Британский проект с казахстанской спецификой

Приватизация коммунальной собственности в регионах влияет на повседневную жизнь граждан гораздо больше, чем масштабные IPO национальных холдингов

Британский проект с казахстанской спецификой

По утвержденному правительством Комплексному плану приватизации в областях Казахстана выставлены на продажу более 90 учреждений спорта, почти 40 учреждений здравоохранения, более 20 учреждений образования, около 150 организаций ЖКХ по водоснабжению, благоустройству и озеленению, санитарной очистке и тому подобное.

Приватизации подлежат практически все региональные спортивные клубы по различным видам спорта, в том числе национальным.

Можно согласиться с приватизацией «Центров формирования здорового образа жизни» региональных управлений здравоохранения, не несущих почти никакой полезной нагрузки, но целесообразность продажи в частные руки поликлиник, больниц и областных диагностических центров вызывает сомнения.

К примеру, в Павлодаре осенью прошлого года областной диагностический центр был продан на торгах за 315 млн тенге при стартовой цене в 557 млн. При этом только на приобретение оборудования для центра из бюджета выделялось около 2 млрд тенге. А в комплекс диагностического центра входят здания медицинского назначения площадью почти 7 тыс. кв.м и 0,8 га земли в центре города, не считая хозяйственных построек. Причем по условиям договора купли-продажи покупатель имеет право выплачивать стоимость в течение трех лет. Надо ли говорить о том, что некоторые виды диагностики для жителей области можно было сделать бесплатно только в этом центре. С учетом вышесказанного выгода от приватизации неочевидна. Еще более курьезно выглядит приватизация диагностического центра в свете намерения властей области строить новый подобный центр.

При этом одновременно с торгами по диагностическому центру состоялась продажа городской поликлиники №1 по цене более чем в три раза выше стартовой. Рядовая поликлиника, расположенная в 4‑этажном здании, оказалась продана за 708 млн тенге, то есть вдвое дороже диагностического центра, оборудованного уникальными медицинскими приборами. Аналогичная ситуация и с торгами по городской поликлинике №2.

Сфера образования имеет не меньшее значение, чем здравоохранение, поскольку также затрагивает, в первую очередь, будущие поколения. Министр образования РК Ерлан Сагадиев в феврале 2018 года на коллегии ведомства высказался категорически против приватизации объектов образования. Правда, произошло это спустя два года после принятия постановления правительства по приватизации. Такую реакцию министра вызвала передача в доверительное управление по договорам государственно-частного партнерства уже существующих объектов образования, в основном детских садов. Например, в Актобе таких детсадов более 60. По мнению министра, в рамках ГЧП должны строиться новые объекты.

С точки зрения пополнения бюджета правильнее было бы ускорить приватизацию национальных холдингов и компаний. Это принесло бы в казну гораздо больше денег, которые можно направить на содержание учреждений здравоохранения, образования и культуры, если денег на эти цели не хватает.

Основной актив — земля

Всего, по данным госреестра, зарегистрировано 20 283 коммунальных государственных юридических лица, из них 4 024 — в областной собственности, остальные 16 259 — в районной.

Причем если малый бизнес в регионах в основном частный, то из 6 432 зарегистрированных средних предприятий 52% — государственные. Крупный бизнес на 42% состоит из государственных предприятий. Сюда можно отнести и активы социально-предпринимательских корпораций, поскольку они, хотя и именуются нацкомпаниями, работают в регионах.

По Комплексному плану подлежат приватизации 118 юридических лиц, входящих в 15 СПК. Среди них 17 сервисно-заготовительных центров, созданных для объединения сельхозпроизводителей и обеспечения их техникой; пять микрокредитных организаций, созданных СПК, также подлежат передаче в частные руки.

Среди активов социально-предпринимательских корпораций, включенных в план приватизации, есть предприятия с весьма звучными названиями. Например, ТОО «Имени Абдира Сагинтаева», расположенное в Таласском районе Жамбылской области и занимающееся разведением овец и коз. Товарищество было реализовано на электронном аукционе в марте 2017 года. СПК «Тараз» за 90‑процентную долю в товариществе получило 7,8 млн тенге. Последний отчет о деятельности товарищества в депозитарии финансовой отчетности Минфина датирован октябрем 2009 года. В пояснительной записке к отчету указана дебиторская задолженность в 1,7 млн тенге, сложившаяся из зарплаты работников и подотчетной суммы. При средней численности в 50 работников зарплата составляла менее 30 тыс. тенге. Это свидетельствует о том, что ТОО «Имени Абдира Сагинтаева» большой прибыли не имело, а зарплата работникам выдана авансом. Следовательно, ценность актива могла сложиться только из стоимости имущества ТОО. Учитывая, что до приватизации учредителями товарищества были 169 физических лиц с долей в 10%, а уставной капитал составлял 4,9 млн тенге, стоимость поголовья овец и коз была невелика. Таким образом, основным активом товарищества, представляющим ценность для покупателя, мог быть только земельный участок, составленный из паев 169 учредителей — жителей села Ушарал.

Кто стал богаче?

Вряд ли продажа государственной собственности в регионах серьезно снизит присутствие государства в экономике, которое составляет, по разным оценкам, около 60%. Количество юридических лиц с государственной формой собственности неуклонно росло с 1999 года. На 1 января 2018‑го в Казахстане было зарегистрировано 26 612 таких юрлиц.

По данным Министерства национальной экономики, 70–80% этой доли приходится на ФНБ «Самрук-Казына», из которых 70% — на активы «КазМунайГаз». Существенное снижение участия государства в экономике произойдет только после приватизации крупных национальных холдингов и компаний. Но утвержденный правительством «Комплексный план приватизации на 2016–2020 годы» снова переносит сроки передачи нацхолдингов и нацкомпаний в конкурентную среду. А до этого был такой же план на 2014–2016 годы. В Послании народу в январе 2018 года президент Казахстана поручил ускорить реализацию плана приватизации.

Приватизация национальных холдингов и компаний находится под пристальным вниманием правительства, бизнеса и общества, поскольку это наиболее лакомые куски госсобственности, способные обогатить потенциального владельца. Однако сам процесс приватизации госсобственности организован так, что это имеет для экономики страны неоднозначные последствия. По крайней мере, в ближайшей перспективе. Например, приватизация в приоритетном порядке «КазАгроФинанс» (КАФ) — дочерней компании НУХ «КазАгро» — будет иметь юридические и налоговые последствия. Кредиторы компании получат основания требовать досрочного погашения займов из-за смены акционера, прекращения банковской лицензии, снижения кредитного рейтинга. Это — более 27 млрд тенге в пользу четырех самых крупных кредиторов за четыре года. Придется уплатить более 19 млрд тенге налогов, от которых «КазАгроФинанс» был освобожден по действующему законодательству как дочерняя компания национального холдинга. Все эти последствия подробно описаны в прединвестиционном анализе текущей деятельности КАФ, проведенном Deloitte по заказу холдинга «КазАгро».

Процесс приватизации достаточно широко освещается в прессе, на ведомственных и корпоративных интернет-ресурсах, но это не делает его понятнее и прозрачнее.

Например, в специальном разделе о программе приватизации на официальном сайте Фонда «Самрук-Казына» сказано, что «вторая волна» приватизации в Казахстане некоторыми чертами напоминает приватизацию в Великобритании в 1979–1987 годах, проведенную консервативным правительством Маргарет Тэтчер. Под некоторыми чертами подразумевается передача в частные руки крупнейших активов государства.

Но следует помнить, почему консерваторы во главе с Тэтчер, предпочитавшей термин «денационализация», пошли на продажу госкомпаний. После победы на выборах в 1979 году консерваторам досталась экономика, находившаяся в глубоком кризисе. Бюджет Великобритании испытывал жесточайший дефицит, забастовки рабочих следовали одна за другой. Вряд ли можно говорить о схожести экономических условий современного Казахстана и Великобритании 1980‑х годов. Кроме того, в результате денационализации граждане Великобритании стали «совладельцами национальных богатств», как сказано на сайте «Самрук-Казына». Так называемые народные IPO, проведенные «КазТрансОйл» и KEGOC, «совладельцами национальных богатств» граждан Казахстана не сделали. Сделают ли казахстанцев богаче IPO «КазМунайГаза» и «Қазақстан темір жолы»?

Кстати, в Великобритании во время приватизации 1980‑х годов систему здравоохранения приватизировать не пытались. Британское здравоохранение до настоящего времени государственное.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Песчанка, сэр

KAZ Minerals покупает крупный медный проект на Чукотке — Баимское месторождение

Казахстанский бизнес

В государственной разработке

Центр электронной коммерции обладает уникальными компетенциями для создания информационных систем странового масштаба

Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года