Испытание регламентом

Главная проблема испытательных лабораторий и органов по сертификации Казахстана — нехватка квалифицированных специалистов

Условия внешней торговли в последние годы значительно улучшились: для отечественных компаний действуют нулевые пошлины на импорт внутри ЕАЭС и низкие ставки в отношении товаров из стран — членов ВТО. Но по мере снижения таможенных пошлин препятствием для свободной торговли становятся нетарифные барьеры. Для того чтобы устранить или снизить влияние нетарифных барьеров, в международной торговле приняты обязательные требования к качеству продукции, ее производству, хранению, транспортировке и т.д. Эти правила упорядочиваются посредством технических регламентов и гармонизированных стандартов. Выяснить, соответствует ли произведенная продукция общим требованиям, помогают испытательные лаборатории и органы по сертификации. От того, насколько скрупулезно и качественно проводит свою работу лаборатория, зависит конкурентоспособность казахстанских товаров на внешних рынках. Председатель Казахстанской ассоциации органов по оценке соответствия Даулет Сутемгенов в интервью Expert Kazakhstan рассказал о сегодняшнем состоянии испытательных лабораторий и органов по сертификации.

Изменение в четыре этапа

— Даулет Булатович, реформа в области технического регулирования была начата с принятием в 2004 году Закона РК «О техническом регулировании»?

— Реформы начались задолго до этого закона. В 1998 году с принятием новой редакции закона «О сертификации» такие работы, как оценка соответствия, испытание продукции, сертификация, были переданы в рынок. Тогда же появились первые частные испытательные лаборатории и органы по сертификации. В этом смысле мы стали первой страной на постсоветском пространстве, кто поставил эту деятельность на рыночные рельсы.

В советское время все было сконцентрировано в государственных руках — и надзор, и испытание, поэтому соседям по СНГ было непонятно, зачем мы это сделали. Но принцип независимости требовал, чтобы вопросы надзора и вопросы оценки соответствия и сертификации были разделены. Поэтому функции надзора государство оставило за собой, а работы по проведению испытаний и сертификации продукции были переданы в рынок. В тот период Республиканское государственное предприятие «Центр стандартизации, метрологии и сертификации» было реорганизовано в АО «Национальный центр экспертизы и сертификации» и приватизировано с передачей в частные руки.

Если на первом этапе реформы, то есть начиная с 1998 года, испытательные лаборатории и органы по сертификации были переданы рынку, то ключевой задачей второго этапа стали адаптация и применение международных стандартов в их работе. Внедрялись международные стандарты ИСО/МЭК 25, ИСО/МЭК 65, в последующем — стандарты серии 17000.

И только третий этап реформы начался в 2004 году с принятием закона «О техническом регулировании». Документ положил основу для регламентации обязательных требований к производимой и ввозимой продукции. Это было связано с желанием Казахстана вступить в ВТО, где технические барьеры регулируются соответствующим соглашением по техническим барьерам в торговле (соглашение по ТБТ). Казахстан взял на себя обязательство привести свое законодательство в соответствии с требованиями ВТО.

Из семи тысяч действующихнациональных стандартов70 процентов соответствуютмеждународным требованиям

В последующем в закон о техническом регулировании ввели понятие «технический регламент», до этого использовалось понятие «нормативно-правовой акт в области технического регулирования». Техрегламент, если коротко, — документ, устанавливающий требования безопасности к продукции. Тем самым государство обязалось установить требования к продукции, которые должны корреспондироваться с ключевой целью соглашения ТБТ. А она звучит так: государство, устанавливая технические барьеры, не должно выходить за рамки защиты жизни и здоровья человека, охраны окружающей среды и предотвращения обмана потребителей. Другие обстоятельства считаются необоснованными. Таким образом, основные принципы, на которых базируется соглашение по ТБТ, были определены Законом РК «О техническом регулировании».

Четвертый этап реформы заключался в передаче функции аккредитации испытательных лабораторий и органов по сертификации от комитета по техническому регулированию и метрологии в ТОО «Национальный центр аккредитации». До принятия закона «О техническом регулировании» аккредитацию осуществлял комитет, то есть госорган, и аккредитовал испытательные лаборатории, и проверял их. Никакой независимости при таком объединении функций, конечно, не было.

