Переход в хроническую стадию

Европейский кризис, скорее всего, не заденет Казахстан, но проблемы нам создаст. Загвоздка теперь заключается в том, насколько серьезны будут последствия для мировой экономики и как долго продлится рецессия

Переход в хроническую стадию

В том, что мировую экономику вскоре настигнет новая волна кризиса, похоже, уже никто не сомневается. Европа никак не может выкарабкаться из долгового кризиса, в госдолг США вырос до уровня, который никогда не наблюдался ранее в мирное время. Все это негативно влияет на другие страны, которые в той или иной степени зависимы от этих крупных экономик. Международный валютный фонд (МВФ) считает, что проблемы Европы и США могут распространиться на Азию. Краткосрочные риски для экономики стран Азии стремительно растут, что требует от властей готовности оперативно корректировать курс, заявляет МВФ. «Внезапная ликвидация этих позиций может привести к утрате доверия, и проблемы могут перекинуться с рынков облигаций и акций на рынки валют и другие сегменты, — говорится в докладе МВФ об экономических перспективах азиатско-тихоокеанского региона. — Распродажи на азиатских финансовых рынках в августе и сентябре 2011 года показали, что усугубление финансовых проблем еврозоны и новый спад в США могут привести к серьёзным макроэкономическим и финансовым последствиям для Азии».

МВФ делает ставку на КНР. У Поднебесной, по словам директора департамента по Азиатско-Тихоокеанскому региону МВФ Анупа Сингха, достаточно мощи, чтобы ответить на глобальные экономические риски, и действия страны могут частично нивелировать последствия глобального кризиса. Но не все так просто: КНР значительную часть своей продукции поставляет в Штаты, а там снижается потребительский спрос, что приводит к снижению темпов роста производства в Китае. Экономика КНР сильно завязана и на Европу. В середине октября китайское информационное агентство «Синьхуа» сообщило, что КНР заняла первое место по объему торговли со странами ЕС, оттеснив США. Товарооборот между Китаем и Евросоюзом в июле 2011 года достиг 35,6 млрд евро, что на 800 млн больше показателя США. Для самого Евросоюза Китай остается вторым по величине рынком сбыта. В июле 2011 года в КНР было экспортировано товаров на сумму 11,7 млрд евро, что на 12,3% больше показателей прошлого года, а в ЕС поступило китайской продукции на 23,9 млрд евро, что составляет 17,4% от общего объема товарооборота стран Евросоюза.

Китаю не так просто развернуть экспорт на внутренний спрос, который всегда сильно отставал от уровня развитых стран. К тому же власти Поднебесной боятся перегрева экономики и поэтому постепенно замедляют ее рост. ВВП Китая в III квартале текущего года вырос на 9,1%. Это ниже, чем во II и I кварталах (соответственно 9,5% и 9,7%). Напомним, что в феврале 2011 года Китай обошел Японию, занимавшую второе место в рейтинге крупнейших экономик мира. Пока впереди Китая только США — лидер по объему ВВП.

Свет в конце туннеля

Долговой европейский кризис заметно затянулся и грозит евро серьезными последствиями. Заседание большой двадцатки 17 октября в Париже не принесло каких-либо серьезных антикризисных решений. На этот раз главные финансисты G20 приняли решение об увеличении капиталов крупнейших банков мира. Сделано это, чтобы не допустить повторения развития событий по сценарию предыдущего кризиса, при котором правительства вынуждены были спасать финансовые организации от банкротства за счет средств налогоплательщиков, а также укреплять фондовые площадки, нивелируя рыночную волатильность. Проект, одобренный двадцаткой, предполагает создание дополнительного капитального буфера банков с 2016 года, варьирующегося в пределах 1% — 2,5% от общего объема банковских активов, сверх утвержденного в предыдущем году для всех банков минимума в 7%.            

Парижское совещание министров финансов и президентов центральных банков является подготовкой к саммиту глав государств и правительств 20 ведущих стран мира, который пройдёт 3—4 ноября в Каннах. На эту встречу деловой мир возлагает большие надежды по оздоровлению глобальной финансовой системы, состояние которой внушает серьёзные опасения на всех континентах.

