Экспресс в благополучие

Редакционная статья

Экспресс в благополучие

Казахстан позиционирует себя демократическим, светским, правовым и социальным государством. По крайней мере, так записано в Конституции. С демократией у нас как-то не вышло. В 1990‑е казахстанцы часть свобод и прав обменяли на безопасность и мир. А с ростом нефтяных котировок в начале 2000‑х был заключен другой общественный консенсус — оставшиеся права и свободы казахстанцы обменяли на благосостояние, получив свою долю от нефтяного пирога.

Если в первый раз граждане сдавались не без боя, то во второй — с радостью: сделка с властью сулила автомобили, современную бытовую технику и квартиру в кредит. Конечно, больше, чем граждане, радовались чиновники. Все бы ничего, но тут возникла проблема: в отсутствие сильных демократических институтов начались проблемы с верховенством закона — еще один принцип, закрепленный в Конституции. Что касается светскости, то реформы, намеченные в религиозной сфере, о чем мы писали в прошлом номере, ставят под сомнение нейтралитет между государством и религией.

Остается последний принцип — социальность государства. Казахстан, пожалуй, не назовешь классическим государством всеобщего благоденствия, где богатство перераспределяется через прогресивное налогообложение. Но вот социальным — вполне можно. Взять государственный бюджет: более трети расходов в прошлом году пошли на образование, здравоохранение и социальное обеспечение. И такая пропорция сохранится еще долго, поскольку для власти жизненно важно доказывать свою легитимность. А без демократических механизмов ее можно поддерживать через компенсацию в виде социальных обязательств.

Но в минувшем году равновесие было нарушено, на что было несколько причин, главных — две. Первая: дорогостоящее EXPO-2017 и госпрограмма оздоровления банковского сектора, которая в общей сложности обошлась в сумму более 3 трлн тенге. Спасение Казкома стоило государству 2,4 трлн тенге: на эту сумму Фонд проблемных кредитов выкупил проблемные активы БТА Банка, доставшиеся ККБ в результате его слияния с БТА; осенью четыре крупных банка получили финансовую помощь в размере 410 млрд тенге, позже выделили 240 млрд тенге RBK. Разумеется, на принципах возвратности. Это не могло не раздражать казахстанцев, все больше задающих вопрос, почему банкам помогают, а им нет. На этом фоне активно обсуждались проблемы, волнующие рядовых граждан: рост цен на топливо, перебои поставок угля, падение доходов, активный выезд казахстанской молодежи за границу для получения высшего образования.

Вторая причина: президентское послание-2018 не содержало полновесного социального блока. Было только обещано повышение базовой пенсии в 1,8 раза и госпособий для родителей детей-инвалидов I группы. Более того, предыдущее послание также не предусматривало обычных для такого документа весомых социальных обязательств. Вообще, последние два президентских послания были главным образом посвящены третьей промышленной революции и Индустрии 4.0 соответственно. Темы эти глобальные, но далекие от жизни простого человека: ему трудно понять, что принесут ему в личном плане, например, роботизация или автоматизация.

Поскольку крупные бюджетные расходы на социалку казахстанцами воспринимаются как должное, а помощь банкам и имиджевые проекты подточили доверие к власти, необходимо было восстанавливать баланс. И глава государства в текущем марте представил пять социальных инициатив. Краткость и конкретика — вот, пожалуй, главное достоинство новых инициатив президента, а также сосредоточенность на наиболее острых социальных проблемах — жилье, образование, работа, доходы, качество жизни в целом. Недостаток пяти президентских инициатив — в слабой их проработанности. Возможно, со временем мы увидим более конкретные проекты.

Во всяком случае, задачи поставлены, другой вопрос, каким образом и с какими результатами они будут исполнены. Но тут нужно помнить, что приближаются президентские выборы (они должны пройти в 2020 году). Нас ждут новые социальные инициативы.

Читайте тему номера: Пять шагов по облакам

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Сложный шкурный вопрос

Кожевенная промышленность испытывает острый дефицит сырья. Причина — в большой доле нелегального вывоза шкур КРС. Предлагаемый запрет легального экспорта не решит проблемы, нужен более системный и рыночный подход

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Казахстанский бизнес

Урановый листинг

«Казатомпром» планирует IPO на двух биржах: Астанинской и Лондонской.

Культура

Франция: перезагрузка

Фестиваль «Цифровая осень 2018»: французские арт-технологии и симфония для публики со смартфоном