Себя накормив, о стране не забудь

Самозанятость — первый шаг на пути к полноценной занятости и развитию класса предпринимателей

Эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого президента — Елбасы Айман Жусупова еще в 2013 году опубликовала доклад «Феномен самозанятости в Казахстане как отражение специфики социально-экономического развития». На наш взгляд, это наиболее полное исследование самозанятости в РК. Г-жа Жусупова ответила на вопросы Expert Kazakhstan об этом явлении.

Вынужденная переквалификация

— Айман, существуют объективные причины большой доли самозанятых в Казахстане?

— Столь большая численность самозанятых в Казахстане обусловлена в первую очередь сменой экономической модели страны, резким переходом от плановой к рыночной экономике. Подавляющее большинство работников фабрик, заводов, государственных предприятий в одночасье остались не у дел и пополнили ряды безработных. Множество инженеров, рабочих, учителей, воспитателей детсадов (напомню, что в 1990‑е годы количество детсадов сократилось в 15 раз, они были приватизированы и стали офисами компаний, ресторанами и так далее) забросили свои профессии, в частности, ушли в сферу торговли. Часть из них до сих пор не нашла себя в новых экономических реалиях. Например, в странах Восточной Европы транзит не имел столь катастрофических последствий для экономики и населения. В Чехии и Словакии, Венгрии, Польше и других странах Восточной Европы еще до Второй мировой войны сформировалась и преобладала рыночная экономика, включая крупные предприятия промышленности. В период вхождения в социалистический лагерь в этих странах сохранялся малый бизнес в аграрном секторе, торговле и так далее. Люди имели навыки работы в условиях рыночных отношений.

В основе государства лежит общественный договори граждане могут требовать от государства выполнения техили иных функций. Но и граждане в свою очередь такжеобязаны вкладываться в его развитие

С конца 1980‑х годов в условиях транзита для граждан стран Восточной Европы были созданы условия для адаптации к новым экономическим реалиям, обучения новым специальностям, внедрено непрерывное образование, которое мы хотим сегодня реализовать в Казахстане. То есть люди не были предоставлены самим себе в поисках стратегий занятости. В наших реалиях в силу ряда причин подобные вещи реализовывались с запозданием и не носили системный характер.

В результате граждане пытаются сами приспособиться к изменившимся условиям и находят себе те или иные формы занятости. На сегодняшний день вариаций самозанятости в Казахстане очень много, и разница в уровне доходов носит разительный характер. Так, к самозанятым относят и человека, который практически не имеет работы и получает какие-то маленькие доходы, и сельчан, занятых на собственном подворном хозяйстве, и индивидуальных предпринимателей, которые нанимают работников и имеют соответствующие доходы. Наверное, эти контрасты, противоречивость в положении, статусе этой категории людей и влияют на то, что восприятие самозанятых носит крайне противоречивый характер в Казахстане.

— На ваш взгляд, насколько статистические данные соответствуют реальности?

— Статистика в Казахстане фиксирует на сегодняшний день 2,7 миллиона самозанятых. Тем не менее в отношении статистики показательным является то, что когда численность самозанятых определяли в рамках выплат обязательной системы медицинского страхования, исходя из наличия пенсионных отчислений, в базах не нашли порядка 5,5 миллиона человек. Посредством подворового обхода выявили 2,7 миллиона  неформально занятых, самозанятых; из них 1,32 миллиона человек при наличии занятости не имеют пенсионных отчислений, плюс 187 тысяч индивидуальных предпринимателей, которых также нет в базе комитета госдоходов. Это может быть обусловлено тем, что их годовой доход не превышает двенадцати месячных зарплат (около 300 тысяч тенге) и согласно налоговому законодательству они не обязаны регистрироваться. Еще 240 тысяч человек — безработные, которые предпочли не регистрироваться в центре занятости; 1,25 миллиона человек сказали: «Я — самозанятый. Доходы есть, но чуть-чуть». Под вопросом зависло 560 тысяч человек. Эти данные наглядно демонстрируют ситуацию, связанную со статистикой в Казахстане, и масштабы ее просчетов.

— Соответствует ли определение самозанятых в Казахстане международной практике?

