Все зависит от цен на нефть

Рахим Ошакбаев
Рахим Ошакбаев

Глава ассоциации экономистов Казахстана Рахим Ошакбаев считает, что деньги Нацфонда нужно использовать с осторожностью, чтобы на фоне и без того сильного инфляционного давления не усугубить ситуацию.

— Как, по вашему мнению, отразится европейский кризис и проблемы в экономике США на развивающиеся страны, в частности Россию и Казахстан?

— Для России, как и Казахстана, основной проблемой, связанной с возможной второй волной рецессии, является снижение мировых цен на энергоносители. Поскольку экономика Казахстана, как, впрочем, и России, по сути завязана на мировые цены на нефть, то негативный эффект от рецессии через них будет транслироваться на наши экономики. Соответственно, вместе с ценами будут снижаться и доходы бюджета, и золотовалютные резервы, и ВВП. Тем не менее предположения о второй волне рецессии пока остаются предположениями. Последние краткосрочные данные по США показывают положительную динамику. Необходимо больше времени, чтобы строить какие-либо прогнозы.

— До какой отметки могут опуститься цены на нефть?

— По общему мнению, прежние цены на нефть ушли в историю, однако не будем забывать, что еще 30 лет назад нефть стоила 7 долларов за баррель. Ответить на вопрос, будут ли падать цены на нефть или нет, все равно что ответить на вопрос, будет ли вторая волна рецессии. А если да, то насколько глубокая, так как цена на нефть формируется исходя из ожиданий потребностей мировой экономики.

— Что, на ваш взгляд, сейчас следует предпринимать правительству Казахстана, чтобы избежать или хотя бы минимизировать негативные последствия новой волны кризиса?

— Во-первых, можно снизить валютные риски, если перейти на взаиморасчеты в валютах тех стран, с которыми у нас проходит основной товарооборот. Это снизит нагрузку на тенге в случае волатильности на мировых валютных рынках, что обычно бывает в кризисные годы. Во-вторых, необходимо продолжать инвестировать в экономику и человеческий капитал. Переходить от сырьевой направленности к диверсифицированной структуре производства. По сути, каких-то волшебных рецептов тут нет. Все уже давно придумано, сложности возникают при реализации. Не будем забывать, что кризисные ожидания — перспектива среднесрочная, а при инвестициях в масштабах государства ожидаемый эффект появляется минимум через 5—7 лет.

— Грозит ли республике серьезный бюджетный дефицит?

— Повторюсь — в нашей стране все зависит от цены на нефть. Будут высокие цены — тогда бюджетный дефицит нам не грозит. Будут низкие — тогда, очевидно, будут проблемы, возможно, придется секвестировать какие-то бюджетные программы. В целом, поскольку сильное снижение цен на нефть не прогнозируется, вероятно, серьезного дефицита в ближайшее время ожидать не стоит. Естественно, в случае его возникновения у нас есть и Нацфонд, это около 40 млрд долларов, и потенциал по сжатию расходной части. Однако я бы не стал сгущать краски раньше времени: ВВП за первое полугодие вырос на 7%, платежный баланс в профиците на 7,2 млрд.

— Стоит ли поддерживать национальную валюту или лучше позволить ей упасть?

— Поддерживать курс нацвалюты завышенным в течение долгого промежутка времени невозможно по фундаментальным причинам. У нас просто кончится валюта и курс тенге так или иначе вернется к своему, как говорят экономисты, «равновесному» состоянию. Другое дело, если пытаться сглаживать колебания. В целом, наверное, это позитивный шаг для экономики небольшого размера. Если подходить к вопросу с позиции потребителя, учитывая, что львиная доля товаров конечного потребления у нас импортируется, обесценение тенге — явление неприятное. Однако нужно иметь в виду, что при этом долго это продолжаться не может. С другой стороны, если курс занижен, как это происходит в Китае, то это дает преимущество отечественным товарам на внешних рынках. Учитывая курс на индустриализацию, этот фактор немаловажен при поиске рынков сбыта. Кроме того, это позволяет накапливать золотовалютные резервы, которые являются подушкой безопасности при всякого рода кризисах. Кстати говоря, 11 октября сенат США одобрил законопроект, который позволяет облагать пошлинами товары из стран с недооценёнными валютами. Это показывает, насколько сильны позиции китайских производителей, что США вынуждены прибегать к таким мерам.

— Следует ли Казахстану вновь распечатать Нацфонд для преодоления последствий кризиса?

— Он сегодня уже используется как для финансирования бюджета через гарантированные трансферты, так и финансирования мероприятий в рамках программы ФИИР. Нужно понимать, что мы — не западные индустриализированные страны. Мы проходим только этот этап, поэтому использовать деньги Нацфонда нужно с осторожностью, чтобы на фоне и без того сильного инфляционного давления не усугубить ситуацию. На сегодня основная масса используемых из фонда средств идет в инвестиции. Это, на мой взгляд, правильный путь.

— Складывается впечатление, что в 2011 году наблюдается повторение ситуации 2007 года в части макроэкономических показателей Казахстана...

— 2007 год характеризовался перегревом строительного рынка, сектора потребительского кредитования, чрезвычайно высокими темпами инфляции и 30-процентным ростом внешнего долга. По этим факторам нынешний год пока выглядит гораздо более спокойным.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности