Пять шагов по облакам

Затянувшийся кризис, снижение реальных доходов, ухудшение качества жизни населения требуют конкретики в социальной политике государства

В начале марта, месяца, на который приходится больше всего праздничных и выходных дней за исключением Нового года, президент Казахстана сделал щедрый подарок народу — пять социальных инициатив.

«Бездомные» воспарили духом

Первая инициатива направлена на решение «исключительно социальной важности» проблемы жилья не случайно. Президент, предваряя свое обращение, заявил: «Идея “Казахстан — наш общий дом” должна наполниться новым осязаемым смыслом». Но если тебе негде жить, то о каком «общем доме» идет речь?

Решить проблему доступности жилья предлагается через дешевую ипотеку. «Нужны механизмы предоставления дешевых ресурсов, когда каждый работающий сможет купить квартиру в кредит и обслуживать этот заем с учетом возможностей семейного бюджета. Поэтому я предлагаю запустить программу “7–20–25”», — сказал Нурсултан Назарбаев.

Формула расшифровывается так: 7% — ставка вознаграждения по кредиту, 20% — доля первоначального взноса от суммы займа, 25 лет — срок займа. То есть ставка снижена вдвое (по словам президента, сегодня она составляет 14–16% годовых), взнос уменьшен на 10% от стандартных 30%, максимальный срок увеличен на 5 лет (сегодня 20 лет). Действительно привлекательная схема, и многие желающие улучшить свои жилищные условия ждут запуска этой программы. Особенно оживилась молодежь, не имеющая достаточных накоплений на первоначальный взнос, с зарплатой ниже средней по стране: по расчетам Национального банка (НБК), при стоимости квартиры 7 млн тенге ежемесячный платеж составит около 50 тыс., сумма подъемная для человека с доходами 100 тыс. тенге в месяц и выше. Но за такую цену можно приобрести квартиру, причем на вторичном рынке, только в регионах, подчеркнул председатель НБК Данияр Акишев, выступая на заседании правительства при обсуждении практических мер по реализации инициатив президента.

В крупных городах цены, особенно на квартиры в новостройках, намного выше. По данным онлайн-сервиса Homsters.kz, которые приводит Tengrinews, в Астане средневзвешенная цена жилой недвижимости в 2017 году составила около 318 тыс. тенге за квадратный метр, в Алматы колебалась в пределах 430–450 тыс., к концу года установившись на отметке 438 тыс. По словам г-на Акишева, при займе в сумме 20 млн тенге, что соответствует стоимости средней квартиры в крупных городах, нагрузка на заемщика составит примерно 140 тыс. в месяц. Напомним, что средняя зарплата в феврале 2018 года чуть превысила 150 тыс. тенге. Чтобы обслуживать кредит, нужно по крайней мере иметь доходы, превышающие сумму платежа хотя бы вдвое.

Программа «7–20–25» не панацея, она не сможет обеспечить жильем наиболее нуждающихся в нем низкооплачиваемых работников, а также самозанятых, которые не имеют официально подтвержденных доходов. Финрегулятор не допустит, во всяком случае, постарается принять меры, чтобы дешевые жилищные займы не превратились в аналог американской subprime ипотеки. Глава НБК недвусмысленно дал это понять. «Новые возможности жилищной инициативы являются беспрецедентным шагом государства, предоставляют каждому льготные условия, — сказал он. — Но программа не должна давать повода для иждивенчества». Кредитование пойдет через банки второго уровня, которые, по словам г-на Акишева, имеют опыт работы с населением и могут предоставить массовые услуги. Он также подчеркнул, что в программе смогут принять участие только платежеспособные граждане, имеющие официальные доходы. Кроме того, льготные ипотечные кредиты должны быть «полностью обеспеченными и абсолютно возвратными».

Еще один момент: программа вряд ли рассчитана на 25 лет, то есть государство не будет субсидировать ставку вознаграждения в течение всей «жизни» кредита, что, очевидно, правильно. Как известно, сначала заемщик выплачивает вознаграждение и только потом приступает к погашению «тела» кредита. Ну и потом власти рассчитывают, что рыночные условия изменятся. «Предложенная главой государства программа будет субсидироваться в течение нескольких лет. Мы рассчитываем, что за это время рыночные условия будут максимально приближены к предлагаемым кредитным условиям новой ипотеки», — выразил надежду зампредседателя НБК Олег Смоляков.

Строили мы, строили

Два десятилетия страна пытается обеспечить доступность жилья различными способами. За это время было принято несколько государственных жилищных программ, в том числе «Доступное жилье 2020», действующая с 2012 года, но цели своей они не достигли: собственное жилье остается недоступным для большей части населения. В Казахстане создана система жилстройсбережений, но и она не решает жилищную проблему.

До финансового кризиса 2008 года развитие ипотечного кредитования положительно сказалось на темпах ввода в эксплуатацию жилья и динамике всей строительной отрасли. В 2007‑м доля ее в ВВП достигла пикового значения за все годы независимости и составила 9,4% (график 1). В начале 2000‑х строительство считалось одним из главных драйверов роста экономики. Росли и инвестиции в строительство, и кредитование компаний-застройщиков, и ипотечное кредитование населения. Сначала кредитный кризис, а затем и глобальный финансовый в первую очередь ударили по финансированию рынка недвижимости. Упали инвестиции в строительство, в 2009 году отрасль пережила стагнацию. На рынке ипотечного кредитования наступил застой: положительные цифры роста были в основном обеспечены рефинансированием ипотеки, на что государство после кризиса выделило 120 млрд тенге, а также переоценкой валютных займов по новому курсу (график 2).

Связь ипотеки с ростом жилищного строительства очевидна, это доказал кредитный бум начала 2000‑х. Строительная отрасль оказывает мультипликативный эффект: влияет на развитие сопутствующих производств — строительных материалов, металлоконструкций, пластиковых окон и т.д., создает рабочие места, наконец, платит налоги. Раз мы не можем создавать собственные автомобили и смартфоны, будем развивать строительство, тем самым выполним задачу обеспечения населения жильем. В 2017 году правительство уже пыталось подстегнуть жилищное строительство, удешевив ипотеку до 10% годовых по программе «Нурлы Жер». Хотя субсидирование ставки по ипотечным займам началось во второй половине 2017‑го, в целом за год ипотечное кредитование увеличилось почти в два раза (график 2). Правда, это мало отразилось на строительной отрасли: после хороших показателей роста 2016 года (плюс 7,4%) динамика замедлилась, но выросли объемы сдачи жилья (графики 3, 4). Возможно, власти, запуская дешевую ипотеку, хотят подтолкнуть и строительную отрасль. Сюда же вписывается и строительство общежитий для студентов.

Кредиты под 7%, как обещает Нацбанк, можно будет оформить уже во второй половине 2018 года. Министерство нацэкономики уточнило: первый жилищный кредит будет выдан в августе. Несмотря на нынешний ажиотаж, спрос все же будет определяться не объявленными президентом общими условиями, а конкретными договорами, и эксперты не уверены, что будет слишком много желающих влезть в кабалу.

«Думаю, что снижение процента и первоначального взноса, когда реальные доходы населения падают, не решит жилищной проблемы казахстанцев. Падающие доходы граждан страны оставляют ипотеку дорогой даже при такой скидке. Тут присутствует психологический момент. Население устало от ипотеки, и люди уже не мчатся, как раньше, в банк оформлять кредиты, поскольку перед ними есть примеры, когда человек оставался и без денег, и без квартиры. Сейчас ипотечный ажиотаж спал, а люди, сломя голову, даже с учетом пониженной процентной ставки, уже не побегут оформлять многолетнее ярмо кредита», — полагает экономист, аналитик нефтегазовой отрасли Сергей Смирнов.

