Казахстан и санкции

К санкциям против России все успели привыкнуть. Их западные страны вводили последовательно с весны 2014 года

Казахстан и санкции

К санкциям против России все успели привыкнуть. Их западные страны вводили последовательно с весны 2014 года. Они охватывали несколько уровней взаимодействия, которые не казались важными в масштабах экономики, например, военно-техническое сотрудничество. Ощутимой потерей оказался отказ французской DCNS продавать россиянам два предоплаченных вертолетоносца «Мистраль».

Во въезде в США и страны ЕС отказали нескольким десяткам чиновников, заморозили их счета (если таковые были). Незначительным показался и запрет Минфина США американским нефтяным компаниям участвовать в совместных с российской стороной проектах освоения арктического шельфа, хотя это было серьезнейшим ударом по будущему экономики РФ. Запасы углеводородов в российской Арктике (100 млрд тонн условного топлива) геологи оценивают как сопоставимые с западно-сибирскими, на которые в последние 40 лет опирается нефтяная промышленность РФ. Американские технологии освоения арктического шельфа были критически важны для россиян.

Принципиальное отличие пакета санкций, о котором было объявлено 6 апреля 2018 года, в том, что в него впервые включили представителей российского частного бизнеса и частные компании. Напомним, что в SDN-список (американский список нежелательных лиц и организаций) попали 26 человек и 15 компаний. На этот раз к чиновникам и топам государственных компаний Алексею Миллеру («Газпром») и Андрею Костину (ВТБ) попали Олег Дерипаска (владелец En+, «Базэла», мажоритарный акционер и предправления Rusal), Виктор Вексельберг («Ренова»), Владимир Богданов («Сургутнефтегаз»), Игорь Ротенберг («Газпром бурение») и Кирилл Шамалов («Сибур»). Американский Минфин называет эту группу бизнесменов олигархами и наказывает за близость к Кремлю. Американцам запрещается иметь с ними дело: счета этих людей в американских банках должны быть заморожены, граждане США должны разорвать контракты, выйти из акционерного капитала подконтрольных им компаний, из их долговых инструментов. Причем наказывать за контакты с фигурантами SDN-списка Минфин США может не только американских граждан, но и всех, кого достанут.

Главным пострадавшим оказался Дерипаска, ведь в SDN-список вошли 8 его компаний: En+, Rusal, «Базовый элемент», Агрохолдинг «Кубань», B-Finance, «Русские машины», Группа ГАЗ, «Евросибэнерго». Лучшей мишени, чем Дерипаска, среди российских олигархов найти было трудно. Он действительно близок к Кремлю, тесно общается с руководителем аппарата правительства РФ Сергеем Приходько. Дерипаска имел деловые отношения (и теперь судится) с американским лоббистом, бывшим главой предвыборного штаба Дональда Трампа Полом Манафортом — тут угадывается связь с русским влиянием на американские выборы. Еще одна деталь — в целях поддержки местных металлургов в марте этого года США повысили импортную пошлину на алюминий до 10%; санкции против Rusal — прекрасный повод убрать конкурента. Rusal — публичная компания, и это усиливает информационный эффект от санкций: капитализация одного из крупнейших производителей алюминия в первый же день упала вдвое, а к 20 апреля стоимость компании упала в три раза.

Санкции были объявлены в пятницу ночью, а в понедельник поплыл рубль. За сутки он ослабел на 10%. Но когда шок на рынках прошел, наложились события вокруг Сирии. Трамп долго угрожал, а затем все-таки отдал приказ произвести ракетно-бомбовый удар по объектам сирийской армии в ответ на химатаку оппозиции. Казахстанская валюта просела всего на 3%. Рубль и тенге поддерживали растущие цены на нефть. За три дня, когда сохранялась неопределенность по обменному курсу, в казахстанских обменниках появились очереди. Впервые экономика РК ощутила влияние не глобального финансового кризиса, не негативной конъюнктуры сырьевых рынков, а эффекта, рожденного исключительно из-за политического противостояния двух великих держав. И это еще не конец.

Ставки в этом матче поднялись настолько, что некомфортно себя почувствовали даже зрители. До сих пор миролюбивая позиция Казахстана позволяла ему уклоняться от ударов, которыми обменивались бойцы покрупнее, в некоторых случаях мы даже выступали в качестве дипломатов-миротворцев, как в конфликте России и Турции в 2016 году. Однако теперь ситуация значительно осложнилась.

Номинальный союзник России (экономический через ЕАЭС и военно-политический через ОДКБ) Казахстан занимал особую, отличную от Москвы позицию по принципиальным для нее вопросам — по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму. И мы не имели тех проблем, которые возникали перед Кремлем. Теперь такая позиция уже не спасет, поскольку наши с Россией экономики слишком тесно связаны, и удар по российскому бизнесу будет отдаваться казахстанскому. И самое печальное, что с этим в среднесрочной перспективе ничего не поделаешь.

Остаются оперативные меры. За несколько дней правительство и центробанк разработали план действий в условиях санкций, в том числе сценарии поддержки экономики на случай резкой коррекции рубля до 70, 80 и 90 рублей за доллар. Однако вряд ли этот план — а это закрытый документ, и деталей мы не знаем — включает всесторонний анализ, например, юридических аспектов сотрудничества казахстанских партнеров Rusal. Таковых, как минимум, два: «Самрук-Энерго», владеющий 50% доли в крупнейшем угледобывающем предприятии страны, компании «Богатырь Комир», а также «Алюминий Казахстана», который отгружает около 1 млн тонн глинозема (2/3 производства) на восточно-сибирские алюминиевые заводы Rusal. Выходить нашим из совместных с Rusal проектов или еще подождать? А на очереди еще несколько десятков крупнейших российских компаний, которые также могут попасть под санкции.

Быстро перестроить экономику, минимизировав контакты с Россией, нам не удастся: остались в основном те связи, которые были созданы еще в советские времена и которые не разрушились даже в 1990‑х. Да и географически от России мы не убежим — 9000 км сухопутной границы никуда исчезнут. Очевидно, что антироссийские санкции будут бить и по нам.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня