О «схеме» и системе

На минувшей неделе завершился суд по самому громкому казахстанскому коррупционному делу последнего времени

О «схеме» и системе

На минувшей неделе завершился суд по самому громкому казахстанскому коррупционному делу последнего времени: Куандыку Бишимбаеву дали 10 лет. Этот срок он будет отбывать в учреждении максимальной безопасности. Стипендиат «Болашака», бывший президентский советник, экс-глава холдинга «Байтерек», экс-министр национальной экономики был признан виновным в получении взяток (следствие говорило о 2 млн долларов), а также присвоении, растрате чужого имущества. Судья Адильхан Шайхисламов постановил конфисковать имущество Бишимбаева и пожизненно лишил его права занимать руководящие должности на госслужбе.

Вместе с Бишимбаевым судили еще 22 человека. Однако его подчиненные и сообщники, по версии прокуратуры, с которой согласился суд, получили меньше. Двоюродный брат Бишимбаева Султан Нурлыбек получил 7 лет, экс-руководитель Orda Glass Даурен Ибрашев, бывший глава Baiterek Development Бахыт Жаксыбаев, управляющий директор этой компании Дильрух Анарбай, директор департамента Бауржан Айтимбетов — по 4 года, зампреда правления Baiterek Development Аслан Джакупов — 2,5 года, несколько фигурантов дела получили 1–2 года заключения, семеро подсудимых — штрафы. Экс-глава Инвестфонда Казахстана Ерлан Айталиев был освобожден по амнистии, как и два проходивших по делу предпринимателя.

В получении взяток и присвоении вверенного имущества Куандык Бишимбаев так и не признался. Главным основанием для суда стали свидетельства других подследственных, которые давали показания на себя, подельников и, конечно же, на шефа. Такой степени откровенности и раскаяния фигурантов коллективных дел в Казахстане не видели давно, если вообще видели. Джакупов поведал о действии бишимбаевской «схемы» получения взяток и как его в эту «схему» втянули. Жаксыбаев рассказал суду, как вместе с Бишимбаевым организовал «схему», в которую вовлек других подсудимых. А Айтимбетов откровенно признался: «Ваша честь, да, я брал взятки, я носил взятки, я передавал взятки, я — коррупционер! Вот она, истина, а не такая, что “я был вынужден”».

Денег — тех самых 2 млн долларов — так и не нашли ни на счетах, ни в квартирах экс-министра. Следствие доказало суду (не в последнюю очередь благодаря Жаксыбаеву), что на взятки Бишимбаев построил коттедж в поселке Косшы недалеко от столицы. Объясняя свое решение, судья Шайхисламов подчеркнул: напрямую Бишимбаев ни с кем из фигурантов не встречался, в контакт не входил, однако совокупность всех доказательств, исследованных в суде, дает достаточно оснований считать виновным именно его.

«Я никогда не мог подумать, что просто так, на голословных, ничем не подтвержденных заявлениях заинтересованных подозреваемых не только меня, но и любого гражданина нашей страны можно облить грязью, оболгать и посадить на скамью подсудимых. При этом ни один госорган, ни прокуратура не хотят реально разбираться и вникать в суть происходящего, остановить этот беспредел. Я сейчас в шоке, и это не дает мне покоя. Неужели это на самом деле происходит?» — спрашивал себя, суд, следователей, адвокатов и всех наблюдавших за этим процессом людей главный обвиняемый 8 января этого года, пробыв под стражей ровно год. Кому-то могло показаться, что в этих словах звучит что-то критическое и даже оппозиционное. Но нет, критиковал подсудимый только методы обвинения, благоразумно не поднимаясь ни уровнем выше.

Через адвокатов Бишимбаев рассказывал: спецконтингент изолятора провоцировал его на разговоры, порочащие честь и достоинство высшего руководства страны, но он не поддался. Подследственный демонстрировал, что и в тюрьме он был и остается преданным президенту Назарбаеву. «О том, что я не причастен, я также хочу донести до нашего общества и, самое главное, до президента Казахстана, лидера нации Нурсултана Назарбаева. Именно ему я обязан всеми своими профессиональными достижениями,— объяснял на суде Бишимбаев и каялся: — Я осознаю, что виноват перед президентом. Люди, которых я знаю и пригласил на работу, подвели меня. Приблизил людей, которые использовали меня и мое доверие. Прошу прощения за это. Я всегда есть и буду глубоко преданным президенту».

Нурсултан Назарбаев не скрывал сожаления, что Бишимбаев попал за решетку. Последний раз он вспомнил про бывшего советника на совместном заседании правительства в начале февраля этого года. «Экс-министра Куандыка Бишимбаева мне очень жалко, честно говоря. Обучали, провели через “Болашак”, возлагали на него надежды. И вот так получилось. Тратили столько времени, денег, средств на подготовку людей»,— посетовал президент.

Вот, собственно, и все, что можно сказать по делу Бишимбаева. Возможно, через год, пять или десять лет что-то случится и всплывут какие-то новые подробности и суд скорректирует свое решение. Общая политика останется прежней: на фоне роста влияния государства в экономике будут расти темпы и масштабы ловли коррупционеров. В последние годы с коррупцией в РК борются успешно, это признают и международные институты. В свежем индексе восприятия коррупции от Transparency International Казахстан набрал на два балла больше, чем годом ранее, теперь у нас 32 балла, и мы делим 122‑е место с Джибути, Мали, Малави, Либерией, Непалом и Молдовой. Впереди Того, Нигер и Пакистан, но, набрав такой темп, мы их обязательно обойдем. И очень скоро.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так