газпром-бурения», NPV Engineering, «Ладога менеджмент». Первые восемь компаний принадлежат Олегу Дерипаске, он пока пострадал больше всех. В числе 17 высокопоставленных российских чиновников, которые оказались под санкциями, оказались предправления «Газпрома» Алексей Миллер и председатель Банка ВТБ Андрей Костин.

Алюминиевый бумеранг

Россия — ключевой торговый партнер РК. В 2017 году товарооборот между нашими странами составил 15,9 млрд долларов, превысив аналогичные показатели с другими государствами. По объему инвестиций к началу 2017 года РФ заняла шестое место. Причем с 2015 года увеличивается приток российских инвестиций в РК, если в 2015‑м он составлял 0,5 млрд долларов, то по итогам прошлого года — 1,2 млрд долларов.

По количеству действующих компаний, где есть иностранное участие, Россия безоговорочно на первом месте — более 8,6 тыс. юрлиц. Внушительно число крупных и средних субъектов предпринимательства — более 220. Очевидно, если экономика РФ уйдет в кризис, то негативные эффекты скажутся и на нас.

Из свежего исследования Высшей школы экономики, посвященного влиянию апрельских санкций: в 2018 году отток частного капитала вырастет на 20 млрд долларов, темпы роста ВВП замедлятся с ожидаемых 1,9% до 1,7% (при условии, что среднегодовая цена на Urals составит 67 долларов за баррель).

Апрельские санкции больнее всего ударили по российской алюминиевой компании «Русал». Она в прошлом году поставила на американский рынок около 600 тыс. тонн алюминия. Минфин США заявил, что все транзакции с «Русалом» должны быть прекращены до 23 октября 2018 года, но Лондонская и Нью-Йоркская товарные биржи уже прекратили торги продукцией этой компании. Ко всему прочему, в марте власти США, чтобы поддержать местных металлургов, подняли импортную пошлину на алюминий до 10%. Словом, у российского производителя большие проблемы в американском направлении.

Владимир Путин: «Любые односторонние санкции нелегитимны и незаконны, и мы так к этому относимся, относились и будем относиться в будущем»

«Алюминий Казахстан» (АК), входящий в группу ERG, отгружает более 1 млн тонн глинозема на восточно-сибирские алюминиевые заводы «Русала». Expert Kazakhstan обратился в ERG с вопросом, уменьшатся ли поставки глинозема АК на заводы «Русала» и какие меры компания предпримет в этом случае. В ERG отказались прокомментировать наши вопросы.

В Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий, созданной самыми крупными игроками отрасли, также воздержались от комментариев, поскольку «ситуация по ним неопределенная».

Но российские СМИ пишут об этом вполне определенно. «Ведомости», ссылаясь на железнодорожного оператора, отмечают, что «Русал» уменьшает объем перевозок. Интерфакс со ссылкой на анонимный источник сообщил, что «Русал» обратился в правительство с предложением закупать алюминий в резервы.

Американские власти из-за резкого роста цен на алюминий выдвинули условие ослабления санкций против г-на Дерипаски. Он должен уменьшить долю в En+, в крупнейшем акционере «Русала». Бизнесмен принял выдвинутые условия.

«Продление срока по расчетам с “Русалом” и даже отказ Олега Дерипаски от контроля над компанией не гарантируют пересмотра позиции Минфина США по «Русалу» и исключения его из санкционного списка, хотя и дают некоторую надежду», — отмечает Алексей Калачев, эксперт инвестиционной компании «Финам».

Аналитик видит два сценария развития. По его мнению, в лучшем случае все вернется на круги своя и дело ограничится североамериканскими внешнеторговыми пошлинами, которые не нанесут большого ущерба компании. Во всяком случае, этот ущерб будет меньше тех потерь, что понесла компания в апреле этого года из-за введенных санкций. В худшем случае для «Русала» будут закрыты рынки США, Японии и, вероятно, Европы, то есть компания может потерять до половины сбыта. Полностью компенсировать такую потерю не удастся.

Казахстанский электролизный завод (КЭЗ, входит в группу ERG), как и «Русал», производит первичный алюминий. Годовая производственная мощность компании — 250 тыс. тонн, до 90% продукции завод направляет, как указано на сайте КЭЗ, на внешние рынки.

Казахстан экспортирует необработанный алюминий в Грецию, Россию, Турцию и т.д. В прошлом году на греческом направлении страна заработала 473,1 млн долларов, поставив туда 234,2 тыс. тонн необработанного алюминия.

«На общих с казахстанскими производителями алюминия рынках, которые смогут игнорировать санкции США, конкуренция обострится, — замечает г-н Калачев. — Но казахстанский алюминий может отчасти занять освобождающуюся нишу в странах, где к санкциям отнесутся со всей серьезностью. В этом случае частичный передел рынка неизбежен».