К сегодняшнему дню выстроена следующая модель: во главе стоит комитет по техническому регулированию и метрологии, в его ведении находятся структурные подразделения — Национальный центр аккредитации, Институт стандартизации и сертификации, Институт метрологии. Сегодняшняя структура в принципе соответствует подходу, принятому в мире в области техрегулирования.

Лаборатории на страже

— В первой программе индустриализации, которая была подготовлена в преддверии вступления Казахстана в Таможенный союз, говорится об улучшении системы технического регулирования. Планировалось модернизировать техническое оснащение испытательных лабораторий, принять более высокие стандарты, а существующие гармонизировать с международными. Во второй программе индустриализации говорится о тех же мероприятиях. Выходит, что нам все еще не хватает оснащенных испытательных лабораторий, чтобы казахстанский бизнес мог производить вполне качественную продукцию и экспортировать ее?

— Работы по улучшению национальных технических регламентов проводились до создания Таможенного союза. После вступления в ТС мы начали переходить на регламенты союза, а правительство стимулировало появление новых испытательных лабораторий.

За короткий срок мы перешли с одного режима на другой. А любые новые условия, новые документы меняют правила игры, поэтому наш рынок последние десять лет по сути живет в постоянной динамике и вынужден подстраиваться к изменившимся условиям. Конечно, база испытательных лабораторий также подстраивается под новые требования.

Например, с момента создания Таможенного союза, который был затем преобразован в ЕАЭС, было разработано и принято более 30 новых технических регламентов. То есть определены новые требования к продукции в 30 секторах экономики, которые ранее не подлежали сертификации. Например, появились такие требования, как электромагнитная совместимость к электротехнической продукции или новые критерии соответствия автомобильной и железнодорожной продукции. Соответственно, испытательные лаборатории — а это частные компании — с принятием новых техрегламентов осуществляли модернизацию имеющегося оборудования и приобретали новое оборудование, повышали квалификацию персонала, осваивали новые стандарты. За последние 7–8 лет, правда, появилось не много новых испытательных лабораторий; как правило, действующие лаборатории модернизировались, осваивали новые методы испытания промышленной продукции (группа — машины и оборудования). Основная часть испытательных лабораторий, которые усовершенствовали свою работу, расположены в Алматы.

Из новых испытательных лабораторий можно отметить Казахстанский центр сертификации на железнодорожном транспорте. Был инвестирован значительный частный капитал и создан уникальный испытательный центр в Экибастузе. Он занимается испытанием и сертификацией вагонов, локомотивов и комплектующих к ним, чего у нас вообще не было.

Модернизированы лаборатории, работающие с пищевой продукцией. Казахстанские специалисты сейчас могут определять генетически модифицированные организмы. Были улучшены методы, определяющие различные пестициды и другие токсичные элементы. Государство также вложило значительные средства в модернизацию лабораторий, входящих в структуру санэпиднадзора, ветеринарии и фитосанитарной безопасности.

Лаборатории не стоят на месте, находятся в постоянной динамике. Кроме принятия новых регламентов, постоянно обновляются стандарты. И с выходом новых стандартов лаборатории вынуждены обновлять свое оборудование, словом, всегда быть начеку.

— Достаточно ли в стране испытательных лабораторий, чтобы наш экспорт был конкурентоспособным? Предприниматели в регионах жалуются, что приходится обращаться в лаборатории в Алматы, а это дополнительные издержки.

— Ссылаться на отсутствие в регионах достаточного количества лабораторий, объясняя меньшую конкурентоспособность казахстанской продукции, не совсем правильно. Проблемы есть, мы это признаем, но все должны понимать, наша деятельность — тоже бизнес. И как бизнес мы реагируем на спрос: в регионах не могут появиться лаборатории, если не будет достаточного объема заказов.

Например, в Англии Lloyd’s Register — старейшая компания, которая занимается испытанием и сертификацией в судостроительной отрасли. Ее базовая лаборатория по судостроению, где испытывают металл судна на коррозию, находится в деревне, вовсе не на море, и никто не страдает от того, что нужно образец металла отправить на испытание в глубинку.

