Деньги для самых маленьких

Финансирование деятельности микропредприятий существенно отличается от общего финансирования МСБ

Дефицит фондирования — глобальная проблема микробизнеса, и не только в РК. Банки не видят выгоды в кредитовании предпринимателей столь небольшого масштаба — об этом говорят результаты исследования Европейского инвестиционного фонда. Господдержка для казахстанского микро- и малого бизнеса — вопрос выживания этого сегмента, и если в настоящее время такие инициативы государства носят скорее социальный характер, то в долгосрочной перспективе должны дать экономический эффект.

Чем меньше, тем сложнее

В сентябре 2017 года Европейский инвестиционный фонд (ЕИФ) опубликовал результаты совместного с Трирским университетом (Германия) исследования особенностей финансирования деятельности микропредприятий в Европе. Исследование проводилось для того, чтобы сформировать более четкое понимание отличий микропредприятий от других субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП).

Авторы работы сформулировали пять гипотез на основе ранее опубликованных материалов по вопросам доступа микробизнеса к финансированию и проверили их эмпирическим методом, охватив 12 144 микрофирмы из 27 европейских стран. Гипотезы были следующие (все в сравнении с малыми и средними фирмами): первая — микрофирмы в меньшей степени используют долговое финансирование; вторая — микрофирмы в меньшей степени используют торговое финансирование (овердрафты, кредитные линии и т.д.); третья — микрофирмы в меньшей степени используют инструменты государственной финансовой поддержки; четвертая — микрофирмы в меньшей степени используют финансирование под активы (лизинг, факторинг); и пятая — микрофирмы в большей степени используют внутренние источники финансирования.

Исследователи проанализировали данные, полученные в ходе опроса предприятий о доступности финансирования (SAFE survey). Подобные опросы Европейский центральный банк проводит каждые полгода. Представителей предприятий просят указать, какие источники финансирования они используют: собственные доходы, продажу активов, господдержку, овердрафты, кредиты банков, займы от родственников и знакомых, лизинг, факторинг и т.д. Аналитики ЕИФ использовали данные последнего полугодового опроса для кластерного и регрессионного анализа. В результате кластерного анализа предприятия разделили на 7 кластеров в зависимости от наиболее часто используемых источников финансирования (см. таблицу).

В рамках регрессионного анализа эксперты сравнили вероятности использования источников финансирования согласно 5 гипотезам для микрофирм в сопоставлении со средними фирмами и для малых фирм, опять же в сопоставлении со средними фирмами. Результаты получились следующие.

По первой гипотезе ожидания не подтвердились: коэффициент вероятности получения долгового финансирования для микрофирмы (0,088) оказался выше, чем для средней фирмы (0,039). По второй гипотезе ожидания подтвердились: коэффициент вероятности получения торгового финансирования для микрофирмы (–0,200) оказался ниже, чем для средней (0,040). Третью гипотезу анализ подтвердил: коэффициент вероятности получения господдержки для микрофирмы (–0,475) оказался ниже, чем для средней фирмы (0,050). Подтверждена была и четвертая гипотеза: коэффициент вероятности получения финансирования под активы для микрофирмы (–0,258) оказался ниже, чем для средней (0,043). Пятая гипотеза о том, что коэффициент вероятности использования внутреннего финансирования для микрофирмы выше, чем для средней фирмы, — тоже верна: 0,617 против 0,035.

Еще немного из результатов исследования. Менее зрелые фирмы (2–4 года деятельности) с меньшей вероятностью получат долговое финансирование и с большей вероятностью будут использовать внутреннее финансирование; компании со сроком деятельности 5–9 лет с большей вероятностью будут использовать торговое финансирование и с меньшей — господдержку. Семейные фирмы с большей вероятностью будут использовать долговое финансирование; фирмы с одним собственником больше стремятся использовать долговое финансирование и господдержку, но меньше финансирование под активы; инновационные фирмы больше используют господдержку, но меньше внутреннее финансирование.

Таким образом, эксперты ЕИФ пришли к выводу, что инструменты финансирования микрофирм значительно отличаются от малых и средних предприятий. Вопреки ожиданиям, вероятность использования долгового финансирования для микрофирмы выше, чем для средней. Однако стоит учитывать, что в долговом финансировании присутствует большая пропорция краткосрочного финансирования (кредитные линии, овердрафты). Предыдущие исследования показали, что долгосрочное финансирование менее привлекательно для микрофирм из-за высокой стоимости и сложности его получения.

Эффект масштаба

Исследование Европейского инвестиционного фонда имеет большую практическую ценность, например, для госорганов. Аналитика демонстрирует, что микрофирмы с наименьшей вероятностью получат господдержку, хотя большинство госпрограмм ориентировано как раз на них. Вместе с этим сложно сказать, является ли причиной такого расклада незнание условий и незаинтересованность в госпрограммах или административные барьеры. Этот вопрос, по мнению экспертов, требует дальнейшего изучения.

В Казахстане, по данным комитета по статистике, зарегистрировано около 1,5 млн субъектов МСП. Из них к субъектам микропредпринимательства (с численностью работников до 15 человек) можно отнести около 300 тыс. юридических лиц и 1,1 млн индивидуальных предпринимателей (ИП) и крестьянских хозяйств (КХ). При этом, согласно данным информационно-аналитического департамента АО «Фонд развития предпринимательства “Даму”», из числа субъектов микропредпринимательства порядка 12% имеют историю получения банковского бизнес-кредита. Соответственно, около 88% микропредпринимателей финансируются преимущественно за счет собственных средств либо небанковского финансирования. Для сравнения, доля субъектов малого предпринимательства, имеющих кредитную историю в банках, — 30%, доля субъектов среднего предпринимательства — 51%.

Задача развития микропредпринимательства в РК на сегодня связана в большей степени с решением задач социального характера, в частности, связанных с занятостью населения. Вклад сектора в расширение экономики и государственных доходов остается незначительным — хотя ИП и КХ обеспечивают не менее 49% рабочих мест в секторе МСП, но при этом на них приходится лишь 13% от всего объема выпускаемой продукции сектора МСП (см. графики 1, 2).

Такую ситуацию отчасти объясняет отраслевая структура субъектов микропредпринимательства, в которой преобладают предприятия по производству услуг (торговля, транспорт и связь и прочие услуги — 76%), оставляя в меньшинстве предприятия по производству товаров (сельское хозяйство, промышленность, строительство — 24%), которые априори создают большую добавленную стоимость в среднем на субъекта (см. график 3).

Вместе с этим поддержку микропредпринимательства можно отнести к стратегическим задачам развития МСП, выполнение которых в долгосрочной перспективе должно привести к увеличению вклада всего сектора МСП в ВВП (долгосрочный индикатор к 2050 году — 50%). Эволюционно успешные микропредприятия в конечном итоге будут вырастать сначала в малые предприятия, а затем и в средние. Структурные изменения в количестве субъектов МСП в стране за последние годы позволяют сделать вывод, что такие преобразования уже имеют место. Так, в 2015–2016 годах на рынке наблюдалось сокращение количества ИП, однако в этот же период был зафиксирован значительный рост малых предприятий в форме юридического лица. В 2017 году количество ИП вновь возросло, при этом продолжился и рост малых предприятий в форме юридического лица.

Именно по этим причинам государство фокусирует усилия на поддержке микробизнеса — в рамках стратегии развития до 2023 года Фонд «Даму» выделяет микро- и малый бизнес в приоритетный сегмент поддержки своих программ и ставит задачи по увеличению кредитования микробизнеса и расширению сотрудничества с микрофинансовыми организациями и кредитными товариществами. Напомним, что в настоящее время активно реализуются три программы микрокредитования, которые ориентированы на массовый охват предпринимателей без отраслевых ограничений. Это программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы: в ее рамках начинающие и действующие предприниматели могут получить микрокредит на сумму до 8 000 МРП (19,24 млн тенге в 2018‑м) по ставке не более 6%. На 1 апреля 2018 года уже было выдано 705 микрокредитов на сумму 7,7 млрд тенге. Еще одна программа микрокредитования — за счет средств займа от Европейского банка реконструкции и развития, в рамках которой с августа 2016 года по январь 2018‑го было выдано 11 927 микрокредитов на сумму 6,6 млрд тенге. И, наконец, программа «Даму-Микро», в рамках которой с августа 2016 года по январь 2018‑го был выдан 471 микрокредит на сумму 0,9 млрд тенге.

* Директор Информационно-аналитического департамента Фонда «Даму».

** Главный менеджер Информационно-аналитического департамента Фонда «Даму».

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так