— Комитет по статистике МНЭ РК в своих сборниках, ежегодниках, пресс-релизах поясняет, что занятые лица разделяются на наемных работников и самостоятельно занятых лиц на основе международной классификации статуса занятых.

Тем не менее, согласно данным экономистов, в международной классификации определения «самозанятые» нет. Есть работодатели, лица, работающие на индивидуальной основе, члены производственных кооперативов, работники семейных предприятий. Поэтому, как считают отечественные экономисты, на сегодня и возникают трудности с определением самозанятых, и в целом оно носит искусственный характер.

И все же понятие нестандартной занятости и в целом ее легальные и нелегальные формы имеют место во всех странах. Считается, что нестандартная занятость — это требование времени, технологического прогресса, гибкое реагирование на существующие запросы работодателей. В то же время, обеспечивая гибкость рынка труда, она ослабляет позиции работников, о чем заявляли представители Международной организации труда.

В целом нестандартная занятость в развивающихся странах имеет свою специфику, отличную от стран с развитой экономикой. Здесь она носит более масштабный характер, а также больше сконцентрирована в теневом секторе и, безусловно, на каком-то этапе играет позитивную роль, помогая населению справиться с шоками переходного периода. В перспективе данный формат трудовых отношений чреват тем, что не создает предпосылок для долгосрочного реструктурирования занятости и, как следствие, не способствует устойчивому экономическому росту. Происходит недоинвестирование в человеческий капитал, что влечет за собой низкий уровень производительности труда, разрастание теневого сектора экономики.

Без работы, но не безработные

— Самозанятые и безработные — в чем разница?

— Согласно данным комитета по статистике, к безработным относятся лица, не имеющие работу, ищущие работу и готовые приступить к ней, тогда как к самозанятым — физические лица из числа индивидуально занятых производством товаров, работ и услуг для получения дохода, членов производственных кооперативов, неоплачиваемых работников семейных предприятий и работодателей, использующих наемный труд.

Безработные — лица, длительный период де-факто не имеющие работу как в легальном секторе с оформлением договоров согласно законам, так и в теневом секторе.

Самозанятые отличаются от безработных тем, что формально у них есть подворье, предполагающее некий доход, позволяющий хотя бы обеспечить себя продовольствием. В отличие от безработных, они не являлись и не являются наемными работниками, то есть у них нет работодателя в лице предпринимателя (крупного или среднего бизнеса) или государства, как в случае с госслужащими и работниками бюджетных организаций — школ, больниц.

Большую часть самозанятых в Казахстане составляют сельские жители, которые по своему доходу и положению близки к безработным. Значительно меньшую часть составляют горожане с невысокими доходами, которые заняты в сфере торговли, частного извоза, а также риелторы и репетиторы. Наименьшей среди самозанятых является доля граждан с высоким уровнем дохода, зарегистрировавших собственную деятельность, индивидуальных предпринимателей (имеющих патент ИП) и людей творческих «свободных» профессий, которых, как и в любом обществе, очень немного.

— Самозанятые есть во всем мире, в том числе и в развитых странах. В чем отличие казахстанских реалий?

— Наверное, самое большое различие в том, что в развитых странах самозанятые большей частью работают на легальной основе. Правительства, рассматривая нестандартные виды занятости в контексте теорий сегментаций рынка труда, воспринимают ее как требование времени, инновационные формы трудовых контрактов и в целом решение проблем безработицы. Отдавая себе отчет в том, что самозанятых на деле трудно легализовать принудительно, акцент в этих странах делается на гибкости законодательства, сегментации, диверсификации рынка труда, различных видов нестандартной занятости, что дает позитивные результаты.

Чрезмерная зарегулированностьи заформализованностьтрудового законодательства как разприводят к разрастанию теневого сектора

В странах с развивающейся экономикой, к которым относится и Казахстан, самозанятость большей частью воспринимается негативно, как неформальный сектор. С ней борются посредством ужесточения трудового законодательства. Вместе с тем чрезмерная зарегулированность и заформализованность трудового законодательства как раз приводят к разрастанию теневого сектора. В целом отличием самозанятости в постсоветских реалиях принято считать неформальный или полуформальный характер, обход законов и других формальных ограничений, несвоевременную и скрытую оплату труда, слабую реализацию формальных законодательных установлений и низкую эффективность механизмов инфорсмента — обеспечения выполнения договоров.

