Обернитесь на юг

Редакционная статья

Обернитесь на юг

Любопытно читать европейскую прессу и сравнивать суждения о новой реинкарнации кризиса у них и об этом же предмете — у нас. Пока, допустим, FT пишет о конце Европы и о том, как США перестали быть мировым лидером, мы по своей провинциальной привычке все ориентируемся на них и иногда на позавчерашние «очевидные истины», от которых сами создатели этих «истин» уже давно отказались за ненадобностью. Европейская пресса полна статей двух родов. В одних говорится, что новый мировой лидер — это Китай. А также даются рекомендации китайскому руководству (иногда весьма иезуитские), как нести эту тяжелую ношу гегемона. Другие же авторы отчаянно доказывают, что Китай к такой роли еще не готов и вообще он следующий попадет под раздачу — нужно только чуть-чуть подождать. И, мол, настоящая мировая катастрофа состоит в том, что мир остался неприкаянным — нету в нем больше безусловных ориентиров. Еще европейские СМИ сообщают, что совещание министров финансов большой двадцатки закончилось по сути ничем и на нем царили упаднические настроения. Министры приняли какие-то решения, касающиеся завтрашнего дня, но не сегодняшнего. И выхода нет.

Глядя на все это, становится понятно, что Казахстану нужно отказаться от практики ориентации на Запад и начать наконец активнее изучать опыт стран, которые совершили прорыв в последние десятилетия, а не в XIX или начале XX века. Нужно смотреть на Южную Корею, Малайзию, Тайвань… И, разумеется, на Китай. Всех их объединяет одно — им в свое время открыли свои рынки США и ЕС. Видимо, это было частью некой большой политической сделки. Но нам тоже предоставили внешний рынок. Учитывая масштабы нашей экономики, для нас сопоставимым явлением стал Таможенный союз. В России многие думают, что это капитуляция колонии перед метрополией. Этому, к слову, сильно способствует ряд мифов о том, что РСФСР кормила братские республики (но никто не вспоминает, по какой цене из братских республик поставлялись сырье и товары в РСФСР). Однако по факту все может повернуться совсем иначе. Если Казахстан в ближайшие годы напряжется, он может 10—15 лет спустя вырваться внутри объединения вперед — и тогда посмотрим, кто здесь колония.

На нашу независимость, во всяком случае пока, никто не покушается. Да, денежные власти теперь вынуждены еще больше, чем прежде, заниматься «синхронным плаванием». Да, таможенные ставки уравниваются. Но на такие вещи, как индустриальные программы, налоговый режим, качество госуправления и т.д., и т.п., никто извне влиять не может. Главное, чтобы был некий азарт, соревновательный дух. А с ним как раз есть некоторые проблемы. Причем, что парадоксально, в большей степени у деловых людей, нежели в Астане.

Однако одного азарта, конечно, недостаточно. Должны быть еще и базовые идеи, которые будут браться за основу. Нужно понять, каким образом осуществлять поступательное движение вперед. В голове наших экспертов, экономистов кризис сейчас еще похлеще, чем в Греции. Они медленно, но верно осознают, что все последние двадцать лет изучали совсем не то и думали совсем не о том. Они в прострации и дают совершенно разные рекомендации, потому что происходящее в действительности не вяжется с их мировоззрением. Вот хороший вопрос: много ли вы знаете знаменитых корейских, китайских, малайзийских экономистов? Не знаете? Так изучайте. Не нобелевские лауреаты вытаскивают свои страны из нищеты к небоскребам, а азиатские чиновники.

Что же касается мировой рецессии, похоже, Казахстана эти проблемы коснутся постольку поскольку. Денег нашим банкам, слава богу, никто за границей больше не занимал. Так что и спасать их теперь не придется. И слава богу, а то финансисты с их профессиональной чертой — почти полным отсутствием морали — раздражают все больше людей в мире. Достаточно посмотреть на массовые демонстрации, проходящие в Италии, Германии, Англии, США, даже Швеции, чтобы понять, какое финансисты, взращенные на идеалах либерализма, вызывают раздражение повсеместно.

Если еще одна волна придет и нужно будет снова вливать деньги в казахстанскую экономику, они, вероятно, будут направлены именно в реальный бизнес. И это станет хорошим стимулом для дальнейшего прорыва на рынок, который для нас уже открыт.