Нагрузка снизится, з/п останется

Следующая инициатива предполагает снижение налоговой нагрузки на низкооплачиваемых работников. «В целях поддержки работающих казахстанцев с относительно низким размером заработной платы предлагаю с 1 января 2019 года снизить их налоговую нагрузку в 10 раз — до одного процента», — сказал в своем обращении президент.

В Казахстане принята плоская шкала индивидуального подоходного налога (ИПН): независимо от величины дохода ставка составляет 10%. Президент обозначил уровень низкой оплаты — не более 25‑кратного месячного расчетного показателя (МРП), в 2018 году сумма составит 60125 тенге. Из этой суммы нужно вычесть размер минимальной зарплаты — 28 284 тенге, остальная сумма уже облагается ИПН. Таким образом, с 60 тыс. тенге сам работник или его работодатель платят сегодня 3184 тенге в месяц, в будущем эта сумма снизится до 318 тенге. По словам президента, не менее 2 млн человек получают такую зарплату. Значит, местные бюджеты, а ИПН поступает в местный бюджет, будут терять более 68 млрд тенге ежегодно. Сам работник при этом сэкономит 34,4 тыс. тенге в год.

При зарплате 60 тыс. это значительная прибавка к доходам. Богаче дополнительные средства, конечно, никого не сделают, но могут положительно повлиять на потребительский спрос, тем более на фоне снижения реальной зарплаты и замедления роста номинальной. В этом уверен экономист, директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров: «Люди, чьи зарплаты не превышают 25 МРП, тратят деньги на текущее потребление. Разумеется, снижение налога не скажется на росте депозитов в банках и на объеме покупок товаров длительного пользования. Предложенная мера больше скажется на покупке продуктов питания. Однако какого-то значимого эффекта для экономики я не вижу».

По мнению эксперта, предложенное облегчение налогового бремени в большей степени рассчитано на самозанятых, чьи доходы обычно не превышают заявленной суммы. Есть и расчет на то, чтобы приучить их платить налоги, а значит, вывести «из тени». «Логика сохранения минимального уровня налога в один процент в том, чтобы приучить самозанятых платить хотя бы какие-то налоги. Основная же цель, чтобы самозанятые начали платить пенсионные взносы для гарантирования себе минимального объема пенсии. Государство идет навстречу и снижает им налоговую нагрузку, — считает г-н Каппаров. — Долгосрочная цель, конечно же, в том, чтобы у людей появилась привычка платить налоги. Как только появится налоговая культура, привычка платить налоги, не исключено повышение налога для этих категорий граждан, например, с одного до пяти процентов».

На первый взгляд эта мера окажет негативный эффект: снижение доходов местных бюджетов. Но если речь идет именно о самозанятых, которые вообще не платят налогов и не отчисляют взносы в пенсионный фонд, то, наоборот, бюджеты получат хотя бы какие-то деньги. Другой вопрос, как заставить самозанятых заявлять о своих доходах и платить с них пусть даже 1%. Вместе с тем множество работников официально получают зарплату, не превышающую 25 МРП. Президент не акцентировал внимание на том, что снижение ставки ИПН рассчитано на самозанятых.

По словам Касымхана Каппарова, могут быть и другие непросчитанные последствия. «Возможен сценарий, когда некоторые из работодателей перераспределят девять процентов от ИПН в свою пользу, не увеличивая на эту сумму зарплату своих работников. Другой негативный сценарий — работодатели начнут снижать небольшие зарплаты до 60 тысяч тенге, чтобы платить меньше налогов. Но в таком случае работник, по сути, на руки будет получать привычную сумму», — говорит он.

Одним из инструментов компенсации потерь бюджета от снижения ставки налога может стать прогрессивная шкала ИПН. «Правительству нужно изучить возможности внедрения прогрессивной шкалы подоходного налога», — заметил Нурсултан Назарбаев.

В Казахстане прогрессивная шкала ИПН действовала до 2007 года. Затем была сделана еще одна попытка заменить плоскую шкалу ИПН прогрессивной: это предусматривал проект закона о внесении изменений и дополнений в законодательные акты, касающиеся налогообложения, внесенный в парламент осенью 2010 года. Но под влиянием работодателей, предпринимателей, экономистов и специалистов в области налогообложения, высказавшихся против, «прогрессивка» была отложена до 2013 года, но и тогда не была принята. Скорее всего, и сегодня ее ждет та же участь, если правительство не проявит волю. Уже сейчас экономисты вспомнили об эффекте Лаффера: с ростом налоговой ставки снижаются налоговые поступления.

По мнению г-на Каппарова, для продвижения прогрессивной шкалы нужна будет поддержка на всех уровнях — от правительства и парламента до среднего класса. «Обратная сторона прогрессивной шкалы налогообложения в том, что граждане с высоким уровнем дохода, возможно, начнут уходить в тень или занижать свои доходы. Практика показывает, что плоская шкала вводится в странах с низкой налоговой грамотностью, поскольку людям легче воспринимать, что 10 процентов от дохода отчисляется в бюджет. По мере роста налоговой культуры переход на прогрессивную шкалу становится возможным. Но, как правило, это делается в развитых странах и в тех странах, где высоко общественное давление социал-демократических партий, у которых политическая повестка замыкается на социальной справедливости», — полагает эксперт.

Микроподдержка

Еще одна инициатива рассчитана на граждан с низкими доходами — расширение микрокредитования. «В рамках проводимой работы по развитию массового предпринимательства среди самозанятого и безработного населения наиболее эффективным является механизм предоставления льготных микрокредитов», — сказал президент.

В 2017 году было выдано 7,2 тыс. микрокредитов на 32 млрд тенге, но еще 5 тыс. человек, которые прошли обучение по проекту «Бастау Бизнес», так и не смогли получить финансирование и начать собственное дело. По поручению президента в 2018 году сумма микрокредитования будет увеличена на 20 млрд тенге и в общей сумме составит 62 млрд. Количество микрокредитов вырастет почти вдвое — до 14 тыс.

По словам вице-министра труда и соцзащиты населения Нуржана Альтаева, в прошлом году в пилотном режиме был апробирован механизм выделения грантов для начинающих предпринимателей. Он также рассказал, как можно распорядиться полученными деньгами. Например, за 250 тыс. тенге купить швейную машинку и начать шить на дому; электросварщик после обучения на краткосрочных курсах за счет такого гранта может приобрести сварочный аппарат и начать свой малый бизнес.

В сферу внимания правительства входят главным образом сельчане, среди них больший процент самозанятых, в том числе непродуктивно занятых и безработных. К тому же и президент подчеркнул, что микрокредитование «особенно важно для сельской местности, для развития предпринимательства на селе».

«На селе через Фонд поддержки сельского хозяйства будут предоставляться микрокредиты. Их процентная ставка будет составлять всего шесть процентов годовых. Такой процентной ставки в аулах нет. Это очень серьезная помощь со стороны государства», — сказал г-н Альтаев. Кредит будет дороже — 7%, если деньги будут использованы на животноводство или создание кооператива. Срок микрокредита составит 5–7 лет.

Из дополнительных 20 млрд тенге, о которых говорил президент, 14 млрд пойдут на кредитование в селах, 6 млрд — в города. Будут пересмотрены лимиты выдачи микрокредитов дифференцированно для города и села. В городах и для проектов якорной кооперации на селе средний размер микрокредита будет установлен не более 6,5 млн тенге, а для других проектов на селе — не более 3,5 млн. В эквиваленте это около 20 тыс. и 10 тыс. долларов, что не в полной мере соотносится с приставкой «микро». Программа предусматривает вначале обучение будущих предпринимателей, и только после получения сертификата они смогут претендовать на кредит.

Хорошее начинание может столкнуться с реальностью — небольшим выбором в селе сфер, где можно начать собственное дело. Помимо традиционных животноводства и растениеводства, это могут быть торговля, индивидуальный ремонт и пошив одежды, ремонт техники и так далее, но много ли нужно таких точек в небольшом селе? В городе, конечно, выбор больше. Самое главное, отслеживать целевое использование денег, чтобы они, например, не пошли на покупку автомашин. Это ведь тоже своего рода бизнес — получить дешевый микрокредит, приобрести автомобиль и заняться частным извозом. Правда, самозанятый не перестанет при этом быть самозанятым.

Вот как прокомментировал инициативу по микрокредитованию г-н Каппаров: «Здесь два основных момента. Во-первых, если все 14 тысяч микрокредитов будут выданы, то это составит всего 0,5 процента от общего числа самозанятых в стране. Масштаб не приведет к тому, что большинство самозанятых займется предпринимательством. Во-вторых, существуют вопросы к процедуре выдачи микрокредита. Если сохранится текущая ситуация, когда деньги выдаются через “Даму” при участии местных исполнительных органов, то остаются высокие коррупционные риски: непонятно, кто в приоритете для получения микрокредитов и насколько прозрачен механизм выделения этих средств. Основной вопрос — насколько эффективно эти средства поступят именно к тем людям, которые в них нуждаются, чтобы создавались долгосрочные рабочие места».

Плюс газификация столицы

Еще одна инициатива президента, последняя по порядку, более масштабная и по охвату населения, и по задачам — газификация центральных регионов Казахстана, включая столицу. «Нам надо реализовать проект по строительству магистрального газопровода по маршруту Караозек (Кызылординская область) — Жезказган — Караганда — Темиртау — Астана. Это позволит не только обеспечить газом 2,7 миллиона человек, но и создать новые производства малого и среднего бизнеса», — заявил Нурсултан Назарбаев.

ТЭО магистрального газопровода «Сарыарка» было подготовлено еще в 2016 году. Предполагалось построить газопровод в четыре этапа. В ноябре прошлого года министр энергетики Канат Бозумбаев в интервью «Казахстанской правде» рассказал о деталях проекта: «На первом этапе планируется строительство магистрального газопровода по маршруту Кызылорда — Жезказган — Караганда — Астана протяженностью 1081 километр, что обойдется казне или инвесторам в 267,3 млрд тенге. На втором этапе предусмотрено дотянуть газовую магистраль от Астаны до Кокшетау, на третьем — до Петропавловска. Завершающий четвертый этап предусматривает строительство компрессорных станций “Жезказган” и “Темиртау” стоимостью 35,5 млрд тенге для увеличения пропускной способности магистрального газопровода до трех миллиардов кубометров в год».

Обозначенный президентом маршрут как раз представляет собой первый этап строительства газопровода. В том же интервью министр отметил, что при переводе топливно-энергетического комплекса Астаны с угля на природный газ стоимость электроэнергии вырастет в два раза, а тепла в полтора. Тариф на газ прогнозировался на уровне 50–55 тенге за кубометр. «Это окажется незначительно дешевле для тех, кто использует для отопления мазут или солярку, но значительно дороже угля», — подчеркнул г-н Бозумбаев.

После того, как строительство газопровода приобрело дополнительное значение как одна из социальных инвестиций президента, работа по нему, видимо, будет форсирована. Во всяком случае, торжественную церемонию сварки первого стыка, по словам главы Министерства энергетики, планируется провести уже в начале июня 2018 года.

Не праздный вопрос — источники финансирования строительства. Оператором станет дочерняя структура ФНБ «Самрук-Казына», существующая или вновь созданная. Она будет капитализирована «на достаточном уровне», чтобы привлечь финансирование. Собственные средства этой компании и заемные средства будут распределены в соотношении 30 к 70, то есть более двух третей финансирования составят займы, «не только международные», подчеркнул г-н Бозумбаев.

«Озвученная стоимость газификации Астаны, то есть первого этапа строительства магистрального газопровода “Сарыарка” — 267,3 миллиардов тенге. Но это без учета затрат на инфраструктуру, то есть на строительство распределительных сетей, местных газохранилищ и переоборудования ТЭЦ с угля на газ. Если считать эти расходы, то цена газификации Центрального Казахстана и столицы возрастает в несколько раз. Бесплатное подключение частных домов к газу не производится. Например, на юге Казахстана оно обходится в 300–500 тысяч тенге. Поэтому, если газопровод и проведут, то не факт, что потребители массово перейдут на газ», — сомневается Сергей Смирнов.

Еще один важный вопрос — наполнение газопровода. Валовая добыча газа в 2016 году выросла на 2,4% и составила 46,3 млрд кубометров. В будущем этот объем может вырасти за счет Кашагана. В настоящее время весь добытый в стране природный газ идет на экспорт, и только треть попутного нефтяного газа поставляется на внутренний рынок (графики 5–7). В октябре прошлого года началась поставка газа в Китай по соглашению, подписанному между НК «КазТрансГаз» и китайской CNPC, в объеме 5 млрд кубометров. В январе 2018‑го было заключено дополнительное соглашение, по которому поставки газа в Поднебесную увеличатся до 10 млрд кубов.

По словам г-на Смирнова, сегодня объем добычи газа составляет около 48 млрд кубометров, но это валовая добыча, основная доля приходится на нефтяной попутный газ, из которого почти половина закачивается обратно в пласт для поддержания нефтедобычи. Объемы товарного газа — 29 млрд кубометров. «Этот газ потребляется не только внутренним рынком, но и поставляется за рубеж, в частности, в Китай по газопроводу Центральная Азия — Китай. По экспертным оценкам, к 2024 году страна может столкнуться с тем, что потребление превысит собственное производство товарного газа», — говорит Сергей Смирнов.

К тому же на Тенгизе, Карачаганаке и Кашагане добыча ведется по СРП. Компании, осваивающие эти месторождения, не обязаны поставлять на внутренний рынок ни нефть, ни газ, подчеркивает эксперт.

Читайте редакционную статью: Экспресс в благополучие

Политический контекст

Политолог, специалист по внутренней политике Максим Казначеев видит причину появления пяти президентских инициатив в слабом социальном блоке послания к народу Казахстана, озвученного в начале этого года.

— Каков, на ваш взгляд, текущий политический контекст предложенных пяти социальных инициатив президента?

— Появление инициатив было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, 2017 год прошел под знаком поддержки государством проблемных банков второго уровня. Данные меры вызвали закономерное раздражение граждан, поскольку поддержка оказывалась далеко не бедным олигархическим группам за счет средств налогоплательщиков.

Во-вторых, президентское послание текущего года было слабым с точки зрения конкретики социального блока. Подчас создавалось ощущение, что Акорда нацелена на дальнейшее игнорирование социальных обязательств перед гражданами. Поэтому документ необходимо было дополнить мерами, показывающими заботу государства о простом населении. Кроме того, в социальном блоке послания заложен горизонт планирования и реализации предложений в три-пять лет, а последние инициативы рассчитаны на кратко- и среднесрочную перспективы.

В-третьих, экономические возможности власти несколько возросли вместе с существенным ростом цен на нефть во второй половине 2017 года. Очевидно, что принято решение перенаправить часть образовавшихся сверхдоходов на снижение социальной протестности по модели, выработанной в 2000е годы, в период высоких цен на нефть.

Кроме имиджевых эффектов, инициативы потенциально выгодны и части крупного бизнеса — банкам второго уровня, привлекаемым к реализации программ микрокредитования на селе и ипотечного кредитования, крупным строительным подрядчикам, которые получат заказ на строительство газопровода и распределительных сетей, новых студенческих общежитий.

— Могут ли предложенные инициативы снизить раздраженность граждан, которая растет на фоне падения реальных доходов, роста цен и отсутствия экономических драйверов, кроме нефти?

— Данные инициативы имеют разный потенциал для стабилизации социальных настроений. Развитие микрокредитования на селе на первый взгляд охватывает значительную целевую аудиторию. Однако ключевым условием становится доступность микрокредитов: дойдут ли эти средства до конечного потребителя. Существуют риски, что кредиты получат, как это водится, аффилированные структуры. Общий объем в 62 миллиарда тенге — это не более 50–60 тысяч индивидуальных фермеров (при достаточно скромном среднем размере кредита в один-полтора миллиона тенге) из почти двух миллионов самозанятых на селе.

Увеличение числа грантов и мест в студенческих общежитиях позитивно отразится на студентах из малообеспеченных слоев населения. Однако охват программы предполагается небольшой — всего 16–20 тысяч семей.

Снижение налогов для бедных и переход к прогрессивному налогообложению призваны вывести из «тени» почти треть трудоспособного населения. В то же время окончательные параметры инициативы станут известны только во втором полугодии, когда профильное министерство представит свои заключения по перспективе введения прогрессивной шкалы налогообложения. Не исключено, что от этой инициативы они предложат отказаться, аргументируя тем, что прогрессивная шкала будет объективно подталкивать состоятельных граждан уводить свои доходы в теневой сектор.

Введение новой программы ипотечного кредитования в аспекте снижения социальной напряженности оценить сложно. Необходимо получить дополнительные данные: каковы квоты для граждан по получению таких кредитов, будут ли в этой программе участвовать уже существующие ипотечники, будет ли эта программа работать со вторичным жильем, будет ли она распространяться на наиболее привлекательные рынки недвижимости, такие как Астана и Алматы, и многое другое. Пока заявленный объем финансирования страхования таких кредитов со стороны Нацбанка — всего триллион тенге, что в текущих ценах Алматы и Астаны позволит охватить не более 50 тысяч семей.

Что касается газификации центральных регионов страны и Астаны, то это долгосрочная программа, рассчитанная на период от трех до пяти лет с учетом того, что помимо самой магистральной трубы необходимо построить еще и распределительные сети к конечным потребителям. А потому и значимые социальные эффекты эта инициатива даст не скоро.

В целом выдвинутые инициативы ориентированы на различные социальные группы и в краткосрочной перспективе затронут около 150–200 тысяч семей.

— Следует ли президентские инициативы расценивать как подготовку к электоральному периоду, учитывая, что их практическая реализация продолжится в 2019 году, на который, скорее всего, по политическим традициям Казахстана придутся президентские выборы?

— Власть уже разворачивает подготовку к новому избирательному циклу. И есть все шансы ожидать очередной досрочной избирательной кампании. Однако предложенные социальные инициативы недостаточно системны, имеют слабый социальный охват, а потому их сложно рассматривать в качестве развернутого социального блока предвыборной программы президента.

Кроме того, сроки реализации данных инициатив имеют значительный временной разброс, что может отложить эффект от их реализации уже на поствыборный период.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Короля играет тенге

Пока основным результатом дедолларизации экономики остается снижение уровня долларизации депозитов населения и компаний

Тема недели

Новая формула успеха

Проектное управление масштабно взято на вооружение госсектором Казахстана, новый подход должен обеспечить заданный президентом ежегодный рост ВВП на уровне не менее 5%

Культура

Музыка после музыки

Звучать, как никто еще не звучал, представить процесс, а не результат, исследовать новые возможности — таковы задачи творцов новой классики

Повестка дня

Коротко

Повестка дня