Альбом памяти

Алашордынский фотоальбом — это и память об ушедшем, и современное его прочтение

Альбом памяти

Самое главное в фотоальбоме можно обозначить так: вот алашордынцы, перспективные и преуспевающие в молодости при царском режиме, вот они снова при чинах в самом начале советский власти, а вот они в профиль и анфас в тюремном интерьере окончательно установившейся советской власти, а в эпилоге фотографии памятников, большей частью установленных в постсоветское время в отдаленных уголках страны. Именно такая исторически неизбежная последовательность впечатляет и задевает. Все иллюстрирует хорошо знакомую нам историю: формирование движения, создание Алашской автономии, репрессии и слабое подобие воскрешения. В альбоме известные и не очень персонажи в разные годы своей жизни: Алихан Букейханов, Жакып Акбаев, Мустафа Чокай, Жанханша и Халел Досмухамедовы, Мухаметжан Тынышбаев и многие-многие другие. Есть небольшие малоинформативные тексты, которыми сопровождаются отдельные части альбома: Рассвет; Проснись, казах!; Алашская автономия; Советские годы; Тюремный путь. Не все части равноценны по выверенному историческому и фактографическому материалу, переводному (английскому и русскому) эквиваленту. Но когда наши историки отличались скрупулезностью, яркостью научного стиля и точностью?

А вот историческая реконструкция посредством фоторяда удалась — это то, что современные антропологи называют «медиатизацией» прошлого. До сих пор плохо представленные в культурологических источниках идеи «Алаша» многое могли бы дать ценностным ориентациям казахстанского общества. Алашордынская тематика была востребована в 90‑е годы, сейчас она больше беспокоит профессиональных историков. В массовом восприятии, в том числе и благодаря скудному академическому осмыслению, последняя сведена к набору маловразумительных сентенций и не более. Правда, в грантах МОН РК уже этого года заявлено три новых историко-культурных исследовательских проекта на эту тему. Увидим ли реальную популяризацию научного продукта, это уже другой вопрос.

Остается только заметить, что были крупные и незаурядные личности, но даже отдаленного повторения в истории советского и постсоветского Казахстана не было. Быть может, на следующее восприятие авторы альбома не рассчитывали: такие тонкие и просветленные лица ни среди современного чиновничества, ни в научной и околополитической тусовках уже практически не встретишь. Дело совсем не во внешней упитанности — озадачивает «внутренний» жир и апатичный взгляд современников, напрочь отсутствующий у представителей того поколения в выцветших черно-белых фотографиях.

Актуализация памяти и политика памяти в этом случае подводят только к одному. Фотоальбом — подарок для тех, кто в теме. Кто и как вспомнил начало казахской политики, которой в прошлом году, как и Октябрьской революции, исполнилось 100 лет? Имеется в виду провозглашение Алашордынского правительства и Алашской автономии. В коллективную казахстанскую память они точно не вошли. Пафосные околоюбилейные телепричитания мало что дают для восприятия национал-патриотического движения «Алаш». Возможно, это то, что нам еще предстоит заново открыть. Рассказ посредством фотоальбома убирает разрыв между историей как минувшей реальностью и историей как индивидуальным переживанием. Вот это действительно удалось, культура же открывается как пространство памяти.

Алашорда: Фотоальбом. — Алматы: Ел-шежiре, 2017. — 304 с. — 1000 экз.



 

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так