Каждый выживает по себе

Банки пережили богатый событиями 2017 год. Но и 2018‑й не обещает быть легким

Казахстанские банки в 2017 году попали в полосу турбулентности, причем проблемы в секторе начались раньше, осенью 2016‑го. В конце года лицензии лишился Казинвестбанк, в ноябре 2017-го Национальный банк (НБК) отозвал лицензию еще у одного фининститута — Delta Bank. Более крупным банкам, также испытывающим проблемы, повезло больше: в прошлом году регулятор начал программу оздоровления отдельных БВУ за счет вливания в капитал государственных средств из различных источников, в том числе Национального фонда (Казкоммерцбанк) и собственных средств НБК. Для некоторых банков программа оздоровления по сути стала спасением от неминуемого банкротства. На расширенном заседании правительства 9 февраля, где глава Национального банка Данияр Акишев рассказал о схемах вывода денег из проблемных банков, основная из которых — кредитование аффилированных лиц или акционеров, президент раскритиковал центробанк. «Создали банк, туда пошли люди, нацкомпании. Теперь эти акционеры вытаскивают оттуда деньги и Нацбанк сидит и наблюдает за этим. Ну как это так можно?» — возмутился Нурсултан Назарбаев.

В какой-то мере эти схемы объясняют, почему предприниматель не может получить кредиты, если не попадает в какую-либо госпрограмму, где предусмотрено субсидирование ставки вознаграждения. По итогам прошлого года (декабрь 2017-го к декабрю 2016‑го) объем кредитов брутто снизился на 0,1%.

Программа оздоровления имеет своей конечной целью оживление банковского кредитования экономики. Expert Kazakhstan решил проанализировать основные показатели деятельности первых десяти БВУ по размеру активов, чтобы понять, насколько наши банки смогут не только выжить, но и предоставить финансирование бизнесу в 2018 году.

Основой для анализа стала отчетность 700‑Н. Ее банки представляют в Национальный банк ежедневно, а ежеквартальные отчеты публикуют на Казахстанской фондовой бирже (KASE). Такой вид отчетности так и называется «Отчет об остатках на балансовых счетах БВУ и ипотечных организаций» и наиболее полно отражает ежедневную работу банка. Во время подготовки консолидированной финансовой отчетности по МСФО — квартальной и годовой — банки исправляют ошибки, которые могли быть допущены в ежедневной. Однако большинство подобных ошибок являится несущественными, поэтому с высокой долей уверенности можно утверждать, что отчетность 700‑Н достоверно отражает финансовое положение банка.

В зоне снижения

Прошлый год отметился снижением реальных доходов домохозяйств и, как следствие, падением покупательской способности населения. Кредитование замедлилось, хотя в конце года, в декабре, произошел ежегодный предпраздничный всплеск розницы, но в целом кредитование показало отрицательный рост, как было сказано выше. Банки в течение года активно вкладывались в ценные бумаги и снизили долю кредитных портфелей в активах.

Вот как выглядят агрегированные показатели банковского сектора за 2017 год (см. таблицу 1). Активы сократились с 25,6 трлн тенге до 24,2 трлн (–5,2%). Причиной сокращения послужило несколько факторов. Ссудный портфель снизился на 12,4% (почти на 2 трлн тенге, с 15,5 трлн до 13,6 трлн). Доля ссудного портфеля в активах сократилась на 4,58%. Банки в 2017 году активно списывали плохие займы и вкладывались в ноты НБК. Фактически это означает, что банкам было проще покупать ноты, чем просчитывать кредитные риски на волатильном рынке Казахстана.

Сумма кредитов с просрочкой платежей выросла почти до 2 трлн тенге, это немногим менее 15% от кредитного портфеля, а доля NPL 90+ (кредиты с просрочкой платежей более 90 дней) подросла на треть — до 9,31%, несмотря на списания в компании по управлению стрессовыми активами. Поэтому банки как по собственной инициативе, так и под нажимом Национального банка увеличили провизии по займам и продолжили увеличивать капитал, чтобы быть в состоянии гасить потери по проблемным займам и сохранять соответствие нормативам регулятора. Вместе с тем текущие расходы банков превысили доходы на 18,7 млрд тенге, главным образом из-за активных списаний и признаний убытков Казкоммерцбанком и проблем RBK. Без учета этих убытков в целом банковская система была прибыльной и сгенерировала более 480 млрд тенге.

В свою очередь обязательства банков снизились на 1,6 трлн тенге (–7%), главным образом по причине снижения депозитов юридических лиц на 907 млрд тенге (–9,7%). Компании изымали деньги из банков по ряду причин, главная из которых — выполнение инвестиционных программ, кроме того, произошли потери средств клиентов в проблемных банках.

