Театр как смысл

Впервые в Казахстане выступило театральное товарищество Олега Меньшикова

Театр как смысл

В Алматы в середине октября в театре юного зрителя им. Сац были сыграны спектакли «Игроки» и «1900». Событие стало возможным в рамках мероприятий, организуемых Казкоммерцбанком и посвященных как 20-летию независимости Казахстана, так и 20-летию самого банка. Летом прошел фестиваль оперы и балета. Осень банк посвятил драматическому искусству. Сборы от трех спектаклей («Игроки» были сыграны дважды) благотворительный фонд «Кус жолы» направит в реабилитационные центры для детей с ДЦП. Как отметил руководитель товарищества Олег Меньшиков, вывезти два таких спектакля — серьезное мероприятие: «Увесистые декорации, два коллектива музыкантов, большая труппа артистов. На это требуются большие вложения». Его коллега, российский актер Виктор Сухоруков, добавил, что не припомнит случая, чтобы на гастроли в другие края и веси выбирался коллектив в полном составе.

На подмостках и на экране

Помимо двух упомянутых знаменитостей, о которых казахстанцы знают в основном благодаря ролям, сыгранным ими в кино, в Алматы приехали не такие известные, но не менее талантливые артисты театра Александр Усов, Никита Татаренков, Дмитрий Мухамадеев, Александр Сирин и Борис Шувалов. Если говорить об «Игроках», то наибольшее впечатление произвела игра молодых — Александр Усов, сыгравший Ихарева и тянувший на себе весь спектакль, и яркие, выделяющиеся на общем фоне, появления Никиты Татаренкова в роли Глова-младшего. Пьеса Гоголя о том, что на всякого плута довольно плутовства и как плут на плуте едет и плутом погоняет, ставилась театрами неоднократно — начиная с премьеры 1843 года в Малом театре с легендарным Михаилом Щепкиным в роли Утешительного (в постановке товарищества ее играет сам Меньшиков), продолжая современной интерпретацией 1992 года «Игроки XXI» Сергея Юрского в Московском театре им. Чехова и заканчивая постановкой 2009 года режиссера Казанского театра юного зрителя Владимира Чигишева. Пьеса экранизировалась пять раз, а киногероев играли Луи де Фюнес (1951, реж. Клод Барма), Александр Калягин, Валентин Гафт и другие известные советские актеры (телефильм Романа Виктюка 1978 года), Сергей Маковецкий и Сергей Гармаш («Русская игра» Павла Чухрая 2007 года). Алматинцы увидели «Игроков» Гоголя на театральных подмостках впервые. Впрочем, как и спектакль по пьесе Александро Барикко «1900». Обе постановки осуществил Олег Меньшиков. В «1900» он предстает в главной единственной роли рассказчика-трубача. Несмотря на бессмертие классики, более близким и проникновенным показался «1900». Возможно, это объясняется тем, что «Игроков» товарищество играет вот уже десять лет, и спектакль себя изжил. А может быть, и тем, что современная пьеса Барикко эмоциональнее и понятнее, чем рационально воспринимаемый вечный Гоголь. То, что она глубоко прочувствована и самим Олегом Меньшиковым, было заметно по его игре. По его словам, снятию «Игроков» воспротивился Виктор Сухоруков. «По настоянию Виктора Ивановича мы стали играть пьесу дальше. И, в общем-то, никто не жалеет. Компания, подобравшаяся для спектакля, уникальна. Десять лет прожить в театре, ни разу не разругавшись», — пояснил Олег Меньшиков. Если дорого — то зачем прощаться, уверен Виктор Сухоруков: «Первый режиссерский выброс Олега — “Горе от ума” был грандиозным спектаклем, куда он собрал в те годы лучших молодых актеров и актрис Москвы. И сам играл Чацкого. Потом была “Кухня”, а потом — “Игроки”. И вот придумал себе на взлете принцип — два сезона, и закрывать спектакль. Мы собрались, прекрасные отношения, у спектакля колоссальный успех. Тогда играли на Малой сцене. И вдруг — оркестр, фанфары, кухонный стол, коробка конфет — он закрывает спектакль. Я черную рубашку надел. У меня был траур. Я его проклинал и на банкет не пошел. Возвратили спектакль — десять лет вот будет. Мы все реже его играем. Пора, может быть, закрывать. Но он девственный, премьерный. А самое главное — это сенсация. Актеры — известные, все снимаются, собрать трудно. Но если вы его увидите — не поверите, что у него такой серьезный возраст. Меньшиков — не режиссер, а дирижер. Мы — музыкальный инструмент. И сам спектакль — оркестр. Начинается с самого начала какая-то музыка, марш, вальс… музыкальная рапсодия», — искренне восторгается «Игроками» актер.

Что касается «1900», то эта история знакома широкому зрителю благодаря фильму Джузеппе Торнаторе «Легенда о пианисте» с музыкой Эннио Марриконе. Но Олег Меньшиков не склонен соревноваться с кино, сам он уверен в преимуществе театральной постановки: «Решать зрителю, который придет, тому, кто стоит на развилке — Торнаторе или Меньшиков? Мы в более выигрышном положении, эта пьеса написана как моноспектакль для одного актера. Кино из пьесы было сделано позднее. Торнаторе разложил монолог, рассказ трубача, на действующие лица, перенес на корабль, и в чем-то обаяние пьесы для меня лично ушло. Фильм мне очень понравился — в первый раз я его посмотрел, еще не читая пьесы. Когда я его смотрел во второй раз, уже прочитав ее, — мне стало жалко пьесы. У Барикко есть вещи, которые нельзя ставить, их нужно читать или произносить текст, но нельзя иллюстрировать. Поэтому мы были в более выигрышном положении — мы сделали так, как написал автор. Он написал монопьесу для своего друга актера. И мы поставили монопьесу. Меня спрашивали, ты не боишься — есть же фильм? Но это абсолютно разные вещи. Бояться этого глупо. Те, кто придут, решат сами», — резюмировал Олег Меньшиков.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее