Заплати и будь свободен

Редакционная статья

Заплати и будь свободен

Тех, кого мы привычно называем сегодня самозанятыми, в 1990‑е — челноками, в советское время — спекулянтами и даже тунеядцами, нужно поблагодарить за понимание потребностей народа. Именно они стали первыми предпринимателями после развала Советского Союза, шестым чувством поняв конъюнктуру рынка, возможно, даже не зная такого термина. Одели, обули нас, накормили в эпоху тотального дефицита, первыми привезли в страну иномарки, японские и корейские телевизоры и видеомагнитофоны, показали нам «Терминатора» и «Эммануэль» и ввели в моду малиновые пиджаки. Эти люди оценили преимущества свободного труда на себя, в отсутствие надзора и контроля государственных органов, в том числе налоговой и таможенной служб, система которых только начала складываться в независимом Казахстане. Это было короткое время вольницы, когда зарождался класс предпринимателей и складывались первые крупные состояния. В то время интерес к этим людям проявляло не государство, а, скорее, бандиты. Иногда — правоохранительные органы.

Как раз государству они приносили меньше всего хлопот: не выходили на площади, как это делали работники вставших заводов и фабрик, старики, месяцами не получавшие пенсии, бюджетники, которым не платили зарплату. Многие из протестующих, кстати, пополнили ряды самозанятых, когда поняли, что девиз времени — «Накорми себя сам!», и переквалифицировались в челноков, продавцов, таксистов… Тяжелее всего пришлось жителям малых и моногородов, где вообще негде было работать, потому что градообразующие предприятия остановились. Люди покидали родные места в поисках заработка и лучшей жизни. До сих пор никто не оценил урон, который был нанесен обществу уходом профессионалов из школ, больниц, детских садов. Мало кто вернулся на свои рабочие места и сумел встроиться в формальную экономику. Многие остались в статусе самозанятых как в легальном бизнесе, так и в теневом секторе.

В 1991 году, согласно статданным, доля самозанятых в Казахстане составляла 4,2%, но очень быстро росла и достигла максимальной величины в 1999‑м — 45% экономически активного населения. Начиная с 2000 года их количество неуклонно снижалось, что связано с подъемом экономики и увеличением числа рабочих мест.

До прошлого года государство системно не занималось самозанятыми. Время от времени предпринимались попытки вовлечь их в формальную экономику через различные программы занятости и массового предпринимательства. В фокус внимания властей они попали в связи с внедрением системы ОСМС, когда стало понятно, что граждане, которые не платят взносы в фонд ОСМС, останутся без медицинской помощи, что грозило бы социальной и политической напряженностью.

Самозанятые — не однородная масса, их можно объединить только по статусу занятости. Среди них есть и достаточно обеспеченные, получающие высокие доходы и зарегистрированные как официальные плательщики налогов. Но еще больше тех, кто работает без регистрации, не платит ни налогов, ни пенсионных взносов, независимо от дохода. Кто-то делает это по незнанию, в силу низкого уровня образования и финансовой грамотности, но для подавляющего большинства — это принципиальная позиция. Кивая на нефтедобывающие арабские страны с высоким уровнем жизни, они говорят, что, хотя Казахстан тоже качает и продает нефть, государство не обеспечило их работой, не создало приемлемых условий жизни, а значит, они ничем государству не обязаны. Когда люди слышат, какие суммы из Национального фонда идут на помощь банкам, наблюдают за судебными процессами с участием высокопоставленных чиновников, обвиняемых в коррупции, их нежелание делиться доходами с государством только укрепляется. При этом они пользуются всей государственной инфраструктурой наравне с теми, кто налоги платит.

В СМИ не публикуются данные, какие суммы недополучает казна, но можно хотя бы примерно оценить эту цифру. Если за основу взять официальную статистику: самозанятых — 2,1 млн человек, предположительно ежемесячный доход в среднем равен пусть не средней зарплате по стране, а только медианной, то есть 83 тыс. тенге, то получим 174,3 млрд тенге!

Сейчас Минтруда и соцзащиты предлагает ввести единый совокупный платеж (ЕСП) для неформально занятых. Он объединит четыре платежа — ИПН, обязательные пенсионные взносы, взносы в ФСМС и госфонд социального страхования. Уплата этого платежа будет означать автоматическую регистрацию деятельности и участие в системе медицинского и социального страхования, а также пенсионного обеспечения. Размер ЕСП составит 1 МРП для города (в 2018 году 2405 тенге) и 0,3 МРП для сел (722 тенге).

Это мизер, конечно, но нужно же с чего-то начинать.

Читайте тему номера: Заплати и будь свободен

Статьи по теме:
Политика

Культура нечтения

Более 78% молодых казахстанцев не читают книги. Бахытжан Бухарбай связывает нелюбовь к чтению с нежеланием молодежи брать на себя ответственность

Международный бизнес

Кто в бизнесе главный?

Без стратегического маркетинга у компании нет перспектив

Тема недели

Перепоясать Центральную Азию

Проблемы, связанные с реализацией проекта «Пояс и путь», не переломят общий тренд на ориентацию экономики Казахстана на взаимодействие с Китаем

Культура

Космический корабль по доступной цене

Завершился девятый сезон показов Mercedes-Benz Fashion Week Almaty