Жесткость объявленных санкцийобеспечивается тем, что могут бытьнаказаны контрагенты фигурантовсписка SDN

По словам эксперта, внутрироссийский рынок имеет относительно небольшую емкость, на него приходится лишь пятая часть продаж «Русала», и он не сможет в ближайшие годы обеспечить значительный рост спроса на алюминий. Компании придется обращаться за помощью к основному конкуренту — Китаю, обеспечивающему около половины мирового производства алюминия. Возможны продажи китайским компаниям российского первичного алюминия для последующей переплавки и перемаркировки. Нет сомнений, что китайские производители попытаются в этом случае по максимуму воспользоваться сложившейся ситуацией и потребовать значительного дисконта. «Может быть, до 30 процентов. Но будем надеяться, что до худшего сценария дело не дойдет», — резюмирует собеседник.

То, что Олег Дерипаска и его компании оказались в санкционном списке, объясняется не только «близостью к Кремлю». Тут читается желание американских властей защитить своих металлургов. В марте этого года были повышены импортные пошлины не только на алюминий, но и на сталь — до 25%. Не исключено, что в дальнейшем в санкционный список войдут поставщики стали в США — «Евраз», Магнитогорский металлургический завод и Новолипецкий металлургический завод. В таком случае пострадают казахстанские предприятия, отгружающие на российские комбинаты железную руду. В прошлом году Казахстан поставил в Россию железную руду на 460,3 млн долларов, или 90,2% от общего экспорта этой продукции.

Из лонг-листа в шорт-лист

Важная деталь: список SDN сформирован на базе «кремлевского списка», опубликованного на исходе января 2018‑го по требованию закона CAATSA (закон «О противостоянии противникам Америки посредством санкций» принят в середине прошлого года).

Как известно, в «кремлевский список» попали 210 человек: 114 чиновников и руководителей госкомпаний и 96 бизнесменов. Включение в него не влекло никаких ограничительных мер, а сам документ был настолько всеобъемлющим, что российские политологи упражнялись в остроумии, называя его то «списком Forbes», то «телефонным справочником Кремля».

Теперь стало ясно, что санкционный список SDN формируется на базе кремлевского.

Российских бизнесменов из «кремлевского списка», имеющих активы в Казахстане, больше двадцати. В «кремлевском списке» присутствует Андрей Мельниченко, российский бизнесмен, контролирующий компанию «ЕвроХим». Ее дочерняя организация «ЕвроХим-Каратау» является управляющей компанией, которая в Жамбылской области строит завод по производству минеральных удобрений. На сегодня построен комплекс рудоподготовки, запущен комплекс по производству фосфоритной муки. На первом этапе было инвестировано 125 млн долларов, на второй этап планируется инвестировать столько же.

Общий объем инвестиций оценивается в 750 млн долларов, таких денег моногород Жанатас, где реализует свой проект «ЕвроХим», не видел со времен Союза. К тому же российский инвестор намерен развивать сам Жанатас: компания заказала мастер-план по развитию этого моногорода, включающий комплекс градостроительных, проектных и экономических решений.

В числе акционеров российской горнорудной компании Polymetal Александр Несис и Александр Мамут — оба резиденты «кремлевского списка». В случае перевода их с лонг-листа в шорт-лист санкции могут ограничить инвестиционные возможности Polymetal в Казахстане.

В портфеле этой российской компании два казахстанских актива — «Варваринское» в Костанайской области и «Кызыл» в ВКО. Предприятие «Варваринское» добывает золото на двух рудниках, собственно на месторождении Варваринское и на месторождении Комаровское. В прошлом году оно произвело рекордные 130 тыс. унций золота, завершило разведочное бурение на центральном и южном участках месторождения Комаровское, в текущем году продолжило разведочные работы на севере и юго-востоке этого месторождения. Месяц назад Polymetal объявил о том, что получил права на месторождение Восточное Тарутино, его будет разрабатывать предприятие «Варваринское».

«Кызыл» считается активом мирового класса, его Polymetal приобрел в 2014 году за 618,5 млн долларов. Запуск проекта, объединяющего месторождения Бакырчик, Большевик, а также обогатительную фабрику, намечен на III квартал 2018 года.

Nordgold — еще одна российская золотодобывающая компания, разрабатывающая такие казахстанские месторождения, как Суздальское, Балажал и Жерек. Эта компания принадлежит Алексею Мордашову, резиденту «кремлевского списка».