По данным источников Bloomberg, некоторые из членов МВФ, такие как Китай и Бразилия, рассматривают вариант увеличения капитала фонда. Соглашение может быть достигнуто на саммите G20. По данным источников, многое будет зависеть от позиции ЕС, а точнее, от тех мер, которые примут власти Евросоюза для борьбы с кризисом. На сегодня объем резервов МВФ составляет 390 млрд долларов (взносы его членов), этих средств может оказаться недостаточно при наихудшем сценарии развития событий. Например, этих денег не хватит, чтобы «спасти» Испанию, а общих средств МВФ и EFSF (европейский фонд финансовой стабильности) будет недостаточно для поддержки Италии.

В Багдаде все спокойно

Казахстану не удастся отсидеться вдали от мировых проблем. Как показал 2008 год, кризис способен охватить весь мир буквально за считаные дни. Уже сейчас можно заметить признаки надвигающегося кризиса в Казахстане. Нынешней осенью многие макроэкономические показатели повторяют траектории четырехлетней давности. Как известно, в Казахстане кризис (в тот момент он назывался еще не финансовым и не экономическим, а кризисом ликвидности) наступил на год раньше, чем в остальных странах — в восьмом он лишь углубился. Хотя принято датировать кризис в Казахстане августом 2007-го, началось все еще раньше: с оттока спекулятивного капитала из тенговых инструментов. С 2005 по 2007-й год нерезиденты вложили 7 млрд долларов в тенговые бумаги, но как только начались финансовые проблемы в мире, инвесторы сразу же стали уходить с развивающихся рынков. В результате ЗВР Нацбанка в целом за весь 2007 год снизились почти на 9%, причем только в августе на 14,4%.

Теперь посмотрим, что происходило в 2011-м. Спекулятивный капитал стал уходить из страны начиная с мая: инвесторы выводили средства, не дождавшись укрепления тенге, которого не допустил Нацбанк. В начале августа действия нерезидентов стали более целенаправленными: на фоне усиления кризиса в еврозоне и ожидания дефолта США они опять побежали с развивающихся рынков, где риски традиционно выше. ЗВР пошли вниз: в августе — минус 2,6%, в сентябре — уже почти минус 10%.

Отметим, что для обоих периодов характерна смена векторов на валютном рынке: наблюдающееся в начале года укрепление нацвалюты сменилось ослаблением тенге. Во втором квартале 2007-го доллар стоил в среднем 121 тенге, в третьем — 123, причем в августе средневзвешенный курс был на уровне 124 тенге. В 2011 году мы также видим, как тенге ослаб: с 145,6 тенге за доллар во втором квартале до 146,6 тенге, в сентябре доллар в среднем подорожал до 147 тенге. В обоих случаях рост курса определялся превышением спроса над предложением. Ажиотаж на валютном рынке снимали интервенции Нацбанка, чему мы частично обязаны снижением ЗВР. И, наконец, рост цен на зерно при рекордном урожае. В 2007-м мы собрали 22 млн тонн в бункерном весе. В нынешнем, как сообщается, 28 млн тонн. Но если четыре года назад цены «выстрелили» осенью, а годовая инфляция превысила 18%, вернув нас в 1999 год по этому показателю, то в этом году цены растут прямо с начала года. Инфляция в годовом выражении вышла из определенного для нее правительством и Нацбанком коридора 6—8% уже по итогам января (8,1%). В августе ее значение достигло 9% (в августе 2007-го — 9,4%), в сентябре — 8,7% (11,2%). Налицо повторение предкризисной ситуации?

Однако в Астане в будущее смотрят оптимистично. Глава казахстанского правительства Карим Масимов на расширенном заседании Межгоссовета ЕврАзЭС 19 октября заявил, что после достаточно тревожных первых лет кризиса в Казахстане социально-экономическая ситуация вышла на положительную динамику. «В 2010 году рост ВВП составил 7%, за 9 месяцев этого года мы тоже примерно в этих же параметрах идем. Надеемся, что по году мы выйдем на соответствующий рост», — сказал премьер. По словам главы правительства, Казахстан внимательно следит за мировой конъюнктурой, за неурегулированными вопросами структурного баланса всей мировой экономики, для того, чтобы адекватно реагировать на вызовы и угрозы со стороны мировой экономики. Более того, республика, по словам г-на Каримова, готова противостоять новому мировому финансовому кризису. «Новое десятилетие несет нам новые вызовы, с которыми нам придется считаться… Я могу сказать, что существует высокая вероятность вхождения мировой экономики в рецессию», — сказал премьер-министр в ходе выступления на заседании парламентской фракции НДП «Нур Отан» 20 сентября. По его словам, по поручению президента Казахстана правительством разработан четкий план действий на случай развития негативного сценария в экономике.

Как подсчитал глава Нацбанка Григорий Марченко, вторая волна мирового финансового кризиса республике может обойтись минимум в 20 млрд долларов из Нацфонда. «20 миллиардов долларов смогут помочь республике в том случае, если кризис будет длиться от нескольких месяцев до полутора лет. Если же кризисный период «будет сложным и затяжным, то будет потрачено больше средств», — предупредил г-н Марченко. На борьбу с последствиями финансового кризиса 2008—2009 годов было потрачено 10 млрд долларов.

Самое сложное впереди

По словам директора аналитического центра АО «АСЫЛ-ИНВЕСТ» Нурлана Рахимбаева, в России отыгрывают риски по полной программе, курс доллара к рублю взлетел на 18%, вызвав девальвационные опасения среди населения и спрос на доллар. «В Казахстане ситуация на внешних рынках пока только вызывает опасения, несколько ослаб курс тенге, замедлилось кредитование, но не более», — говорит он «ЭК».

По мнению начальника аналитического управления АО «BCC Invest» Адиля Табылдиева, все зависит от того, какой характер будет носить новая волна кризиса. Он считает, что обострение бюджетных проблем некоторых европейских стран пока не несет прямой угрозы для Казахстана и России. «Но если это приведет к новому спаду деловой активности, то экономическая ситуация в наших странах дестабилизируется. В первую очередь негативное влияние нового витка экономической рецессии в мире будет сказываться на платежных балансах и Казахстана, и России. Сальдо торгового баланса значительно снизится вследствие падения объемов экспорта и цен на экспортируемую продукцию, в то же время это будет сопровождаться оттоком иностранного капитала», — прогнозирует он. В свою очередь, перечисляет возможные последствия аналитик, это окажет давление на ЗВР и курсы тенге и рубля по отношению к мировым валютам. Значительно сократятся поступления в бюджет, что приведет к росту его дефицита. «Степень негативных последствий для экономик наших стран будет во многом зависеть от глубины и продолжительности кризиса. История показала, что кризис того типа, что мы наблюдали в 2007—2009 годах, и Казахстан, и Россия преодолеть способны — запаса прочности хватит. Но что будет, если кризис примет характер Великой депрессии 30-х годов прошлого века, сейчас сказать трудно — такого опыта у наших стран нет. Но, по нашим прогнозам, наступление затяжной депрессии в мировой экономике в ближайшей перспективе маловероятно», — считает г-н Табылдиев.

Другое мнение у директора Центра макроэкономических исследований Олжаса Худайбергенова: «Фактически кризисная волна началась». Но, продолжает он, скорее всего, ее интенсивность снизится, усиления можно ожидать лишь к весне—лету следующего года, так как страны уже приняли решения о денежном вливании на рынки и в банковские сектора, даже в большем объеме, чем ранее. «Если раньше проставлялись лимиты по программам, то теперь их нет. Например, европейские банки могут получать ликвидности столько, сколько нужно. Естественно, это не означает, что банки будут этим злоупотреблять, но возможности все равно выросли», — поясняет экономист. Россия и Казахстан, по его словам, будут страдать лишь в острых фазах кризиса, когда на финансовых рынках будет нехватка ликвидности, и это приведет к падению цен на нефть. «К счастью, развитые страны выбрали способ выхода из кризиса, который выгоден для Казахстана в среднесрочном плане, а именно постоянная накачка деньгами», — считает г-н Худайбергенов.