Все зависит от обеспечения лабораторий объемами работы. В регионах, конечно, не может быть много высокотехнологичных лабораторий, есть проблемы по отдельным видам продукции. Например, по электротехнике региональные лаборатории не могут обеспечить весь спектр испытаний. И казахстанские предприятия вынуждены отправлять свою продукцию в Алматы, где находится основной костяк лабораторий.

Что касается производства конкурентной продукции на экспорт, тут мы сталкиваемся с такой проблемой: бизнес не знает процедур и требований по техрегулированию. Предприниматель уже при инвестировании в производство какой-либо продукции должен планировать, где он будет испытывать свою продукцию и проходить сертификацию. Возможно, если у него большое производство, ему выгоднее создать свою лабораторию?! И с результатами идти в органы по сертификации для получения сертификата. Например, предприятия нефтегазового сектора какую-то часть испытаний закрывают самостоятельно.

Российские компании с помощью интернета выдают сертификатыказахстанскому заявителю. В течение трех часов бизнесменполучает сертификат без лабораторных испытаний

Сегодня действует 46 техрегламентов ЕАЭС, и создать лаборатории по всем этим направлениям, например в Кызылорде или Кокшетау, невозможно и не нужно. Проблемы есть, но если существует большая потребность в лабораториях, то они открываются достаточно быстро. Дело в другом: государство, мне кажется, недостаточно информирует бизнес или информирует в общих чертах о требованиях к техрегламентам, не акцентируя на конкретных деталях и нюансах.

Кадровый вопрос

— Вы сказали, что техническое регулирование все время в динамике. Сначала принимали национальные регламенты, теперь регламенты ЕАЭС, два года назад страна вступила в ВТО, что опять-таки требует внедрения новых стандартов, методик и модернизации испытательных лабораторий. Хватает ли квалифицированных кадров, которые могут работать по новым правилам?

— Сегодня есть ряд вопросов к подготовке специалистов, мы их поднимаем перед комитетом технического регулирования, который сотрудничает с вузами по этой части. Но нехватка кадров — постоянная проблема. Она возникает еще и потому, что специалистов по стандартизации и сертификации начали готовить только с 2003 года.

С другой стороны, каждый год появляются новые технические регламенты и множество документов второго уровня, связанных с механизмом оценки соответствия и с государственным надзором, а также порядком его проведения.

К уже действующим 46 техрегламентам ЕАЭС разрабатываются еще 15, через два года их будет больше 60, если к ним прибавить стандарты, которые принимаются в поддержку техрегламентов, получим тысячу новых правил. А это требует непрерывного повышения квалификации и обучения персонала. Тут проблема еще в том, что доказательной базой стандартов для технических регламентов ЕАЭС взят ГОСТ, который, напомню, является межгосударственным стандартом СНГ, и в разработке участвует не только Казахстан, но и другие страны Содружества, и в части реализации в последующем их требований необходимо быть постоянно информированным.

Дефицит кадров вынуждает привлекать зарубежных специалистов. Приведу в качестве примера Казахстанский центр сертификации на железнодорожном транспорте. Компания, чтобы выйти из ситуации нехватки кадров, привлекла специалистов из России и Украины, поскольку профессионалов по испытанию подвижного состава и комплектующих в Казахстане до создания этого центра не было вообще.

Но процедура принятия техрегламента и стандартов к нему очень долгая. Только на обсуждение уходит больше года, поэтому у бизнес-сообщества, испытательных лабораторий и органов по сертификации есть время, во-первых, для участия в обсуждении новых правил, во-вторых, для обучения собственных специалистов или привлечения зарубежных. Как правило, действующие компании обходятся повышением квалификации своих специалистов.

Сломать барьер

— Как вы оцениваете роль технических регламентов в устранении нетарифных барьеров в ЕАЭС: стало ли их меньше, а у казахстанских компаний появилось больше возможностей экспортировать свою продукцию?

— Действующие техрегламенты ЕАЭС регулируют около 80 процентов товарооборота внутри союза. Вернусь к истории соглашения о единых принципах и правилах технического регулирования, которое стало одним из базовых соглашений Таможенного союза, заключенного в 2010 году между Беларусью, Казахстаном и Россией.