Изменения в позициях

Теперь рассмотрим, как себя чувствовали десять крупнейших банков страны. Совокупные активы топ-10 банков Казахстана составляли больше 80% от рынка как на 1 января 2017 года, так и на начало нынешнего. Кроме того, портфель первой десятки также превышал и превышает 80% от общерыночного ссудного портфеля. Десятый по размерам активов Жилстройсбербанк намеренно не рассматривается в этом обзоре, так как является монопродуктовым финансовым институтом, поэтому его анализ не репрезентативен для других коммерческих банков.

Как видно из таблиц 2–3, за прошедший год в топ-10 произошли изменения. ForteBank поднялся на 5‑е место по активам с долей рынка 6,2%; Kaspi проскочил две позиции и занял 6‑е место с долей рынка 6,1%. Банк ЦентрКредит опустился на 7‑е, тем не менее увеличив долю до 5,5%, Евразийский банк стал 9‑м по величине, а RBK опустился на 10‑ю строчку.

Лидером по росту активов стал ForteBank (+23,5%), на втором месте — Kaspi (+22,5%), нарастил активы и Сбербанк (+5,6%). Больше других потеряли RBK (–41,8%), Казкоммерцбанк (–28,3%) и АТФБанк (–10,4%).

Наибольшая доля в активах банков приходится на требования к клиентам (таблицы 4–5). Долю требований к клиентам в активах можно интерпретировать как интерес банка к собственно кредитной деятельности, диверсификацию источников доходов. При этом следует учесть, что диверсифицировать свою деятельность может только крупный банк с надлежащим уровнем мониторинга рисков и, самое главное, обладающий достаточным запасом ликвидности, чтобы инвестировать в ценные бумаги и другие инструменты и операции, не связанные с выдачей кредитов.

Халык банк повысил долю требований к клиентам в активах, что, вероятно, произошло в результате выдачи новых кредитов, а также миграции некоторых крупных клиентов из Казкоммерцбанка. В свою очередь Казкоммерцбанк в основном разместился в других инструментах получения дохода и сокращает кредитный портфель, начав подготовку к присоединению к Халык банку.

Проблемы стабильной работы, роста зарплаты и предсказуемого экономического роста страны продолжат нависать над банковской системой

Цесна незначительно снизил долю кредитного портфеля. А вот RBK активно списывал активы в КУСА, за счет чего доля в кредитах сократилась на 34,2%. Евразийский банк также активно списывал кредиты. Интересно, что ForteBank нарастил активы, но снизил в них долю ссудного портфеля.

В таблице 3 отражены требования к клиентам в абсолютных цифрах, которые показывают, как банки инвестируют в своих клиентов. Семь БВУ нарастили свои портфели, а три — предсказуемо списали плохие займы. Самый большой рост портфеля в абсолютных цифрах показал Kaspi bank; Forte, Сбербанк и Халык увеличили свои портфели более чем на 10%.

Кредит короткий, кредит длинный

Стандартные требования к клиентам включают в себя займы овердрафт, предоставленные клиентам, счета по кредитным карточкам клиентов, краткосрочные займы — сроком до 1 года и долгосрочные займы — более одного года.

У Халык банка на 1 января 2017 года долгосрочные займы составляли 84,5%, а на начало текущего года уже 86,9%, в абсолютном выражении увеличившись на 283,4 млрд тенге. Краткосрочные займы снизились на 27,6 млрд тенге до 16,6% от требований. Просроченная задолженность клиентов повысилась на 945,9 млн тенге (8,6% от общих требований). Так как Казкоммерцбанк находится в транзитном периоде, его структура требований к клиентам не отражает рыночной динамики. Можно лишь сказать, что банк снижает долгосрочные займы быстрее, чем краткосрочные.

Цеснабанк нарастил долю долгосрочных займов с 90,5% от общих требований к клиентам до 99,1%. Вероятно, таким образом банк пытается помочь своим клиентам преодолеть сложные экономические условия. Обычно в случае кризисных явлений на рынке банки могут пытаться выдавать более короткие кредиты, чтобы быстрее обернуть свои средства и не попасть в ловушку дефицита ликвидности, однако Цесна вовлечен в крупную индустрию, что требует от него максимальной мобилизации финансовых ресурсов именно в долгосрочных кредитах. Данный выбор несет в себе значительные риски.

Сбербанк, наоборот, сократил долю долгосрочных кредитов в портфеле с 87,9% до 85,9%, при этом нарастив их в абсолютном значении на 91 млрд тенге. Краткосрочные займы Сбербанк увеличил на 71,8 млрд тенге — до 24,1% от общих требований.

Forte также снизил долю долгосрочных займов в портфеле с 92,1% до 86,3% и увеличил краткосрочные займы на 24,3 млрд тенге — до 11,1% от требований к клиентам (в 2017 году — 7,8%).