Кризис 2007—2009 годов, вспоминает г-н Табылдиев, был первым значительным проявлением внешней экономической угрозы для Казахстана. Более ранний — азиатский 1997—1998 годов, практически не затронул, спад в мировой экономике начала нулевых имел ограниченное влияние на нашу экономику. «Мы были тогда лишь в самом начале пути интеграции в мировую экономику. В конце же 2000-х Казахстан уже имел существенную зависимость от глобальных экономических процессов. Соответственно, кризис 2007—2009 годов оказал большое негативное влияние на экономическую и финансовую стабильность в Казахстане. Сейчас уже можно говорить, что этот кризис и преодолели, и, более того, извлекли из него бесценные положительные уроки», — констатирует он.

Предыдущий кризис, по словам аналитика, сопровождался «схлопыванием пузырей» на некоторых рынках активов. Это рынок недвижимости США, чрезмерный леверидж финансовой системы и «схлопывание пузыря» на рынке производных финансовых инструментов. Он также вызвал острый кризис ликвидности и доверия, высокую долговую нагрузку и дефицит государственных бюджетов отдельных стран, и в довершение ко всему экономический спад. За три года борьбы с кризисом некоторые из его проявлений удалось в той или иной степени преодолеть. В настоящий момент основными угрозами стабильности мировой экономики остаются низкая экономическая активность и бюджетные дефициты. «Пузыри схлопнулись», кризиса ликвидности нет, на первый план вышли бюджетные проблемы отдельных стран и низкая деловая активность бизнеса. Если деловую активность можно стимулировать мерами монетарной и фискальной политики, то для решения бюджетных проблем необходимы глобальные структурные преобразования. А для этого нужно много времени и усилий», — говорит Адиль Табылдиев.

Связанные одной веревкой

Многие не понимают, как кризис в Европе или в США может отразиться на Казахстане, ведь наши банки больше не занимали, поскольку рынок капитала для них закрылся после кризиса 2007-го. Между тем сырьевая направленность казахстанской экономики делает рост ВВП зависимым от внешнего спроса и мировых цен на нефть, металлы и зерно, так как они продаются за доллары. Что мы имеем сегодня? К примеру, у немецкого банка возникли проблемы из-за кризиса в Греции. Соответственно, этот банк начинает меньше выдавать кредитов либо корпоративным, либо розничным клиентам. В итоге люди начинают меньше брать ипотеку на приобретение жилья, меньше покупать автомобили, вообще меньше тратить деньги. То есть стараются по максимуму сократить свои расходы, например, экономить на бензине, пересев на общественный транспорт. Если речь идет о корпоративных клиентах, то они начинают экономить на электричестве, ГСМ и других расходных материалах, сокращают рабочий день и персонал. Представьте, что немецкий банк имел фондирование со стороны американского банка. Из-за проблем немецкого банка, соответственно, возникают трудности у американского, который в свою очередь также начинает меньше кредитовать. В итоге огромное количество людей по всему миру начинают покупать меньше топлива, спрос на нефть начинает падать. И вот тут проблемы начинаются у Казахстана.

По словам председателя правления АО «Евразийский Банк» Майкла Эгглтона, в последние три года у всех казахстанских банков был достаточно консервативный подход к кредитованию. «Они выдавали деньги лишь тем компаниям, которым доверяли. И так поступают многие банки в мире. Все это может привести к снижению потребления, что может сказаться на цене на нефть», — признает банкир. Однако, продолжает он, на понижении спроса может сыграть Китай, который теоретически увеличит объем закупок нефти. «И как раз за счет увеличения потребления нефти со стороны КНР цены на нефть вернутся на прежний уровень. В этом случае никакого влияния на экономику Казахстана не будет. Если же негативное воздействие кризиса и коснется республики, оно будет незначительным. Скажем, вместо 7—8% роста ВВП будет 6%», — предполагает Майкл Эгглтон. В мире, по его словам, все настолько сложно, что невозможно точно, в абсолютных показателях что-либо предсказать. «Основной риск в результате кризиса заключается в том, что крупные компании не смогут рассчитаться по долгам. В этом случае произойдет сокращение численности персонала, зарплат, чтобы высвободить деньги и направить их на погашение долга. В настоящей момент нет опасности того, что в Казахстане повторится ситуация трехлетней давности — тогда у людей, банков, компаний не было денег, чтобы рассчитаться с долгами. Определенное влияние европейский кризис на Казахстан окажет, но я не думаю, что оно будет существенным. Ничего страшного ожидать не следует», — уверяет банкир. По его словам, из-за кризиса в Казахстане могут незначительно повыситься процентные ставки по кредитам, так как растущие расходы по фондированию банки перекладывают на клиентов. Но это теоретическая возможность, не факт, что так и будет, подчеркивает банкир.

Другое мнение у Олжаса Худайбергенова. В этой волне кризиса, как он считает, цены на нефть могут упасть до 50—70 долларов за баррель: «У Казахстана запас прочности иссякает при цене ниже 70 долларов, а у России эта планка составляет 90 долларов. У обеих стран экономика на 50—70% зависит от цен на нефть, несмотря на заявляемые официально вдвое-втрое меньшие показатели. А значит, в период падения цен опять начнется урезание бюджета и помощь крупным банкам, компаниям», — прогнозирует он.

Более оптимистично настроен Нурлан Рахимбаев. По его словам, цены на нефть пока остаются высокими. «Последний минимум, который мы видели, был на отметке 100 долларов за баррель, теперь цена превышает 110 долларов. Дальнейшее движение цен будет определяться разрешением долговых проблем еврозоны. Если мы не увидим улучшения ситуации и к тому же произойдет дефолт Греции, то возможен обвал котировок до отметок ниже 80 долларов за баррель. Если все-таки проблемы Греции разрешатся, хоть и временно, то мы можем увидеть дно, минимум на уровне 90 долларов», — предполагает он. Снижение цен ниже 80 долларов, предупреждает г-н Рахимбаев, грозит экономическим спадом в России и Казахстане и девальвацией нацвалют.

Цены на нефть, как и на другие биржевые товары, по своей природе очень волатильны. «Мы не исключаем, — говорит Адиль Табылдиев, — возможное снижение мировых цен на энергоносители в ближайшее время. Но в то же время и вероятность их роста также велика — инфляционные ожидания на фоне мягкой монетарной политики, проводимой центробанками ведущих стран, достаточно сильны». По прогнозам аналитика, мировые цены на энергоносители минимумов 2008 года в ближайшие месяцы не достигнут. Негативным последствием снижения мировых цен на энергоносители и другие основные статьи экспорта Казахстана и России, по его словам, станет ухудшение состояния платежного баланса, давление на курсы национальных валют и рост дефицита государственного бюджета.

«Необходимо отметить тот факт, что пусть и частично, но доходная часть госбюджета стерилизована от потоков «неф­тедолларов», которые перенаправлены в Нацфонд. Таким образом, снижение мировых цен на нефть не окажет прямого влияния на дефицит бюджета. Конечно, в случае ухудшения экономической ситуации в мире дефицит увеличится, но если это будет продолжаться относительно недолго, то снижение государственных доходов будет компенсировано частично снижением расходов и частично трансфертами из Нацфонда», — считает начальник аналитического управления АО «BCC Invest». Также, поясняет аналитик, учитывая отсутствие внешнего госдолга и относительно небольшой размер внутреннего государственного долга, правительство Казахстана имеет возможность прибегнуть к внешним заимствованиям и к увеличению внутренних заимствований.

Тем временем, по словам министра экономического развития и торговли РК Кайрата Келимбетова, прогноз цен на нефть, заложенный в республиканский бюджет на 2012—2014 годы, основан на ожиданиях «ценового шока». По его словам, Кабмин прекрасно понимает, что цены на нефть в любой момент могут измениться. Г-н Келимбетов считает разумным остановиться на предложенном МЭРТ консервативном прогнозе. По данным министра, в настоящее время многие международные энергетические агентства пересмотрели прогноз, который составляет от 80 до 100 долларов за баррель, «и в целом страны-экспортеры, как правило, используют более консервативную оценку». Согласно базовому сценарию бюджета на 2012—2014 годы, мировая цена на нефть в 2012 году прогнозируется на уровне 80 долларов за баррель, в 2013—2014 годах — на уровне 70 долларов за баррель.

Падения не избежать

По мнению Олжаса Худайбергенова, в краткосрочном плане Астане придется расширять госзаказ экономике, а в долгосрочном — менять в целом денежно-кредитную политику, нынешние принципы которой, к сожалению, не помогли даже оправиться от последствий первой волны. «Строительство, ипотечное кредитование, кредитование реального сектора, объем плохих кредитов — все эти показатели сейчас не сильно отличаются от своих минимальных значений», — отмечает он. По его мнению, во время острой стадии, которая будет в среднем длиться 6—12 месяцев, республике грозит серьезный бюджетный дефицит. И компенсировать его придется только из одного источника — за счет Нацфонда.

При этом г-н Худайбергенов считает, что в краткосрочном плане поддерживать национальную валюту не стоит. «Сначала надо убрать все валютные кредиты внутри экономики, за исключением тех, которые связаны с импортными операциями, и параллельно довести мощности отечественного производителя по товарам народного потребления до уровня 80% от внутреннего потребления. После чего надо девальвировать тенге в несколько этапов до 300 тенге. Но без выполнения первых двух условий проводить девальвацию нельзя ни в коем случае, ибо тогда она не поможет, а ударит по своим же. Как это было в 2009 году», — предупреждает он.

Другое мнение у г-на Табылдиева:«Курс национальной валюты в рыночных условиях отражает сложившийся баланс спроса и предложения. Курс тенге относительно стабилен и колеблется в относительно узком коридоре — 145—149 тенге за доллар. Говорить о возможной резкой девальвации тенге пока оснований нет. В настоящее время валютная политика Нацбанка сводится к сглаживанию возможных резких колебаний валютного курса как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления. Регулятор, по нашим прогнозам, валютными интервенциями будет и дальше сглаживать резкие колебания курса, однако действовать против тренда не станет».

В 2007 году, по мнению г-на Худайбергенова, экономика была на высоком уровне, с которого было больно падать. «Сейчас падение уже будет не таким сильным, так как экономика в худшем положении. Зато и падать придется меньше», — нашел позитив Олжас Худайбергенов. Казахстану, по его словам, следует направить антикризисные усилия на комплекс программ, суть которых в расширении госзаказа и создании импортозамещающих производств. «Это, конечно, избитая тема, но самая необходимая», — считает он.

«Последствия кризиса уже частично нивелированы, учитывая, что у банковского сектора гораздо меньше долгов, есть высокая ликвидность, Нацфонд и ЗВР страны выросли в объеме за последние два года, что дает возможность оказать поддержку экономике и точечно банковскому сектору, в случае такой необходимости», — считает г-н Рахимбаев. Опять же при негативном сценарии, о чем пока говорить рано, продолжает он, распечатать Нацфонд придется и, скорее всего, для поддержки МСБ, жилищного строительства, развития инфраструктуры. «Строительный сектор необходимо поддерживать и дальше, так как он не вышел из кризиса, а потребность в жилье сохраняется. Что касается банковского сектора, то ему потребуется гораздо меньше помощи, чем в 2008 году, возможно лишь точечного характера», — считает г-н Рахимбаев.

По мнению Адиля Табылдиева, предпринимаемые в настоящий момент развитыми странами меры пока лишь способствуют сглаживанию негативных последствий, но глобально проблемы не решают, оттягивая возможный коллапс системы государственных финансов в некоторых странах. «Таким образом, если вторая волна кризиса накроет мировую экономическую систему, то ее проявления не будут такими же острыми, как в 2007—2009 годах, однако и времени на ее преодоление потребуется значительно больше. Мировая экономика еще долго будет находиться в перманентном балансировании на грани предкризисного и кризисного состояния», — заключает аналитик.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?