Этот базовый договор для технического регулирования на территории ТС обсуждался долго. Я был непосредственным участником обсуждения о том, что должен быть единый документ, определяющий требования к продукции, должна быть единая база испытательных лабораторий и органов по сертификации в ТС и что должен быть единый документ, который будет иметь хождение на всей территории ТС без переоформления и предъявления дополнительных требований. Эти принципы стали основой соглашения. Конечно, вначале каждая страна пыталась защитить свои интересы: вызывал недоумение тот факт, что сертификат, выданный, например, в Казахстане, будет иметь беспрепятственное хождение на всей территории ТС.

Но подход был принят и одобрен Соглашением о единых принципах и правилах технического регулирования. Там было прописано, что ни одна страна — член ТС не вправе применять дополнительные требования к продукции, за исключением тех, что указаны в техрегламентах.

Конечно, между участниками ТС возникала масса вопросов, когда границы между странами стали прозрачными. Тогда секретариат комиссии ТС в ручном режиме решал вопросы, возникающие при пересечении продукцией границ внутри союза. Давались разъяснения, писались письма в российские регионы. Приходилось объяснять новые правила российским региональным правительствам.

Сегодня техрегламенты работают на снижение технических барьеров. Конечно, возникают отдельные проблемы, не без этого, но их решают на платформе ЕАЭС, на уровне коллегии ЕЭК и совета ЕЭК, куда входят вице-премьеры каждой страны.

— А как в ВТО?

— Тут действует принцип работы по гармонизированным стандартам. Если наша продукция выпущена по стандарту, который гармонизирован с международным стандартом ИСО — а его признают все члены ВТО, — то эта продукция вполне может пройти все технические требования, которые предъявляются к ввезенному товару.

Это не значит, что не нужно получать сертификаты и проходить дополнительные испытания в тех странах, куда мы желаем ввезти товар. Но принцип работает на уровне гармонизации: если я произвел в Казахстане продукцию по местному стандарту, но гармонизированному с международным, соответственно, мой товар должен с легкостью пройти испытания в стране назначения.

СФС больше ТБТ

— Казахстанские испытательные лаборатории проводят работу по международному стандарту?

— Конечно, они проходят аккредитацию, при которой подтверждают свою техническую компетентность. Из семи тысяч действующих национальных стандартов 70 процентов соответствуют международным требованиям и из более 20 тысяч межгосударственных стандартов более четверти также гармонизированы с международными требованиями. Те сегменты экономики, которые работают по этим стандартам, по сути, соответствуют стандартам ИСО.

Кроме того, мы не только гармонизируем национальный стандарт с требованиями ИСО. Мы в некоторых случаях сразу же берем за основу стандарты развитых стран. Например, сейчас принимается еврокод как базовый стандарт для нашей строительной отрасли.

Работа по внедрению новых стандартов ведется комитетом технического регулирования на основе предложений и запросов от бизнеса, на основе потребностей отрасли. К примеру, запускается какой-то завод в регионе, который планирует выпускать продукцию на экспорт. Он должен внести предложение, что ему нужен пакет стандартов на основе, допустим, ИСО. Комитет технического регулирования рассматривает и принимает решение разработать эти стандарты. Ежегодно принимается более тысячи стандартов.

— То и дело сталкиваешься с сообщениями о том, что китайские чиновники приехали инспектировать казахстанскую ферму, чтобы она получила право экспортировать в Поднебесную. Получается, тут механизм гармонизации ломается?

— Это нормальная практика: к пищевой продукции применяются дополнительные санитарные, ветеринарные и фитосанитарные требования. Здесь наряду с соглашением ТБТ действует соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер ВТО (соглашение СФС). В ВТО есть отдельные соглашения, где действует принцип более жесткой дискриминации. В них предусмотрено, что государство может предъявить жесткие научно обоснованные требования к продукции. Допустим, стране-импортеру недостаточно протестировать продукцию после того, как она пересекла границу, а нужно проинспектировать хозяйства, которые производят это мясо, оценить эпизоотическую ситуацию на месте, посмотреть своими глазами на пастбища, где пасется скот, и как, в каких условиях забивается.

