Короля играет тенге

Пока основным результатом дедолларизации экономики остается снижение уровня долларизации депозитов населения и компаний

Короля играет тенге

Видимой частью объявленной правительством политики дедолларизации экономики стали цены в тенге на недвижимость, автомобили и другие крупные покупки. Раньше мы не понимали российские цены на квартиры в миллионах рублей, а они наши — в долларах, теперь мы подобно россиянам оцениваем любую недвижимость в национальной валюте. Вообще инвалюту, как и ее условное обозначение — у.е. — было запрещено использовать для обозначения потребительских цен еще в начале 2000‑х. Но неофициально доллар до сих пор сохраняет свое значение. И, как считают многие экономисты, в импортозависимой экономике такое положение будет сохраняться еще очень долго. Тем не менее, меры Нацбанка, направленные на повышение привлекательности национальной валюты, уже дали свои плоды. Основным, и пока наиболее существенным, последствием политики дедолларизации стало изменение валюты депозитов в пользу тенге.

Влияние через инфляцию

Несколько лет назад Кайрат Келимбетов, в то время председатель Национального банка РК (НБК), отвечая на вопрос депутата мажилиса о мерах по дедолларизации экономики, перечислил три основных направления этой работы: обеспечение макроэкономической стабильности, то есть снижение инфляции, диверсификация экономики и импортозамещение. Второй ряд мер должен был включать развитие безналичных платежей и снижение теневого оборота, третий — повышение приоритета национальной валюты. Достижение третьей задачи он видел через запрет на указание цен в иностранной валюте, в том числе в условных единицах; увеличение гарантируемого минимума по депозитам населения с 5 млн до 10 млн тенге и снижение ставок вознаграждения по валютным вкладам до 3% годовых. Кроме того, по его словам, важной мерой для дедолларизации станет оздоровление банковского сектора.

Диверсификация экономики и импортозамещение все еще остаются актуальными проблемами, обостряясь при падении цен на казахстанский экспорт. Сегодня цены на нефть и металлы на подъеме, и правительство ставит новые цели: цифровизация и Индустрия 4.0.

Нацбанк тем временем выполняет свою часть работы по дедолларизации, атакуя инфляцию и повышая привлекательность тенге. Заметим, что финрегулятор действует более успешно, нежели правительство диверсифицирует экономику. Инфляция с максимальных 17,6% (июль 2016‑го) снизилась до 7,1 по итогам 2017 года. По прогнозам НБК, 2018 год мы завершим с инфляцией на уровне 5–7%, 2019‑й — 4–6%, 2020‑й и далее — не более 4%.

«Дедолларизация происходит через снижение инфляции и восстановление доверия к тенге. Пока мы не добьемся низкой инфляции на длительном горизонте, дедолларизация не будет устойчивой. Ни уровень дедолларизации, ни ее темпы не являются целью, целевым инструментом для НБК. Наиболее эффективный способ достичь устойчивой дедолларизации — это снижение инфляции», — говорит директор департамента финансовой стабильности Национального банка Сабит Хакимжанов. И продолжает: «Если вы хотите давать кредит в тенге, значит, нужно и фондироваться в тенге, иначе у вас возникнет валютный разрыв. База фондирования должна быть устойчивой и дешевой, уверенной, чтобы не было рисков того, что в один день вкладчики возьмут и сконвертируют свои депозиты. Банки не могут влиять на действия вкладчиков. Может ли Нацбанк контролировать это? Краткосрочно — нет, но на долгосрочном горизонте он может влиять через низкую инфляцию. Я считаю, что это наиболее устойчивый, наиболее убедительный способ».

Чем чревато преимущественно валютное фондирование банков? Оно было выгодным во время укрепления тенге, то есть где-то до середины нулевых, когда обслуживание кредита в иностранной валюте постоянно дешевело. Девальвация в 2009 году, как и все последующие — в 2014‑м и затем в августе 2015‑го, после введения свободно плавающего обменного курса — увеличили нагрузку на валютных заемщиков, что привело к валу неплатежей по кредитам. С того момента государство взяло на себя компенсацию убытков и банков, и заемщиков. Не будем говорить о программе оздоровления банковского сектора, о чем уже очень много писали, в том числе и Expert Kazakhstan, и которая обошлась в более чем 3 трлн тенге. Но и население, занимавшее в иностранной валюте, а это почти 100% ипотечных кредитов, выданных в первое десятилетие 2000‑х, поддерживается за счет бюджетных средств. Впервые помощь валютным ипотечникам была оказана в 2009 году. В 2015‑м была принята программа рефинансирования ипотечных займов стоимостью 130 млрд тенге — на эту сумму был капитализирован Фонд проблемных кредитов.

В конце марта 2018 года глава НБК Данияр Акишев объявил об изменениях в программе рефинансирования ипотечных кредитов в валюте. Все займы, выданные до 2016 года, будут переведены в тенге по курсу Нацбанка на 18 августа 2015 года, то есть 188,4 тенге/доллар. Кроме того, будет продолжена программа поддержки заемщиков, получивших кредит в 2004–2009 годах.

Пока валютное фондирование было банкам выгодно, они готовы были платить за него дорого, то есть ставки вознаграждения по инвалютным депозитам были сравнимы с теми, что БВУ предлагали за тенге. После ряда девальваций и запрета на валютное кредитование заемщиков, не имеющих валютной выручки, выросла и роль, и стоимость тенговых вкладов. Иностранная валюта сегодня не у дел. «У банков нет заинтересованности в долларах, их просто некуда размещать. Сейчас казначейские бумаги США показывают доходность выше одного процента, и нам выгодно их покупать. Но если нельзя эти деньги разместить в экономику, нам это неинтересно», — отметила председатель правления Халык банка Умут Шаяхметова, отвечая на вопрос Expert Kazakhstan.

Удар по доллару ставками

Максимального значения — почти 70% — долларизация депозитов в целом достигла в начале 2016 года (график 1).

На 1 февраля нынешнего года, по данным НБК, этот показатель составил 45,2%. Соотношение валют даже в менее гибкой депозитной базе розничных вкладчиков сегодня 50/50. Как можно видеть по графику 2 дело не только в перекладывании вкладов из долларов в тенге или пересчете по меняющемуся обменному курсу. По данным НБК, на начало 2016 года объем валютных депозитов достиг, как уже говорилось, максимума — 5,7 трлн тенге, в то время как тенговые вклады снизились до 1,4 трлн тенге. На 1 февраля 2018 года и те, и другие составляли по 4 трлн тенге. То есть в целом объем депозитов вырос на 900 млрд тенге, а с учетом ослабления доллара по сравнению с 2016 годом — рост даже выше (напомним о постоянной переоценке валютных вкладов по новому обменному курсу).

Ключевым моментом при выборе валюты сбережений населением является финансовый интерес. Решение в пользу тенге многие принимают из-за более высоких ставок вознаграждения. В 2016 году банки привлекали тенговые депозиты в среднем под 14% годовых, по инвалютным ставки снизились до 1–2%. Сегодня средневзвешенные ставки по тенговым вкладам упали ниже 12%, по валютным — до 0,5–1% годовых (график 3). Вместе с тем, как мы видим, тенговое фондирование растет примерно одинаково и за счет того, что клиенты перекладываются в тенге, и вследствие прироста тенговых депозитов.

Нацбанк при публикации статистики по депозитам не дает валютной структуры в зависимости от суммы вклада. Теоретически клиенты, имеющие крупные накопления, менее склонны к дедолларизации депозитов. По словам директора департамента монетарных операций НБК Алии Молдабековой, розничные депозиторы более чутко реагируют на ставку, чем компании, тем не менее, существует большая разница в поведении вкладчиков. «Крупные депозиторы предпочитают хранить деньги в валюте. Мелкие вклады больше переворачиваются», — отмечает г-жа Молдабекова.

Вполне возможно, что владельцы крупных состояний выводят часть денег из других инструментов и размещают их в тенговые депозиты, желая заработать на высоких ставках.

Юридические лица принимают решение о том, в какой валюте хранить свободные средства, руководствуясь совсем другими правилами. Обычно они исходят из практических соображений: в какой валюте предстоят расходы и так далее. Если сумма розничных вкладов выросла, депозиты компаний, напротив, в целом уменьшились. Юридические лица, особенно квазигосударственные компании, размещают депозиты в банках, ориентируясь не на ставки, а на качества самого банка, основное из которых — надежность фининститута.

Существенный отток депозитов юрлиц произошел осенью прошлого года, безотносительно к валюте: снизился объем как долларовых депозитов (частично из-за переоценки по более низкому курсу), так и тенговых (график 4). В целом сумма депозитов юрлиц уменьшилась почти на 2 трлн тенге. По времени этот отток совпал с началом реализации программы оздоровления отдельных банков и появлением информации о неблагополучии отдельных фининститутов. Например, в Bank RBK с января по декабрь 2017 года объем депозитов юрлиц упал в два раза.

Ставки вознаграждения по депозитам компаний также снижаются, они в большей степени следуют за базовой ставкой НБК (график 5).

Нацбанк еще в мае прошлого года подготовил проект закона о валютном регулировании и валютном контроле в новой редакции. Одна из задач документа — сократить использование иностранной валюты во взаиморасчетах внутри Казахстана. Филиалы и представительства иностранных компаний, созданных на казахстанской территории для предпринимательской деятельности, признаются резидентами РК. Им разрешено проводить сделки и операции в любой валюте со своими головными компаниями и другими иностранными организациями, с казахстанскими же поставщиками товаров и услуг — только в тенге.

