Казахстан и санкции

К санкциям против России все успели привыкнуть. Их западные страны вводили последовательно с весны 2014 года

Казахстан и санкции

К санкциям против России все успели привыкнуть. Их западные страны вводили последовательно с весны 2014 года. Они охватывали несколько уровней взаимодействия, которые не казались важными в масштабах экономики, например, военно-техническое сотрудничество. Ощутимой потерей оказался отказ французской DCNS продавать россиянам два предоплаченных вертолетоносца «Мистраль».

Во въезде в США и страны ЕС отказали нескольким десяткам чиновников, заморозили их счета (если таковые были). Незначительным показался и запрет Минфина США американским нефтяным компаниям участвовать в совместных с российской стороной проектах освоения арктического шельфа, хотя это было серьезнейшим ударом по будущему экономики РФ. Запасы углеводородов в российской Арктике (100 млрд тонн условного топлива) геологи оценивают как сопоставимые с западно-сибирскими, на которые в последние 40 лет опирается нефтяная промышленность РФ. Американские технологии освоения арктического шельфа были критически важны для россиян.

Принципиальное отличие пакета санкций, о котором было объявлено 6 апреля 2018 года, в том, что в него впервые включили представителей российского частного бизнеса и частные компании. Напомним, что в SDN-список (американский список нежелательных лиц и организаций) попали 26 человек и 15 компаний. На этот раз к чиновникам и топам государственных компаний Алексею Миллеру («Газпром») и Андрею Костину (ВТБ) попали Олег Дерипаска (владелец En+, «Базэла», мажоритарный акционер и предправления Rusal), Виктор Вексельберг («Ренова»), Владимир Богданов («Сургутнефтегаз»), Игорь Ротенберг («Газпром бурение») и Кирилл Шамалов («Сибур»). Американский Минфин называет эту группу бизнесменов олигархами и наказывает за близость к Кремлю. Американцам запрещается иметь с ними дело: счета этих людей в американских банках должны быть заморожены, граждане США должны разорвать контракты, выйти из акционерного капитала подконтрольных им компаний, из их долговых инструментов. Причем наказывать за контакты с фигурантами SDN-списка Минфин США может не только американских граждан, но и всех, кого достанут.

Главным пострадавшим оказался Дерипаска, ведь в SDN-список вошли 8 его компаний: En+, Rusal, «Базовый элемент», Агрохолдинг «Кубань», B-Finance, «Русские машины», Группа ГАЗ, «Евросибэнерго». Лучшей мишени, чем Дерипаска, среди российских олигархов найти было трудно. Он действительно близок к Кремлю, тесно общается с руководителем аппарата правительства РФ Сергеем Приходько. Дерипаска имел деловые отношения (и теперь судится) с американским лоббистом, бывшим главой предвыборного штаба Дональда Трампа Полом Манафортом — тут угадывается связь с русским влиянием на американские выборы. Еще одна деталь — в целях поддержки местных металлургов в марте этого года США повысили импортную пошлину на алюминий до 10%; санкции против Rusal — прекрасный повод убрать конкурента. Rusal — публичная компания, и это усиливает информационный эффект от санкций: капитализация одного из крупнейших производителей алюминия в первый же день упала вдвое, а к 20 апреля стоимость компании упала в три раза.

Санкции были объявлены в пятницу ночью, а в понедельник поплыл рубль. За сутки он ослабел на 10%. Но когда шок на рынках прошел, наложились события вокруг Сирии. Трамп долго угрожал, а затем все-таки отдал приказ произвести ракетно-бомбовый удар по объектам сирийской армии в ответ на химатаку оппозиции. Казахстанская валюта просела всего на 3%. Рубль и тенге поддерживали растущие цены на нефть. За три дня, когда сохранялась неопределенность по обменному курсу, в казахстанских обменниках появились очереди. Впервые экономика РК ощутила влияние не глобального финансового кризиса, не негативной конъюнктуры сырьевых рынков, а эффекта, рожденного исключительно из-за политического противостояния двух великих держав. И это еще не конец.

Ставки в этом матче поднялись настолько, что некомфортно себя почувствовали даже зрители. До сих пор миролюбивая позиция Казахстана позволяла ему уклоняться от ударов, которыми обменивались бойцы покрупнее, в некоторых случаях мы даже выступали в качестве дипломатов-миротворцев, как в конфликте России и Турции в 2016 году. Однако теперь ситуация значительно осложнилась.

Номинальный союзник России (экономический через ЕАЭС и военно-политический через ОДКБ) Казахстан занимал особую, отличную от Москвы позицию по принципиальным для нее вопросам — по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму. И мы не имели тех проблем, которые возникали перед Кремлем. Теперь такая позиция уже не спасет, поскольку наши с Россией экономики слишком тесно связаны, и удар по российскому бизнесу будет отдаваться казахстанскому. И самое печальное, что с этим в среднесрочной перспективе ничего не поделаешь.

Остаются оперативные меры. За несколько дней правительство и центробанк разработали план действий в условиях санкций, в том числе сценарии поддержки экономики на случай резкой коррекции рубля до 70, 80 и 90 рублей за доллар. Однако вряд ли этот план — а это закрытый документ, и деталей мы не знаем — включает всесторонний анализ, например, юридических аспектов сотрудничества казахстанских партнеров Rusal. Таковых, как минимум, два: «Самрук-Энерго», владеющий 50% доли в крупнейшем угледобывающем предприятии страны, компании «Богатырь Комир», а также «Алюминий Казахстана», который отгружает около 1 млн тонн глинозема (2/3 производства) на восточно-сибирские алюминиевые заводы Rusal. Выходить нашим из совместных с Rusal проектов или еще подождать? А на очереди еще несколько десятков крупнейших российских компаний, которые также могут попасть под санкции.

Быстро перестроить экономику, минимизировав контакты с Россией, нам не удастся: остались в основном те связи, которые были созданы еще в советские времена и которые не разрушились даже в 1990‑х. Да и географически от России мы не убежим — 9000 км сухопутной границы никуда исчезнут. Очевидно, что антироссийские санкции будут бить и по нам.

Статьи по теме:
Культура

Искусство быть понятым

Важные культурные события Алматы остаются незамеченными широкой аудиторией из-за отсутствия рекламы либо сильно проигрывают по причине плохой организации

Тема недели

Преемникам здесь не место

Операция «Преемник» в Кыргызстане провалилась, но благодаря этому политическая система страны может обрести большую устойчивость

Политика

Без права на протест

Власть не готова расширить право на мирные собрания, а граждане не видят в мирных собраниях действенный инструмент коммуникации и давления

Международный бизнес

Отдать швартовы

Мировая круизная индустрия стабильно растет