Санитарные и фитосанитарные требования по своей сути более дискриминационные, чем техническое регулирование, каждое государство должно иметь возможность, что называется, увидеть своими глазами, как производится пищевая продукция. Наша ветинспекция тоже в свое время ездила в США проверять производителей куриного мяса.

Дополнительный резерв

— Какие проблемы в системе технического регулирования мешают нашим экспортерам?

— Предлагаю взглянуть на внутренний рынок, который также интересен местному бизнесу. Например, есть проблемы с недобросовестной конкуренцией, когда выдаются фальсифицированные сертификаты соответствия. Интеграционное объединение позволило нашим лабораториям и органам по сертификации оказывать услуги в России, Беларуси, Кыргызстане, в то же время наш рынок стал открыт для органов по сертификации всех стран — членов ЕАЭС. И тут присутствует факт недобросовестной конкуренции на территории Казахстана: выдаются сертификаты либо без соблюдения процедур, либо откровенно поддельные.

— Кто выдает фальсифицированные сертификаты?

— Российские компании с помощью интернета выдают сертификаты казахстанскому заявителю. В течение трех часов бизнесмен получает сертификат без лабораторных испытаний. Есть статистика, которая косвенно показывает масштаб проблемы. При таможенном оформлении казахстанской продукции, как фиксирует комитет госдоходов, более 40 процентов продукции идет с местным сертификатом, оставшаяся часть — с сертификатами российских органов по сертификации. По моим оценкам, половина российских сертификатов выдана с нарушением, треть вообще фальсифицирована.

— Как бороться с фальсифицированными сертификатами и что это даст казахстанскому бизнесу?

— Сегодня много говорят о цифровизации, мне кажется, нужно использовать возможности новых технологий, чтобы создать базу добросовестных и недобросовестных органов по сертификации ЕАЭС. Это первое.

Второе, следует усилить внутренний госконтроль. Фальсифицированный сертификат можно обнаружить, когда продукция поступает из-за рубежа, при таможенной очистке. Поскольку мы с Россией в одном интеграционном объединении, таможенная очистка не производится, поэтому тут должны активнее работать соответствующие уполномоченные органы.

Как это поможет казахстанскому бизнесу? Приведу пример. У нас есть производитель антифризов «Багашар Мекен» в Капчагае, выпускает качественную продукцию. Но ему трудно конкурировать внутри страны, поскольку половина антифризов на казахстанском рынке — фальсификат с поддельным сертификатом. А госорганы ничего не могут сделать. В Европейском союзе штрафы очень высокие, предприятие может обанкротиться. Поэтому там очень редки случаи, когда предприниматель производит или продает заведомо некачественную или фальсифицированную продукцию. Если его на этом поймают, он может вообще всего лишиться и обанкротиться.

Но у нас процедуры не отработаны. Вернусь к примеру с антифризом. Можно, конечно, написать жалобу на предпринимателей, которые ввозят и продают некачественный антифриз. В таком случае надзорный орган запрашивает ИИН/БИН, чтобы зарегистрировать проверку на продукцию. Затем уведомляет предпринимателя, а тот убирает продукцию с прилавка. Если даже его оштрафуют, то сумма штрафа настолько мизерная, что оплатить его — не проблема.  

Что дальше делать с продукцией? Вроде бы следует ее изъять и уничтожить, но у нас нет такого механизма, разве что по пищевой продукции. Другими словами, надо работать с фальсификатами внутри республики, если их станет меньше, то вырастет объем рынка для добросовестного казахстанского бизнеса.

Статьи по теме:
Политика

Культура нечтения

Более 78% молодых казахстанцев не читают книги. Бахытжан Бухарбай связывает нелюбовь к чтению с нежеланием молодежи брать на себя ответственность

Международный бизнес

Кто в бизнесе главный?

Без стратегического маркетинга у компании нет перспектив

Тема недели

Перепоясать Центральную Азию

Проблемы, связанные с реализацией проекта «Пояс и путь», не переломят общий тренд на ориентацию экономики Казахстана на взаимодействие с Китаем

Культура

Космический корабль по доступной цене

Завершился девятый сезон показов Mercedes-Benz Fashion Week Almaty