Kaspi bank снизил величину долгосрочных займов как в процентом соотношении к требованиям в целом, так и в абсолютных цифрах, зато увеличил такой показатель, как счета по кредитным карточкам клиентов, с 79,9% до 85,2%. В абсолютном выражении рост в данной категории активов составил 185,7 млрд тенге.

Банк ЦентрКредит нарастил краткосрочные займы на 47,6 млрд тенге, и данная категория составила 16,3% от его требований (10,6% годом ранее). При этом банк почти не снижает абсолютную величину долгосрочных займов. Предположительно долгосрочные займы БЦК выданы на активы, которые, вероятно, начнут зарабатывать деньги в 2018 году.

АТФ банк следует по пути Сбербанка и Forte — снижает долгосрочные займы в портфеле и наращивает краткосрочные. А вот RBK, несмотря на снижение долгосрочных кредитов на 412,9 млрд тенге, все же демонстрирует рост их доли в требованиях — с 84,7% до 91,7%. Кроме того, банк снижает краткосрочные кредиты, что выглядит опасно на фоне недавно пережитой ситуации в нем. Единственным объяснением может быть то, что краткосрочные займы банка были также сложными.

Несмотря на то, что Евразийский банк снизил абсолютные и удельные объемы по краткосрочным и долгосрочным займам, долгосрочные кредиты в его требованиях выросли с 89% до 96,2%, а краткосрочные сократились с 11,3% до 7,4%. Если банк планирует в основном развиваться как розничный, вероятно, эти планы реализуются в 2018 году, а пока концентрация в долгосрочных кредитах не может считаться стабилизирующим фактором для будущих прибылей.

Разумеется, у каждого фининститута свой взгляд на будущее развитие экономики Казахстана, отсюда и разные подходы к формированию портфеля. Кроме того, из указанных банков большинство входят в крупные финансово-промышленные группировки, что накладывает на них обязательства по финансированию проектов своих корпораций. Тем не менее, когда финансовые учреждения ожидают кризис, то обычно сокращают кредиты и удлиняют свои обязательства.

На какие деньги живут банки

Обязательства всего банковского сектора в 2017 году снизились на 7%, что является поводом для определенного оптимизма. Когда обязательства снижаются вместе с активами, да еще и быстрее, это дает системе и ее отдельным игрокам шанс на выживание.

В целом по системе на 1 января 2018 года обязательства составляли 87,2% от активов (88,9% на 1 января 2018-го), то есть в каждых 1000 тенге активов банков 872 тенге — заемные. Данные показатели в рамках нормы, но снижение доли обязательств в активах свидетельствует о более взвешенной оценке рисков банками.

В последнее время наиболее дешевые деньги БВУ привлекают, размещая свои облигации. В рамках программы повышения финансовой устойчивости сектора (оздоровления БВУ) Нацбанк выкупает облигации банков с фиксированным купоном 4% годовых.

Вторым крупным источником фондирования для банков являются прямые займы у Национального банка, а также на открытом рынке. Третий и самый крупный источник фондирования — привлечение депозитов физических и юридических лиц. В 2017 году депозиты юридических лиц снизились на 9,7%, вклады физических лиц, напротив, выросли на 319 млрд тенге (+4%) (таблицы 6, 7).

Обязательства перед клиентами, согласно отчетности 700‑Н, обычно делятся на текущие счета, вклады до востребования, краткосрочные и долгосрочные вклады, условные счета и вклады, являющиеся обеспечением обязательств, а по субъектам — на средства физических и юридических лиц.

Обязательства Халыка перед клиентами составляли 81,1% от обязательств банка (на 1 января 2017 года) и 84% (на 1 января 2018‑го), в абсолютном значении увеличившись на 104,4 млрд тенге. Основными статьями обязательств перед клиентами были краткосрочные вклады юрлиц (более 1 трлн тенге весь 2017 год), долгосрочные и краткосрочные вклады физлиц, а также текущие счета юрлиц.

Цеснабанк сократил долю обязательств перед клиентами с 80,2% до 72,5%. При этом около 40% в них составляют долгосрочные вклады физических лиц и более 20% — долгосрочные вклады юридических лиц. Это логичная ситуация для банка, который находится внутри операций корпорации «Цесна».

Самый большой абсолютный прирост обязательств перед клиентами у Kaspi bank — 187,3 млрд тенге. Увеличение краткосрочных вкладов физических лиц составило более 104 млрд тенге. Вероятнее всего, это связано с бизнес-моделью короткого кредитования, когда кредит можно взять под залог депозита, во всяком случае в отчетности это выглядит как залоговый кредит.

Более 72% обязательств (–563,7 млрд тенге) ушли за 2017 год из RBK. Больше всего средств из банка вывели юрлица — 466,8 млрд тенге, или 82,8%. Интересно, что обычно паническим настроениям подвержен массовый розничный клиент, но в RBK компании (скорее всего, квазигосструктуры) «просекли» ситуацию лучше.

Ждать ли хороших новостей?

Анализ отчетности топ-10 банков позволяет сделать три основных вывода: объем неработающих кредитов продолжит рост; обострится конкуренция между игроками в краткосрочных банковских продуктах; банки продолжат нуждаться в государственной поддержке, чтобы быть способными выдавать кредиты МСБ. В целом БВУ пока сохраняют баланс, однако удлинение сроков кредитов чревато ростом рисков. Это действенный инструмент для управления пропорциями NPL, но он может быстро выйти из-под контроля.

Банки, работающие в составе корпораций или в окружении ряда связанных компаний, держатся хорошо, но в ситуации нарастают риски. Рост долгосрочных кредитов может привести к тому, что уже после второго квартала 2018 года этим банкам потребуется решать проблему диверсификации источников фондирования. Значительное удлинение кредитов Цеснабанка дает основания предполагать, что в итоге Цесна не сможет выкупить остаток доли в БЦК за недостатком средств, и сделка не состоится. Нынешняя попытка оздоровления ЦентрКредита видна в отчетах, а значит, банк будет дорожать. Но и Бахыт Байсеитов, второй крупный акционер БЦК, вряд ли сможет выкупить банк обратно без стратегического инвестора. Инвесторов такого масштаба в Казахстане нет, но таким активным акционерам, как Цесна и Байсеитов, в БЦК будет тесно.

Риски крупнейшего Халык банка — это прежде всего интеграция с Казкоммерцбанком и последующий рост, который, скорее всего, замедлится. Обновленный Халык уже в нынешних условиях будет занимать около 32–33%, даже при условии дальнейших списаний у Казкома до объединения.

Kaspi bank в основном работает с физическими лицами, а значит, снижающиеся реальные доходы населения в 2018 году могут стать проблемой. Но у банка выверенная бизнес-модель, и он уже перерос чисто банковский бизнес. Похожая проблема с доходами населения ожидает и Евразийский банк, который объявил стратегический курс на 70% долю розницы в своем портфеле. Банк продолжит списания в 2018 году, чтобы пораньше вернуться в форму. Евразийский является лидером на рынке автомобильных кредитов, что поддержит его. Вероятно, следующим шагом для банка будет рынок кредитов до 5 млн тенге, активная диджитализация и онлайн.

RBK, скорее всего, покинет топ-10, потому что новому руководству банка лучше сократить активы и портфель, как говорят медики «в пределах здоровой ткани», чтобы начать с чистого листа. Кандидат в топ-10 из второй десятки — сложный выбор. Qazaq Banki, вероятно, посвятит 2018 год очистке баланса от накопившихся проблем, поэтому его могут обогнать Альфа-банк или Нурбанк.

Вхождение в топ-10 банка Altyn будет зависеть от сделки по продаже доли 60% китайскому инвестору и дальнейшей стратегии новых акционеров.

В целом в 2018 году можно ожидать обострения конкуренции банков за потребителей краткосрочных продуктов и продуктов длиной до двух лет. Это потребует от банков более активного развития онлайн-сервиса. Рынок мелких кредитов подбирают другие игроки, банки упускают выгоду из-за неудобных мобильных приложений. Но и здесь есть проблема — снижение покупательской способности населения. Данная тенденция может реактивно повысить спрос на кредитные продукты банков, что, вероятно, приведет к повышению уровня неработающих кредитов.

В корпоративном банкинге осталась проблема активности государства к выдаче кредитов, что сокращает поле работы для коммерческих банков. Тем не менее есть ряд сфер, оставшихся без внимания государства, где банки смогут попытать свое счастье. Таким образом, проблемы стабильной работы, повышения зарплат и предсказуемого экономического роста страны продолжат нависать над банковской системой.

*Финансовый консультант, выпускник программы MBA университета St. Gallen (Швейцария)

**Все таблицы даны без учета заключительных оборотов

Статьи по теме:
Культура

Герои из соседнего двора

В театре-студии «Дом культуры» состоялась презентация новой книги казахстанского писателя Лили Калаус «Зов Солнца»

Казахстанский бизнес

Сложный шкурный вопрос

Кожевенная промышленность испытывает острый дефицит сырья. Причина — в большой доле нелегального вывоза шкур КРС. Предлагаемый запрет легального экспорта не решит проблемы, нужен более системный и рыночный подход

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Казахстанский бизнес

Урановый листинг

«Казатомпром» планирует IPO на двух биржах: Астанинской и Лондонской.