«Актюбинская медная компания» (АМК) входит в группу «Русская медная компания» (РМК), которую основал Игорь Алтушкин. Его имя тоже значится в «кремлевском списке», если его переведут в SDN-список, то санкции могут ограничить инвестиционные возможности РМК в Казахстане. Персонал АМК насчитывает 1,6 тыс. человек, для сервисных работ привлекаются подрядные организации со штатом около 600 человек. С 2004-го по 2017 год РМК инвестировал в экономику Казахстана более 860 млн долларов. «С учетом реализации новых проектов добыча может достичь 900 млн долларов», — указано на сайте компании. Сейчас компания ведет строительство подземного рудника на месторождении Весенне-Аралчинское, в планах — разработка месторождений Кундызды и Лиманное.

Вторичные санкции

Жесткость объявленных санкций обеспечивается тем, что могут быть наказаны контрагенты фигурантов списка SDN. Под так называемые вторичные санкции рискует попасть любая компания, которая имеет, как указано в законе CAATSA, «существенные операции» с фигурантами из SDN-списка. Тут проблема в том, что Минфин США не конкретизирует критерии и не перечисляет действия, из-за которых объект будет наказан вторичными санкциями. Этим новый пакет больше всего напоминает иранские санкции.

Вторичные санкции, согласно закону CAATSA, могут быть применены к неамериканским физическим и юридическим лицам. Американские власти могут заморозить их активы в США и запретить корреспондентские счета.

Кстати, с предприятиями, где не менее 50% принадлежит персонам и компаниям из списка SDN, американские физические и юридические лица также должны прекратить любые операции.

В Казахстане работают две компании — Банк ВТБ (Казахстан) и «Богатырь Комир», в которых доля фигуранта списка SDN составляет половину и более. Какие-либо трудности с казахстанской «дочкой» Банка ВТБ не просматриваются на горизонте. Российский банк не испытывал трудностей под секторальными санкциями, и, скорее всего, апрельские санкции окажутся безболезненными. «Глава Банка ВТБ Андрей Костин философски отнесся к введению личных санкций со стороны OFAC. Каких-то особых проблем или сложностей они не вызовут. Главное, что эти санкции не затронут ни банк, ни бизнес ВТБ, ни наши ежедневные активности», — заявили в пресс-службе Банка ВТБ (Казахстан).

«Русал» и «Самрук-Энерго» контролируют по 50% предприятия «Богатырь Комир», на долю которого приходится 2/5 добычи угля в стране. Только четверть продукции отгружается российским электростанциям, основной потребитель экибастузского угля — энергосистемы казахстанских городов.

Предприятие получило кредит ЕАБР на модернизацию производства. Если модернизация предполагает использование ноу-хау американских и европейских технологических компаний, то есть риск срыва таких контрактов. Expert Kazakhstan обратился в «Богатырь Комир» за комментариями, но компания предпочла проигнорировать запрос.

В очередь, господа

На длинной дистанции негативные эффекты от санкций накапливаются, все больше ограничивая рост российской экономики, а это неизбежно отразится на экономике РК. Тут важен вопрос, как долго будет продолжаться санкционное противостояние, особенно его жесткий вариант.

При предыдущем американском президенте санкции накладывались по конкретном поводу — Крым, Донбасс. На этот раз обоснование санкций расплывчато. «Российское правительство осуществляет ряд злонамеренных действий по всему миру, включая продолжающуюся оккупацию Крыма и разжигание насилия на востоке Украины, поставку режиму Асада ресурсов и оружия для бомбежки собственного мирного населения, попытку подорвать западную демократию и вредоносную деятельность в киберпространстве», — написано в пресс-релизе Минфина США. Тут вообще непонятно, к чему Вашингтон хочет принудить Кремль, какие он действия должен прекратить, чтобы санкции были отменены. По украинскому пакету санкций, которые действовали до апреля этого года, было все предельно понятно — ограничения действуют, пока не выполняются Минские соглашения. Но как трактовать отказ от «злонамеренных действий»?

То есть давление санкциями на Россию со стороны коллективного Запада продолжится. Последняя санкционная сводка Вашингтона: 16 мая госсекретарю США Майклу Помпео было поручено подготовить новый пакет санкций против России за нарушение Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности от 1987 года. Среди вероятных ограничительных мер — блокировка операций с активами на территории США, запрет на въезд и аннулирование действующих виз; более того, новый пакет включит те санкции, которые хозяин Белого дома «сочтет уместными». 25 мая г-н Помпео на слушаниях в комитете по иностранным делам палаты представителей конгресса США заявил следующее: «Знаю, что существенные санкции были введены в рамках CAATSA. И знаю, что намного больше находится на очереди».

Читайте редакционную статью: Наша юрта почти с краю
Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

В государственной разработке

Центр электронной коммерции обладает уникальными компетенциями для создания информационных систем странового масштаба

Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки