Пуховое хозяйство

Казахстанское производство кашемировых одеял приобрело популярность благодаря соцсетям

«Хочешь начать какое-то дело, расскажи историю», — говорил гуру маркетинга Гай Кавасаки. Так и поступил Санат Шаганбекулы, разместив на своей странице в социальной сети незамысловатый пост о производстве одеял на верблюжьем пуху. «Я подумал: его увидят 50–60 моих друзей и, если повезет, сделают репост», — рассуждал Санат, нажимая на кнопку «опубликовать». Хотя казахстанцы в массе своей не склонны поддерживать отечественную легкую промышленность кошельком, кликов, которые ничего не стоят, не пожалели. Репост небольшого рассказа о семейном бизнесе был сделан 32 тысячи раз. Сочетание соцсети и сторителлинга стало залогом маркетингового успеха компании «Шымкент-Кашемир».

От сырья к продукту

Завод «Шымкент-Кашемир» по первичной переработке шерсти был открыт в 2011 году отцом Саната, предпринимателем Шаганбеком Канжарбайулы, который построил предприятие на собственные средства на территории специальной экономической зоны «Онтүстік». На заводе используется отечественное сырье: его в Казахстане хватает. Если в первые годы на предприятии занимались только переработкой шерсти, то со временем задумались о собственном производстве готовых изделий из верблюжьего, овечьего и козьего пуха. Идея такого производства окончательно оформилась летом 2016 года после того, как отец с сыном посетили одно из шанхайских предприятий, которое как раз закупало в Казахстане шерсть. С помощью партнеров из Китая они составили бизнес-план по расширению предприятия и параллельно начали изучать тонкости бизнеса, закупать оборудование, вникать в технологию и обучать сотрудников. Инвестиции составили около 56,5 млн тенге.

Трикотаж из кашемира — одно из перспективных направлений для шымкентского производителя

«Основной технологический процесс проходит так: сначала мы закупаем сырье, потом цех по переработке вычесывает шерсть животного от мусора, ее моют с применением “правильных” химикатов. После мойки шерсть сушат, расчесывают с помощью специальных машин и делают из нее специальную гребенную ленту, которая собирается в рулоны. Используется иглопробивная технология, которая не позволяет одеялу расползтись», — рассказывает Санат Шаганбекулы о производственном процессе. Ткань для одеял из верблюжьего пуха «Шымкент-Кашемир» использует импортную, закупает ее в Китае, который сейчас является поставщиком ткани для самых известных модных брендов. Одеяла из верблюжьего пуха считаются продуктом премиум-класса, поэтому тканевая оболочка для них должна быть соответствующего уровня.

Сырую верблюжью шерсть «Шымкент-Кашемир» выкупает с мая по август: за это время скотоводы успевают подстричь всех животных. Чистой шерсти получается в два раза меньше, чем немытой. И только после полной очистки в «Шымкент-Кашемире» берутся за процесс получения верблюжьего пуха: удаляют из шерсти длинный, грубоватый волос, в результате чего оголяется мягкий и нежный подшерсток, это и есть верблюжий пух. Из 100 граммов шерсти получается всего лишь 30 граммов пуха.

Климат-контроль

«Верблюды сумели приспособиться к тяжелейшим условиям существования в пустыне, где днем стоит жара до 70 градусов, а ночами земля и воздух охлаждаются до нуля и ниже. Их шерсть отлично справляется с этими колебаниями температуры, и это ее качество очень приглянулось людям, — рассказывает Санат Шаганбекулы и сравнивает одеяло из верблюжьего пуха с климат-контролем в машине. — Если правильно распределить пух, то вам под таким одеялом не будет ни холодно, ни жарко».