Перейти на светлую сторону

— Какие меры помогут вывести самозанятых из тени, включить их в формальный сектор?

— Достаточно правильный подход, на мой взгляд, у экс-депутата мажилиса Айгуль Соловьевой. Она отметила, что по существу у нас нет рынка труда, поскольку субъектов МСБ всего 27 процентов, остальное госслужба, бюджетные организации и крупные компании. Она считает, что государство должно поднять этот уровень с 27 хотя бы до 35 процентов, чтобы легализовать непродуктивно занятых, нужно не налоги с них брать, а давать им субсидии, поощрять выход из тени. Данный подход не нов, поскольку самозанятость — это первый этап на пути к полноценной, стандартной занятости, она рождает класс предпринимателей. Как я отмечала выше, безусловно, одним из наиболее важных путей в данном направлении является гибкость законодательства, сегментация рынка труда.

— Существуют ли стимулы для того, чтобы люди сами захотели работать в правовом поле, платить налоги и отчислять взносы в ЕНПФ?

— Важно, чтобы в общественном мнении закрепилось понимание, что дает им уплата налогов. Но в целом речь идет не только о выгодах документального оформления статуса и выплата налогов, но и понимание того, что в основе государства лежит общественный договор и граждане могут требовать от государства выполнения тех или иных функций. Но и граждане в свою очередь также обязаны вкладываться в его развитие. По сути, речь идет о гражданском долге.

— Что мешает формальной занятости? Почему часть населения остается в теневом секторе экономики? Это личностный выбор или влияние обстоятельств?

— Тут имеет место ряд причин. Во-первых, отсутствие постоянной работы, постоянного заработка. Во-вторых, зачастую и сами работодатели заинтересованы в том, чтобы работать в рамках личных договоренностей, в силу высокой нагрузки на фонд оплаты труда. В этом контексте стоит отметить, что теневую деятельность принято интерпретировать как естественную реакцию на формальные нормы, проигрывающие неформальным договоренностям с точки зрения цены и качества решения вопроса.

Безусловно, может иметь место и желание индивида работать по собственному графику, формату работы.

— Правильно ли ставить целью госполитики в области труда сокращение доли самозанятых?

— В современном мире все больше получает распространение нестандартная занятость, тогда как спрос на работников с полным рабочим днем снижается. Это является следствием технологического прогресса, который создал условия для развития небольших гибких производств, специализации, аутсорсинга. Сегодня развивается спрос на мобильных работников, готовых работать в часто меняющихся условиях. В этом контексте правильнее было бы вести речь о гибкости законодательства, умении приспособиться к меняющимся условиям в экономической и институциональной среде, изучении мирового опыта, поскольку в современном глобализирующемся мире диверсификация отношений занятости рассматривается как важное конкурентное преимущество. В свою очередь самозанятость стоит рассматривать как одну из форм нестандартной занятости, которая обусловлена требованием времени, включением Казахстана в современные глобальные экономические процессы. И, конечно же, необходимо содействовать ее выходу в легальное поле. Этот вопрос стоит в повестке дня и с точки зрения интересов государства в смысле предотвращения потенциальных социальных катаклизмов в будущем, и в плане развития экономики и рынка труда, и с точки зрения интересов самих самозанятых, граждан Казахстана.

Статьи по теме:
Политика

Культура нечтения

Более 78% молодых казахстанцев не читают книги. Бахытжан Бухарбай связывает нелюбовь к чтению с нежеланием молодежи брать на себя ответственность

Международный бизнес

Кто в бизнесе главный?

Без стратегического маркетинга у компании нет перспектив

Тема недели

Перепоясать Центральную Азию

Проблемы, связанные с реализацией проекта «Пояс и путь», не переломят общий тренд на ориентацию экономики Казахстана на взаимодействие с Китаем

Культура

Космический корабль по доступной цене

Завершился девятый сезон показов Mercedes-Benz Fashion Week Almaty