Книга о культурной памяти

Казалось, контекст книги немецкого историка и культуролога предполагал только западное осмысление европейского Времени и Пространства. Все оказалось иначе

Книга о культурной памяти

Новая книга профессора Алейды Ассман еще не успела войти в научный обиход в экспертной среде постсоветских социологов, культурологов и политологов. Первые две ее работы, уже переведенные на русский язык в издательстве Ирины Прохоровой в 2014‑м и 2016 году, обросли своим научным шлейфом. В том числе оказались беззастенчиво, без указания авторства, растасканными другими (и казахстанскими тоже) исследователями. Правда, при таком «переводе» многое теряется. Скорее всего, та же судьба ждет и новое исследование. Но Алейду Ассман надо открывать самому, не доверяя толкованию со стороны.

К чему сводятся ключевые моменты книги? На научном языке это звучит примерно так: коллективная идентичность определена историческим нарративом и существующими культурными практиками; дематериализацию прошлого по отношению к советской практике мы наблюдаем сейчас и в России, и в Казахстане; селективное использование прошлого (то, что часто критикуют академические историки) есть антропологическая универсалия, свойственная многим культурам. C одной, уже нашей, оговоркой. Если во всем мире коллективная идентичность возникает под воздействием совместного воспоминания о значимых событиях жизни, то в наших случаях — казахстанском и российском вариантах — все определяется волей государства.

В книге предложено осмысление современных ключевых и не устоявшихся понятий нашего времени: коллективная идентичность, исторический нарратив, культурная практика, память и идеология. Понятия, определяющие политику государств нашего времени и нашего же пространства. Таким образом книга Ассман перерастает рамки одной страны: она также и о нас — постсоветских — и, возможно, о наших перспективах.

Оригинальной методологии анализа трудно подражать, но мыслить в подобном направлении и можно, и должно. Наиболее значительное в этой книге — не просто введение нового для казахстанской научной практики понятия «теория культурной памяти», а тщательная работа с этим инструментом современной символической политики. Особенно явственно это показано на медиальных продуктах современной Германии: проанализированы и документальные сериалы, и художественные фильмы, и мемуаристика современников. В самой теории культурной памяти прошлое не остается неизменным. В свою очередь человек сам избирает свою идентичность, осваивает ее, несет за нее ответственность и проживает ее. Именно при таком раскладе идентичность является важной частью культурной практики. В собственно немецкой практике Ассман объясняет и иллюстрирует политику самоутверждения и политику покаяния, производные из культурной памяти этой страны. Объективированные образчики всего обозначенного мы видим в актуальных европейских новостных репортажах.

Еще одна попутная реплика. Нельзя не отметить отточенный и заставляющий думать и задумываться перевод с немецкого Бориса Хлебникова. Действительно, в этом случае концептуальный язык переведенной философской работы получил новое смысловое наращение.

Ассман А. Распалась связь времен? Взлет и падение темпорального режима Модерна. — Москва: Новое литературное обозрение, 2017. — 272 с. — 1000 экз.



 

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так