С правильным количеством пуха на производстве определились не сразу — первые одеяла были изготовлены из расчета 400 граммов пуха на квадратный метр. Одеяло оказалось тяжелым, да и спать под ним было слишком жарко. А производители мечтали, что их пуховый продукт будет легким и воздушным. Пришлось идти экспериментальным путем: одеяла с разным содержанием пуха прошли тест-драйв у родни и друзей предпринимателей. Собрав их мнения, производители пришли к устроившему всех варианту: 300 граммов пуха на квадратный метр. К декабрю 2017 года «Шымкент-Кашемир» вышел на мощность 20 тыс. одеял в год.

Перед предпринимателями остро встала проблема ценообразования — подобной продукции на казахстанском рынке никто не производил. А импортные аналоги продавались более чем за 150 тыс. тенге — цена, если и не запретительная для казахстанского рынка, то явно к ней приближающаяся. В «Шымкент-Кашемире» после подсчетов установили вполне подъемные цены — 32 тыс. тенге за двуспальное одеяло и 26 тыс. за «полуторку», но не исключают, что цены будут меняться в большую сторону.

После обработки 10 кг верблюжьей шерсти можно получить только 3 кг пуха — этого количества хватит на 2-3 одеяла

Отзывы родных стали первой рекламой новому продукту made in Kazakstan, но широкого охвата не дали. Завод экспортировал небольшие партии товара в Россию, Китай, Италию. Фактически шла штучная реализация продукции, и производители считали это нормальным для товара категории VIP, слишком большого спроса они и не ожидали. Сказывалась и общая неосведомленность казахстанцев об одеялах из верблюжего пуха и их отличии от привычных в Казахстане одеял из верблюжьей же шерсти. «Погнавшись за качеством продукции, мы совсем забыли о продвижении своего товара среди населения. Народу было все равно — покупать одеяло из верблюжьего пуха или овечьей шерсти, — признает ошибки Санат Шаганбекулы. — Хорошая терморегуляция одеял и их гигроскопичность, легкость и прочность — это все оказалось нашими конкурентными преимуществами, о которых кроме нас никто не знал».

Маркетолог поневоле

Классическая ошибка производственников — считать, что качественный продукт сам привлечет покупателей. Санат Шаганбекулы вовремя понял, что любой товар требует продвижения, и обратился к соцсетям. Он разместил пост в Фейсбуке, в котором рассказал об истории создания нового казахстанского производства. На большой эффект не рассчитывал, но уже на следующий день спрос на изделия «Шымкент-Кашемира» вырос, причем увеличилось число заказов не только внутри Казахстана, но и из дальнего и ближнего зарубежья, штучные заказы были сделаны даже из США. Всплеск интереса к одеялам на верблюжьем пуху объяснялся просто: историю шымкентского производителя за короткое время «репостнули» более 30 тыс. раз.

Сейчас завод отправляет одеяла почтовыми посылками в Латвию, Беларусь и Россию и начал переговоры о сотрудничестве с иностранными ритейлерами-сетевиками, в планах — создать полноценную дилерскую сеть в РК. Г-н Шаганбекулы намерен вдвое увеличить объемы производства пуховых одеял — с 20 тыс. до 40 тыс. штук в год, для чего сейчас в компании активно набирают и обучают персонал на базе собственного цеха. В ближайших планах компании «Шымкент-Кашемир» — наладить выпуск пуховых подушек. «Ждем специального оборудования, — если собирать подушку вручную, пух из нее будет “убегать”, — поясняет Санат, — тем не менее это производство не считается конвейерным, многое делается вручную. Поэтому кадры очень важны для нас».

Раньше все сырье, которое производил завод по первичной переработке шерсти, уходило за рубеж, теперь в «Шымкент-Кашемире» намерены продавать сырье и готовые изделия из него не только на внешнем рынке, но и внутри страны. Для этого в компании планируют развивать несколько направлений: производство трикотажной одежды из кашемира; продажу топса — гребённой ленты из шерсти мериноса для сухого и мокрого валяния; производство войлочных изделий и ковров. Главное — не забывать о трендах современного маркетинга и вовремя рассказать покупателю историю нового продукта. 

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так