В результате валютная выручка остается только у экспортеров. Иностранные компании не смогут платить своим сотрудникам зарплаты в долларах или евро, таким образом в стране сразу же сократится категория как компаний, так и физических лиц, располагающих инвалютой. Всем, кто захочет хранить сбережения в СКВ, придется покупать ее на общих основаниях у банков и в обменниках.

Все меры, которые предпринимает финрегулятор, стали возможными и вообще имеют смысл при свободно плавающем обменном курсе тенге. Нарушение баланса, например, в результате слухов о девальвации или действий самого НБК, связанных с какими-то политическими интересами, а также рост инфляции из-за дестабилизации сырьевых рынков приведет к новому витку долларизации.

Один в поле не воин

Только совместными действиями правительства и Нацбанка можно снизить долларизацию экономики, считает директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев.

— На ваш взгляд, насколько успешны усилия Национального банка по дедолларизации экономики?

— Необходимо понимать, что фундаментальный спрос на американскую валюту у нас в стране будет присутствовать до тех пор, пока доллар остается ключевой валютой международных расчетов. Речь о платежном балансе, а именно внешнеторговых отношениях, то есть экспортной выручке и оплате импорта; оплате долга и прочих обязательств в иностранной валюте; инвестиционных отношениях — инвестиции казахстанских резидентов за рубеж и нерезидентов в Казахстан, а также, конечно же, определенной защитной (хеджирование валютных рисков) и спекулятивной составляющей. Именно поэтому определенная доля пассивов банков второго уровня, как финансовых операторов экономики и субъектов, всегда будет деноминирована в долларах США.

Центральный банк определенно достиг успехов в дедолларизации экономики. Согласно последней отчетности доля вкладов в иностранной валюте снизилась до 45,2 процента, тогда как в начале 2016 года этот показатель находился на уровне 69,7 процента, и это был исторический максимум для Казахстана. В последние 20 лет средняя доля всех вкладов в иностранной валюте составляла 44,2 процента, отдельно для вкладов юридических лиц — 25,4, физических — 18,9 процента. Таким образом, текущий уровень долларизации уже можно в некоторой мере охарактеризовать как исторически системный. Для того чтобы эти цифры снизились существенным образом, нужны соответствующие системные изменения в казахстанской экономике. Нацбанк смог достичь текущих уровней с помощью инструментария проводимой денежно-кредитной политики. Конечно, остаются вопросы сроков депозитов, так как новые депозиты в тенге не открываются на длинные сроки, а средние ставки по депозитам свыше пяти лет по-прежнему ниже более коротких ставок. Работа по дедолларизации и снижению ставок должна и дальше продолжаться, и тут одних усилий НБК недостаточно. НБК может лишь в определенной степени балансировать стоимость экспорта/импорта, и то с поправкой на рыночные условия и соответствующий фактический спрос и предложение национальной и иностранной валюты на локальной бирже в рамках работы по обеспечению стабильного уровня цен — основного мандата регулятора.

— Какие задачи в таком случае должны решать другие ведомства?

— На мой взгляд, краеугольным фактором снижения долларизации могут являться только согласованные действия правительства и центрального банка — так в любой стране мира. Вопросы платежного баланса тесно связаны с инфляцией в стране и ее факторов, денежной массой, государственного бюджета, учета и администрирования. Опять же, в текущих условиях с каждым годом будет всё сложнее достичь более низких показателей, то есть темпы дедолларизации будут объективно замедляться.

— Как соотносится с задачей дедолларизации новый закон о валютном регулировании?

— Проект закона о валютном регулировании призван, с одной стороны, увеличить доступ к валютному рынку со стороны брокеров, что в определенной степени повысит ликвидность рынка, с другой — предполагается усиление мониторинга в отношении внешнеторговых операций банковских клиентов и отчетности предпринимателей. Часть операций переведут на национальную валюту в части расчетов по договорам филиалов иностранных организаций с казахстанскими компаниями. Нацбанк отмечает, что не намерен вводить какие-либо валютные ограничения, в том числе на операции движения капитала. На мой взгляд, центральному банку в рамках указанных изменений будет проще прогнозировать соответствующие трансграничные операции, а значит, будет возможность повысить качество работы казахстанского валютного рынка. Оценить фактическое влияние закона получится только после соответствующего утверждения.

Статьи по теме:
Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Тема недели

Новая формула успеха

Проектное управление масштабно взято на вооружение госсектором Казахстана, новый подход должен обеспечить заданный президентом ежегодный рост ВВП на уровне не менее 5%

Культура

Музыка после музыки

Звучать, как никто еще не звучал, представить процесс, а не результат, исследовать новые возможности — таковы задачи творцов новой классики

Повестка дня

Коротко

Повестка дня